Про больших и маленьких

Памяти известного иркутского баскетбольного тренера Владимира Чумакова, которому 10 ноября нынешнего года исполнилось бы 70 лет

Он всегда смущался, когда его называли родоначальником или, тем более, патриархом иркутского баскетбола. Вспоминал своих наставников — Бориса Прокопенко, Ивана Бурова, который, собственно, «вычислил» Чумакова-баскетболиста и дал ему прозвище — «пятнадцатый номер»; не забывал упомянуть других тренеров, стоявших, что называется, у истоков. Может, с точки зрения хронологии развития игры так и было. Но вряд ли кто возьмется оспаривать тот факт, что большой баскетбол «привел» в Иркутск именно он, Владимир Иванович Чумаков, человек совсем не баскетбольного роста — всего-то 172 сантиметра, метр с кепкой, как он сам над собой подшучивал. Между нами говоря, Иваныч все-таки приписал себе чуть-чуть роста, как уверял меня его студенческий приятель Витольд Сивохов: на самом деле у Чумакова было всего-навсего 168 сантиметров. И при этом росте он ухитрялся за счет своих длинных рук и необыкновенной прыгучести заколачивать мяч в кольцо сверху!

После окончания школы Чумаков поступил в мединститут. И естественно, сразу же стал лидером баскетбольной команды Авенира Бормашова. С новым разыгрывающим студенты-медики, что называется, прыгнули выше головы — начали выигрывать у своих самых принципиальных соперников из политеха. К слову о прыгучести: болельщицкая молва гласит, что именно Володя Чумаков первым из иркутских баскетболистов освоил (да еще как!) бросок по кольцу в прыжке. Он и, уже будучи тренером, своих подопечных, кто не вышел ростом, с присущим ему юмором наставлял: «Прыгать выше надо, ребята, прыгать! Иначе будете у соперника нюхать сами знаете что!» Исключением из правил Чумакова был Женя Саловаров, который во время броска не прыгал, а напротив — даже приседал. Коллеги подтрунивали над Владимиром Ивановичем: «Что это у тебя «четверка» на полусогнутых ногах кольцо обстреливает? Прямо феномен какой-то!» Чумаков хитро улыбался: «Это он так всех в заблуждение вводит!» Уж он-то прекрасно знал все козыри Саловарова, который своими сумасшедшими ускорениями зачастую ставил в тупик всю пятерку соперников, — Женя был подлинным королем «отрыва».

После окончания второго курса Чумаков распрощался с медициной — его уговорили перевестись в Хабаровский институт физкультуры. Как говорится — с дальним прицелом: шустрого первого номера видели сначала в качестве игрока местной команды, а затем и тренера.

Карьера Чумакова-баскетболиста оборвалась драматично.

В самом центре Иркутска, на пересечении улиц Карла Маркса и Ленина, проезжавший панелевоз «потерял» многотонную железобетонную панель, которая зацепила стоявшего на тротуаре Чумакова. Перелом двух костей голени для обычного человека, может, и стал бы в той ситуации наименьшим из зол, но для баскетболиста был равносилен смертному приговору.

Второй клинический случай произошел много лет спустя, когда «стандартный» аппендицит Чумакова из-за врачебной ошибки превратился в перитонит, едва не стоивший тренеру жизни. Вот так медицина отомстила Владимиру Ивановичу за «измену»…

Он тренировал много команд, но это был не тот случай, когда специалист разъезжает по необъятным просторам страны в поисках лучшей доли — и хлеба с маслом, кстати, тоже. По сути своей Чумаков был «домоседом», ну а если уж выражаться высокопарным слогом — патриотом Иркутска. И все его команды были, естественно, местными, иркутскими: ДСК, «Строитель», «Байкал-ИБС», «Кедр», «Ермак». Так получалось, что не тренер выбирал себе команды, а они вырастали, формировались вокруг него. Столько лет прошло с тех пор, когда наш ДСК дебютировал в первой лиге чемпионата СССР, но я и сегодня — хоть среди ночи разбуди! — не раздумывая ни секунды, назову стартовую пятерку той чумаковской команды: Андрей Новиков, Олег Батырев, Алексей Исаченко, Сергей Чеботарев, Анатолий Сологуб. И остальных ребят (со многими из них мы были, по сути, ровесниками) вспомню без запинки: Андрей Тараканов, Юра Анисимов, Сережа Теплов, Саша Старосельцев, Валера Алексеев, Виталя Минжулин, Сережа Уфимцев, Саша Король… Сегодня, честное слово, даже состав сборной России без ошибок вряд ли перечислю.

Чумаков собирал свои команды неспешно, тщательно и, я бы даже сказал, трепетно. Каждый новый баскетболист с филигранной точностью вставал у него на определенную позицию, в свое гнездо (хотел сказать — пазл, да спохватился: не было в те времена такой детской забавы, мозаика была), и в результате неизменно получалась яркая, цветная картинка, полюбоваться которой, к слову, всегда собирался полный Дворец спорта.

Интересно получалось: какого бы баскетболиста Чумаков в Иркутск ни приглашал, тот обязательно (за очень редким исключением) становился здесь своим.

Вот выдержка из интервью, опубликованного в 1998 году:

«Я всегда был приверженцем активного, быстрого, подчас, может быть, и непредсказуемого баскетбола. Мы должны превосходить соперника за счет скорости — движения, мышления. Игрок должен прежде всего думать на площадке. «Безголовых» в свою команду я не беру».

Что правда, то правда: все подопечные Владимира Ивановича были не просто думающими — на площадку у него выходила истинно творческая интеллигенция. И не надо скептических улыбок: и в баскетболе, справедливо называемом одним из самых интеллектуальных видов спорта, предостаточно игроков, у которых, опять же по выражению Чумакова, мысль не поспевает за ногами! Так вот даже в среде «творческой интеллигенции» особо выделялись Чумаковым два игрока, которых он не просто любил — боготворил: это Анатолий Сологуб и Евгений Ощепко. Оба «больших» были настоящими тяжеловесами, практически не бегали и еще реже — прыгали. Но зато так бесподобно «читали» игру и быстро принимали решения, так умело выбирали место на площадке, что, казалось, мяч все время сам находил их. Владимир Иванович, который искренне верил, что в его команде играют лучшие парни, называл Сологуба и Ощепко великими баскетболистами.

Команды Чумакова никогда не отличались большим ростом — у него и центровых-то, в полном понимании этого амплуа, было немного: помимо Сологуба с Ощепко, пожалуй, еще Уфимцев да Минжулин. Баскетболистов Иркутска в других городах в шутку называли футболистами. Но зато эти «футболисты» запросто могли устроить на площадке такую карусель, что их соперники попросту терялись. Чумаков, сам игравший в свое время первого номера, с особым усердием занимался подбором в команду «маленьких» — разыгрывающих. Вот их-то в обойме Иваныча всегда было, к зависти других тренеров, в избытке. Сначала Олег Батырев, Андрей Новиков, Сергей Теплов, потом — Евгений Саловаров, Толя Пугачев. Любой из них не просто был замечательным дирижером, но и мощным мотором, способным разогнать командную игру до запредельных скоростей. Ну а когда по приглашению Чумакова в родной город вернулся Володя Землянухин, выступавший несколько сезонов на Украине и заработавший там, помимо титула чемпиона Европы среди молодежи, еще и звание международника, игра иркутян и вовсе приобрела этакий баскетбольный шарм. Под стать Землянухину выглядел еще один новичок, Андрей Спиридонов, — резкий, быстрый, склонный к импровизации. Он приехал в Иркутск из Хабаровска, но за считанные месяцы стал для болельщиков своим парнем.

Невзирая на скромные габариты, чумаковские ребята никогда не давали себя в обиду.

Но даже на общем фоне выделялись Юра Анисимов и Саша Брызгалов — вот были бойцы! Для них не существовало на площадке никаких авторитетов: сами все время ходили в синяках да ссадинах, но и соперникам спуску не давали.

В отличие от многих тренеров, которые лишь декларируют свои намерения опираться на воспитанников местных баскетбольных школ, а на деле собирают в свои команды «с миру по нитке», Чумаков очень бережно относился к иркутским ребятам. Однажды мы встретились с ним на улице, и Владимир Иванович, спрятав улыбку в усы, почти серьезно произнес: «Хочешь посмотреть на моих новых центровых? Что значит, где взял?! Из-за океана привез! Приходи на тренировку…» Конечно же, я достоверно знал, что никаких новых центровых в «Строителе» не появилось — не то что из-за океана, но и ближайших окрестностей. Но на тренировку, естественно, пришел — было интересно, чем, вернее кем, хотел поразить меня Иваныч.

На площадке Дворца спорта среди знакомых фигур я увидел двух нескладных мальчишек, состоявших, кажется, из сплошных углов — локтей и коленок. «Смотри, — с гордостью сказал Чумаков, — перед тобой будущие звезды иркутского баскетбола — Илья Резник и Юрий Подшивалов! Какие красавцы, а?!»

«Красавцам» в ту пору было по 14 лет, и перед ними только-только открывался путь в большой баскетбол. Но, ей-богу, уже тогда можно было не сомневаться, что из ребятишек выйдет толк: Чумаков всегда знал, что говорил. К слову, в той первой сборной области, с которой и началось наше долгое знакомство с Иванычем, играл отец Ильи Резника — Юрий. Вот такая сложилась династия. Позднее в дружину Чумакова пришел еще один воспитанник школьного баскетбола Иркутска — Юра Ковалев.

Баскетболистов Иркутска в других городах в шутку называли футболистами

Продолжение в следующем номере.

Метки: Спорт, Иркутск

Иллюстрации: 

Владимир Чумаков всегда смущался, когда его называли родоначальником иркутского баскетбола
Владимир Чумаков всегда смущался, когда его называли родоначальником иркутского баскетбола
18 марта 1994 года. Тайм-аут «Ермака» во время матча с ЦСКА. Руководить командой Владимиру Ивановичу помогает Владимир Землянухин
18 марта 1994 года. Тайм-аут «Ермака» во время матча с ЦСКА. Руководить командой Владимиру Ивановичу помогает Владимир Землянухин