Привидений нет, клады закончились

Христина Колыгина среди сестер милосердия.

Иркутский дом офицеров готовится к реставрации

В декабре 2011 года здание Иркутского дома офицеров было передано Министерством обороны в областную собственность. Новая жизнь Дома офицеров — теперь Иркутского дома молодежи — предполагает, что он станет средоточием общественных инициатив молодежно-патриотической направленности. Сегодня решается вопрос о проекте реставрации бывшего дворца купчихи Христины Колыгиной. Вопрос реставрации — самый первоочередной и самый волнующий. Ведь дворец Колыгиной, давая приют самым разным организациям, давным-давно не знал хорошего капитального ремонта и признан ограниченно годным к эксплуатации.

Две части одного здания

Дом, который сейчас занимает угол улиц Карла Маркса и Декабрьских Событий, был изначально меньше. Крыло по Декабрьских Событий — с большим залом, лепниной, огромной хрустальной люстрой — пристроили в сороковые. Фактически дом состоит из двух частей, хотя поздняя пристройка была сделана грамотно и хорошо вписалась в ансамбль.

— И все же специалисты, которые недавно проводили обследование здания, говорят, что старинная постройка крепче, лучше, — рассказывает Анна Юткелите, директор центра социальных и информационных услуг для молодежи, фактически новый директор бывшего дворца Колыгиной.

Дворец строился после «великого иркутского пожара» на века и защищен даже от волнений стихии: под фундаментом — шарниры, которые делают дом устойчивым к землетрясениям.

Об этом свидетельствует сегодняшнее положение советской пристройки: зал на 250 мест находится в нерабочем состоянии, потолок проваливается, люстра спущена. В 2006 году от потолка оторвался большой кусок штукатурки, и огромную люстру, чтобы не рисковать, спустили на пол. В таком состоянии — все разваливается, внутри мусор и сломанная мебель — зал оставили прежние владельцы. Сегодня он законсервирован.

А вот маленький зал, построенный в старину мастерами по всем правилам театрального зала (есть здесь сцена и помещения под сценой), сохранился прекрасно.

Балкон по­-прежнему держат целехонькие атланты. Пригодны к использованию цоколь и два этажа, где размещаются общественные организации. Третий этаж дома — технический. Общая площадь — 3 тысячи квадратных метров.

— Последний директор Дома офицеров Сергей Димов передал нам документы, подтверждающие, что в 80­е годы был сделан проект реконструкции дома. Но дальше проекта дело не пошло.

Сегодня здание остро нуждается в дорогостоящей — настоящей — реконструкции. Отлетают куски штукатурки, потому что слой ее уже 10 см.

Очень мало документов советского периода, которые свидетельствовали бы о жизни здания в этот период, о том, какие ремонты и, может быть, перестройки производились.

Два года назад в здании поработали технологи, которые взяли пробы и провели замеры, необходимые для дальнейшей реконструкции. Теперь проект, предложенный центром социальных и информационных услуг для молодежи, должен пройти государственную экспертизу на безопасность. Историческую экспертизу — традиционно самую сложную, «труднопроходимую» — он уже прошел.

Общественное помещение для всех нуждающихся

История колыгинского дворца богата общественными событиями. Христина Христофоровна, унаследовав дом, никогда не жила в нем, предпочитая другое здание — которое уже более полувека занимает кинотеатр «Пионер». Во времена Колыгиной здание не имело второго этажа. Зато при нем был сад, полный самых разных растений. После революции бывшая богатая наследница переехала в деревянный дом по улице Карла Либкнехта, в котором ей, дочери купца Немчинова, почетной гражданке, опекавшей общину сестер милосердия и щедро жертвовавшей Красному Кресту, выделили две комнатки.

— Знакомая мне иркутянка, Анна Михайловна Мазова, рассказывала, что в этом доме Колыгина доживала свои годы, — рассказывает иркутский историк, создатель многих сибирских музеев Иван Иванович Козлов.

Дворец свой Колыгина сдала обществу приказчиков, которое прославилось в свое время отличным бильярдом. В советское время, после национализации дворца в 1921 году, здесь размещались разные учреждения, в том числе наркомат иностранных дел Дальневосточной республики, Реввоенсовет Красной армии, университет марксизма­-ленинизма. После 1925 года, когда дворец отдали военным, здесь появились разного рода военные и патриотические кружки, кружки для детей.

В последние годы кружков меньше не стало. Но руководство Дома офицеров вынуждено было пускать коммерческих арендаторов, для того чтобы иметь средства поддерживать дом в рабочем состоянии.

— Как рассказывал прежний директор, Министерство обороны отпускало деньги только на зарплаты, — рассказывает Анна Юткелите, принявшая дела у последнего «военного коменданта» дома.

На сегодняшний день покинуть здание попросили только коммерсантов: страховую компанию, ювелирную и обувную мастерские, турагентство. Музей боевой славы по­прежнему принимает экскурсантов. Все общественные организации сохранили свое право пользоваться помещениями. Детская киностудия работает.

— Даже если люди заходят с одноразовыми проектами, мы готовы их поддержать хотя бы тем ресурсом, который имеем, — помещением. Но популярность этого здания так высока, что подавать заявку на проведение мероприятия нужно за месяц, — предупреждает директор.

Превращение Дома офицеров в Дом молодежи, пообещала Анна Юткелите, гарантирует, что никто не потеряет право им пользоваться. Наоборот, там откроется ресурсный центр, где будет возможность для всех молодежных (и не только молодежных) организаций устроить встречу, поработать. А когда отремонтируют большой зал на 250 мест, будет где проводить крупные мероприятия. Пока же молодежные организации пользуются залами вузов или концертными залами.

Легенды колыгинского дворца

— А привидений у вас здесь не водится? — шутливо спрашиваем у Анны Ивановны.

— Нет, не встречали.

— А кладов вы здесь не находили?

— Мы не находили. А вот Сергей Димов рассказывал, что один нашли в коридоре возле печной трубы, а другой в какой­то крысиной норе...

Устная традиция донесла до нас информацию о трех кладах дома Колыгиной. Один из кладов засвидетельствован — хоть и косвенно — историками и коллекционерами. Никто не присутствовал в тот момент, когда клад открывали. Но по Иркутску долгое время ходили золотые монеты, вызывая азарт у коллекционеров.

— Я помню, какой­-то ремонт делали тут в шестидесятые. Делали, конечно, солдаты — здание ведь принадлежало Министерству обороны. И как­то в обеденный перерыв крутился там мужичок. Может, ветеран войны. Он предложил нескольким солдатикам выпить. А потом говорит: «Ударьте в эту стенку». Один ударил — стена сломалась. Но когда солдаты потянулись к ней, то упали — в водку дед что­-то подмешал. После того как очнулись, нашли рядом несколько золотых монет. Клад в стене был, и мужичок об этом знал. Может, работал в доме когда­то… Мне повезло, я эти монеты в руках подержал, — рассказывает Иван Козлов. — Деда этого, знавшего про клад, искали, но не нашли. А монеты из клада ходили по рукам еще долго.

Среди исторических легенд особняком стоит легенда о том, что Колчак играл здесь, в доме приказчиков, в бильярд, составлявший в те времена славу этого места.

— Рядом с Домом офицеров, через дом слева, два двухэтажных особняка. На первом — мемориальная доска конструктору вертолетов Камову. Там жил его, Камова, отец. И вот в этом­то доме квартировал у своего брата­-доктора Андрей Матисен, участник полярной экспедиции барона Толя. Матисен и Колчак дружили, оканчивали одно училище, участвовали в одних экспедициях. Когда Колчак приезжал в Иркутск (всегда ненадолго, самый длинный его визит был пятидневным, когда он прибыл венчаться), он играл в бильярд в обществе приказчиков. Сергей Димов рассказывал мне, что его отец лично играл с Колчаком...

Из знаменитых, рассказывает Иван Иванович, здесь бывал еще Сергей Киров. Киров после выхода из тюрьмы в 1908 году нелегально приехал в Иркутск, где занимался подготовкой забастовки печатников и восстановлением сети большевистских организаций.

Куда денут военную технику?

С Домом офицеров вроде бы все понятно, его ждут хорошие перемены. А что будет с выставкой военной техники под открытым небом, которая расположена рядом с колыгинским дворцом?

Анна Юткелите говорит, что она, вероятнее всего, останется на своем месте, ведь Домом молодежи взят курс на патриотизм и патриотическое воспитание. Выставку открыли к 55­летию Победы при губернаторе Борисе Говорине, о чем свидетельствует памятная доска. Она — прекрасное дополнение к музею боевой славы, который собирался силами военнослужащих иркутян. 135 экскурсий в год принимает этот музей.

— Минимущество сейчас выясняет принадлежность участка земли, на которой техника установлена. Исторически эта земля, а также здание рядом с домом принадлежат усадьбе Колыгиной. Но юридически у них другой собственник, — говорит Анна Юткелите.

Выставка к тому же расположена недалеко от машиностроительного завода им. Куйбышева, где во время войны собирали боевую технику для фронта. И в Иркутске еще живы люди, работавшие в сороковых годах ради победы. На выставке, в частности, представлен миномет, который среди четырех тысяч других собрал один из ветеранов предприятия во время войны вместе со своим напарником. Теперь на машину, собранную дедом, ходят с гордостью смотреть внуки.

Метки:
baikalpress_id:  91 937