Природа за деньги

Ежегодно на Байкале отдыхают туристы со всего мира. Кого-то влечет романтика неизведанного, кого-то — уникальная природа и живописные виды священного озера.

Только в прошлом году на территории Прибайкальского национального парка «Заповедное Прибайкалье» побывали 32 тысячи человек, большинство — летом. Листвянка, Ольхон, Бугульдейка, Большое Голоустное, Аршан — это лишь малый список полюбившихся туристам мест отдыха. С 2013 года за посещение Прибайкальского парка начали взимать плату, причем все официально — на основании Федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях».

Средства нужны на уборку

О том, сколько стоит посещение Прибайкальского национального парка и куда идут собранные деньги, «Пятнице» рассказал начальник отдела туризма и рекреации ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» Василий Мальцев.

— Василий Юрьевич, а вы часто выезжаете на природу, на Байкал?

— В последнее время бываю на природе только в командировках, и то недолго. Сейчас у нас пиковая нагрузка на выдачу разрешений на посещение Прибайкальского национального парка. Очень много задают вопросов. В среднем на одного человека тратится около десяти минут, чтобы разъяснить все правила посещения, расценки, на каком основании взимается плата, почему и куда тратятся средства.

— Какие сейчас расценки?

— За посещение Прибайкальского нацпарка нужно заплатить 90 рублей в сутки с человека, 45 рублей — с пенсионеров и подростков от 7 до 14 лет, дети до 7 лет и ветераны всех категорий — бесплатно. Проезд одного транспортного средства оплачивается единовременно и составляет 250 рублей за все время пребывания на территории парка. Взимание платы — не наша блажь, оно регламентировано Федеральным законом «Об особо охраняемых природных территориях», изменения к которому вышли в 2013 году и вызвали бурю негодования у населения. На ООПТ действует режим особой охраны, и посещение их гражданами должно осуществляться с разрешения администрации этих территорий.

—Многих интересует: на что все-таки тратятся собранные средства?

— Все средства, которые поступают, уходят обратно в территорию. Большая часть всех денег тратится на уборку и вывоз мусора. Наша территория — 1,3 млн гектаров, 590 км береговой линии. И везде отдыхают люди, отовсюду нужно вывезти мусор. К примеру, в поселке Хужире на Ольхоне практически каждый двор принимает туристов. Соответственно, от туристической деятельности остается много мусора. Поэтому КамАЗ для вывоза отходов мы гоняем иногда по нескольку раз в день. За год уборка территории «Заповедного Прибайкалья» обходится нам примерно в 3 млн внебюджетных средств. Нам всегда можно сделать запрос и получить официальный ответ, чтобы посмотреть, куда уходят получаемые от граждан деньги. Кроме того, очень много забирает тушение пожаров от сухих гроз, ветра, плохо затушенных костров. Получается, что человек заплатил 90 рублей за посещение, после его костра огонь разошелся по территории, как итог — мы затрачиваем 50—60 тысяч на тушение. Сейчас везде 1-й класс пожарной опасности. Пожары на территории все затушили, но загореться может в любой момент. Чтобы избежать печальных последствий, необходим контроль за туристическим потоком. А оставшиеся средства тратятся на обустройство инфраструктуры. Конечно, пока она у нас незначительная, мы этого не скрываем, но каждый год помаленьку выстраиваем. Уже оборудованы места стоянок, пикниковые точки.

— Как информируете население? Ведь до сих пор не все знают, что за вход на территорию нужно платить.

— Поток туристов показывает, что на тысячу человек не ознакомлены с правилами всего несколько. Вся информация есть на нашем сайте, на тропах мы устанавливаем информационные аншлаги со ссылками на федеральный закон. Однако их часто уничтожают. Недавно в районе Больших Котов установили аншлаг, на следующий день нарушители замазали его краской.

— А как наказываете незаплативших?

— Если инспектор встретит человека, у которого нет разрешения на посещение национального парка, ему грозит штраф.

— Но он же не знал.

— Незнание закона не освобождает от ответственности. Кроме того, инспектор не может на месте принимать оплату от туриста, лишь составить на нарушителя протокол по статье 8.39 Кодекса об административных правонарушениях, что грозит штрафом от 3 до 4 тысяч рублей.

— А где можно приобрести разрешение?

— В лесничествах и центральной конторе. В Листвянке на Горького, 2, в Большом Голоустном на Свердлова, 40, на острове Ольхон в поселке Хужире, в Бугульдейке, Маритуе, в порту Байкал. В Большой Речке в лесничестве. В скором времени планируется оплата по безналу на сайте.

— Разрешение действует на всей территории Прибайкальского национального парка или только на территории, где было выписано?

— Пропуск действует на всей территории парка. Кстати, если у вас есть какие-то сомнения, настоящий ли перед вами инспектор, вы всегда можете попросить его предъявить удостоверение. На нем есть индивидуальный номер, печать Прибайкальского национального парка и фотография сотрудника. Пару лет назад были случаи, когда неизвестные вымогали деньги у туристов за вход на территорию парка. Люди платили и даже не просили показать документ. Так что будьте внимательны! Инспектор не имеет права брать у вас деньги на месте, оплата производится только на стационарных постах, он всегда должен предъявлять свое удостоверение, а по всем вопросам можно обратиться к нам в ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» по адресу: Иркутск, Байкальская, 291б. Позвонить по телефону 350-153 или написать на почту: tour@baikal-1.ru.

Несмотря на то что плата за въезд на территорию Прибайкальского и Тункинского национальных парков берется уже три года, горожане часто с удивлением узнают об этом только при встрече с инспектором природоохраны, когда им выписывают внушительный штраф. Так произошло и с иркутянкой Валентиной, которая в начале июня вместе с друзьями шла вдоль Байкала из Листвянки в Большие Коты.

— Очень красивая дорога вдоль Байкала, мы ходим там уже много лет, — рассказывает девушка. — Каково же было наше удивление, когда нас остановили работники Листвянского лесничества со значками и удостоверениями и сказали, что за посещение этой территории каждому нужно было заплатить 90 рублей. В итоге нас оштрафовали на три тысячи, хотя мы даже не были осведомлены, что посещение этих мест стало платным, никакой информации, таблички, объявления по дороге нам ни разу не попалось. В отделе туризма и рекреации ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» нам сообщили, что информирование населения проводится каждый год перед началом летнего сезона.

— Вся информация есть на нашем сайте http://baikal-1.ru в разделе «Туризм: правила посещения», — отмечают сотрудники Прибайкальского национального парка. — Что касается информационных аншлагов, то они на территории парка установлены. К сожалению, не в наших силах ежедневно контролировать целостность каждой таблички, ведь нередко находятся люди, которые их ломают или закрашивают. По возможности мы их обновляем. Некоторое время назад еще одно сообщение в Интернете вызвало бурю эмоций у иркутян. «Проход до водопада на Аршане стал платным!» — возмущались пользователи соцсетей. И это несмотря на то, что посещение Тункинского нацпарка стоит 100 рублей с человека. Как нам пояснили в ФГБУ «Национальный парк «Тункинский», тропу к водопадам на реке Кынгырге руководство парка в прошлом году передало в аренду частному предпринимателю, который вызвался благоустроить территорию, обновить мост и лестницу, установить ограждения по экологической тропе. Плату в 50 рублей предприниматель берет по своей инициативе за оказание информационных услуг и за буклеты, которые распространяются на месте. То есть оплата эта добровольная, а посещение водопадов по-прежнему бесплатное.

Первый раз о платных нововведениях в Аршане «Пятница» писала пять лет назад. Тогда в редакцию звонили иркутяне, жители других регионов и жаловались, что за посещение водопадов на Кынгырге стали брать деньги: на уборку и обустройство территории, тропинок и мостиков. Никто не против заплатить на благо природы, только вот внешний вид «просящих» не внушал доверия и чек при оплате не давали

  • Готовы платить за чистоту

Сегодня мы спросили у иркутян: «Готовы ли вы платить за посещение природы?»

Татьяна:

— Я готова заплатить демократичную сумму, если будет уверенность, что деньги будут использованы по назначению. Если это кемпинг, то я рассчитываю получить комфортное место для палатки, дрова и мешки для мусора.

Кирилл:

— Я готов, но мне нужны доказательства того, что эти деньги будут потрачены по назначению. Если этих доказательств нет, то тогда я не готов.

Наталья:

— Я готова платить, если там хоть что-то будут делать: благоустраивать территорию, убирать и вывозить мусор, а еще отчитываться о проделанной работе. А так непонятно, куда деньги уходят.

Вера:

— Вообще не понимаю, почему мы должны платить за посещение природы? Кому и куда пойдут эти средства? Зная наш менталитет, сразу вспоминается, как Остап Бендер продавал билеты в Провал.

Анна:

— Готова, если не будет мусора. За собой я, конечно, все увезу сама.

Иллюстрации: 

Иркутянка Валентина: «Сами инспекторы признали, что на территории не установлены информационные таблички, которые предупреждали бы граждан о новых правилах, и даже информации, что мы уже зашли на территорию Прибайкальского парка, нам ни разу не попадалось. Конечно, несложно заплатить 90 рублей, но руководству нужно обязательно информировать людей обо всех изменениях в правилах посещения национального парка, тем более если за нарушение грозят такие суровые штрафы»
Иркутянка Валентина: «Сами инспекторы признали, что на территории не установлены информационные таблички, которые предупреждали бы граждан о новых правилах, и даже информации, что мы уже зашли на территорию Прибайкальского парка, нам ни разу не попадалось. Конечно, несложно заплатить 90 рублей, но руководству нужно обязательно информировать людей обо всех изменениях в правилах посещения национального парка, тем более если за нарушение грозят такие суровые штрафы»