Прилепин в Иркутске

«Евгений Николаевич, Захар, товарищ, гражданин Прилепин» — обращайтесь ко мне как вам удобно»

Российский писатель Захар Прилепин посетил на этой неделе Иркутск в рамках фестиваля «На зеленой волне», которую проводит компания «РУСАЛ». В библиотеке имени Молчанова-Сибирского Захар собрал внушительную аудиторию. Зал демонстрировал незаурядное знание произведений и неподдельный интерес к мнению культового автора по поводу актуальных политических вопросов. Свою встречу с читателями Прилепин, видимо, предвосхищая вопросы, начал вот с такого обращения: «Когда в 2003 году я написал свою первую книгу, я подписал ее Захар Прилепин, поскольку этим псевдонимом пользовался несколько лет, работая в газете журналистом и редактором. Вообще, Захаром звали моего деда, а потом деревенские звали так моего отца, несмотря на то, что он был Николаем. После первой книги я уже не мог как-то по-другому подписывать вторую. Если вам хочется обратиться ко мне по имени и отчеству, то лучше зовите меня Евгением Николаевичем, как записано в паспорте. Можете также обращаться ко мне — Захар, товарищ, гражданин Прилепин. В общем, кому как удобно».

О рефлексии Тараса Бульбы

Захару Прилепину сорок лет. Он написал 15 книг. Сам автор выделяет из общего перечня роман «Обитель», ставший лауреатом премии «Большая книга». Любители литературы благодарят за «Леонида Леонова», вышедшего в серии ЖЗЛ. По собственному признанию автора, столп советской литературы — Леонов с детства был им глубоко любим и почитаем. В итоге родилась книга.

Еще Евгений Николаевич Прилепин — уроженец деревни Ильинки Рязанской области, любит свою страну, считает развал СССР величайшей трагедией в истории России и к советскому прошлому относится с большим пиететом. Из этой любви к Родине родилось увлечение политикой и публицистикой, хотя, по собственному признанию, никакой политической карьере он не привержен, в Госдуму не собирается («не люблю сидеть на заседаниях»), но друзей по партии «Другая Россия», которые участвуют в выборах, поддерживает и словом, и делом. Своих леворадикальных взглядов Прилепин не скрывает, скорее, даже популяризирует. Являясь помощником президента ДНР Александра Захарченко, он, естественно, обладает неким ореолом борца за национальную идею (по словам Владимира Путина, именно патриотизм является сегодня национальной идеей номер один). Патриотика благодаря писательскому дару Евгения Николаевича пропитывает и книжные страницы произведений Захара Прилепина. Но в силу искренности и убежденности автора она не вызывает у граждан, перекормленных в советские времена псевдопатриотизмом, привычного раздражения. Вообще, осмелюсь предположить, что секрет популярности Прилепина не в его книгах: в современной литературе немало хороших писателей и далеко не все они либералы. Феномен Прилепина сродни феномену Шнурова, и массы он привлекает тем, что не врет. Режет вот так вот человек «с трибуны» правду-матку, какой бы болезненной она ни была, а народ слушает и внимает, поскольку сам так же примерно думает и изъясняется в схожей манере. Поэтому Прилепин собирает залы, где рядом сидят очень пожилые и совсем еще юные люди, и все одинаково восторженно аплодируют в ответ на ироничное замечание о том, как сегодня выпускники школ сдают ЕГЭ (ведь в глубине души каждый осознает, что с этим ЕГЭ что-то не так).

Еще Прилепин вызывает интерес своей нетипичной для русского интеллигента манерой монолога и диалога: мало общих фраз, нет самолюбования и сибаритства. Он конкретен, деловит, говорит быстро, может категорично оборвать оппонента, может высказать обидную, с позиции обывателя, точку зрения. В ответ на высказывание интеллигентной дамы о том, что герои его книг лишены характерной для русской литературы рефлексии, Прилепин безапелляционно заявил, что женщина заблуждается: «Русская литература весьма разнообразна, и если вы мне объясните, чем отличается рефлексия Тараса Бульбы от рефлексии сына его Остапа, то я буду вам очень благодарен. Существует огромное количество текстов, где рефлексия из области раскольниковского невротизма выведена в область жизненного поведения.

Например, Гришка Мелихов не склонен к рассуждениям, как Андрей Болконский, но мы не менее остро ощущаем его душевную боль. Его метания от белых к красным, от Аксиньи к Наталье, его внутреннее неприятие войны выражается не через размышления, их в романе меньше четырех страниц, а через страсть, ярость…»

Если бы Евгений Николаевич Прилепин был литературным героем (а он, кстати, им стал в своей новой книге «Семь жизней»), то эти слова в полной мере можно было бы отнести к нему самому. Захар — человек действия, судя по всему, начисто лишенный «раскольниковского невротизма». В это сложно поверить, ведь всякому русскому время от времени страсть как хочется порассуждать о «разумном, добром и вечном», и как Васисуалию Лоханкину, являющему собой высочайший пример рефлексирующего представителя литературной классики, подчеркнуть свою роль в мировой революции. Очевидно, в случае с Прилепиным свое действие возымели семейное воспитание и военное прошлое. Отец Евгения — Николай Прилепин умер, когда сыну было 16 лет. «Когда он умер, я понял, что он со мной ни разу не разговаривал, используя догматический инструментарий. Он никогда не говорил: сынок, делай так, потом что это хорошо, а вот так не делай, поскольку это плохо. Он просто жил рядом со мной и делал то, что считал правильным».

О сочетаемости риторики и практики

В середине 90-х Прилепин стал омоновцем и, как скупо пишут интернет-источники, «с 1996 по 1999 год принимал участие в боевых действиях на территории Чеченской республики». Подробности — в «Патологии» — книге, впервые изданной в 2005 году и затем многократно переизданной. Об отношении к чеченской войне говорит само название. По словам автора, «если вы думаете, что на войне можно завести какие-то сложные душеспасительные разговоры, то вы ошибаетесь, рефлексии там выражаются в жертвенности, достоинстве, героизме или трусости…»

Вот эта тяга к поступку, к действию характерна для Прилепина — человека и писателя. Образ его мыслей неотличим от образа его поведения, и эта нетипичная для русской загадочной души черта вызывает уважение. Сам он, рассуждая о национальной идее, подчеркивает, что во все времена сложно переоценить значение сочетаемости практики и риторики, особенно на самых высоких уровнях государственной власти. Несовпадение слова и дела ведет к самым разрушительным последствиям, о чем свидетельствует история Советского Союза, который, по словам Прилепина, «захлебнулся во внутреннем ханжестве» и люди просто перестали всерьез воспринимать все то, что транслировали съезды КПСС, так как это не имело ничего общего с реальной жизнью. И сегодня риторика, по мнению писателя, увы, далека от практики.

Именно приверженность практике позволила Евгению Прилепину так продуктивно использовать свои уже прожитые 40 лет — чего стоят одни только книги, а еще есть телевидение, где он ведет популярные программы, есть общественная деятельность, есть работа в команде Захарченко, есть семья, в которой растут четверо детей. В планах — новые книги (две — «Все, что должно разрешиться…» и «Семь жизней» — в этом году вышли в издательстве АСТ).

«Семь жизней» Захара Прилепина

Сейчас Прилепин работает над новыми историческими хрониками «Взвод: офицеры и ополченцы русской литературы». Свою задачу автор видит в том, чтобы развеять миф о пацифизме русских литераторов.

— Воевали не только Лермонтов, Толстой и Гумилев, что общеизвестно, — отмечает автор хроник, — но и Батюшков, и Державин, и Бестужев-Марлинский. Причем участвовали не только в отечественных
войнах, а воевали везде, где только можно было. Я взял 21 биографию, и мне это крайне интересно. А в Госдуму мне не интересно…

Жизнь, как написал сам Прилепин в книге «Семь жизней», — это «сад расходящихся тропок, когда человек встает на одну, а мог бы сделать шаг влево или шаг вправо и прийти… куда-то совсем в другую жизнь; эта книжка — попытка сходить во все стороны, вернуться и пересказать, чем все закончилось». «Утром выхожу к реке и трогаю воду, совсем чуть-чуть прикасаясь к ней, двумя пальцами, иногда тремя, иногда: щепотью.

Мало кто на земле чувствует себя так же хорошо, как я.

Просыпаюсь и думаю, как же мне хорошо. Засыпаю и думаю: хорошо. Не спрашиваю отчего.

Не прошу ничего нового. Тихо прошу: оставь все как есть хотя бы еще немного.

Не ломай ничего, Господи. Даже не дыши…»

Если вы думаете, что на войне можно завести какие-то сложные душеспасительные разговоры, то вы ошибаетесь, рефлексии там выражаются в жертвенности, достоинстве, героизме или трусости…

Захар Прилепин

  • Что почитать

В 2003 году были опубликованы первые произведения Захара Прилепина (сейчас у него 15 книг). Среди наиболее популярных — романы «Обитель», «Санькя», «Патологии», «Черная обезьяна». Кроме того, Захар Прилепин — обладатель премий «Большая книга», «Национальный бестселлер» и многих других.

Захар Прилепин (Евгений Николаевич Прилепин) окончил филологический факультет Нижегородского госуниверситета. Работал разнорабочим, охранником, затем служил в ОМОН. В 1996—1999 годах принимал участие в боевых действиях в Чечне. После отставки из рядов МВД ушел в журналистику и писательство. На ТВ Прилепин ведет популярные программы «Соль» и «Чай с Захаром». В первой Прилепин беседует с отечественными музыкантами на волнующие общество темы, при этом 85% эфира отдано живой музыке. Во второй — ведущий общается с представителями интеллектуальной элиты. Кроме того, Прилепин является помощником президента Донецкой Народной Республики Александра Захарченко
Захар Прилепин (Евгений Николаевич Прилепин) окончил филологический факультет Нижегородского госуниверситета. Работал разнорабочим, охранником, затем служил в ОМОН. В 1996—1999 годах принимал участие в боевых действиях в Чечне. После отставки из рядов МВД ушел в журналистику и писательство. На ТВ Прилепин ведет популярные программы «Соль» и «Чай с Захаром». В первой Прилепин беседует с отечественными музыкантами на волнующие общество темы, при этом 85% эфира отдано живой музыке. Во второй — ведущий общается с представителями интеллектуальной элиты. Кроме того, Прилепин является помощником президента Донецкой Народной Республики Александра Захарченко
Загрузка...