Приговор по долгострою

12 февраля судья Куйбышевского районного суда Иркутска вынес вердикт бывшему руководителю Управления капитального строительства Иркутской области Павлу Таюрскому. За превышение должностных полномочий при строительстве школы в поселке Атагай Нижнеудинского района и Ледового дворца в Иркутске в 2011 году он получил четыре года колонии общего режима. Из-за действий чиновника областной бюджет потерял 150 миллионов рублей.

Показания не давал

О том, как проходило расследование громкого уголовного дела, мы поговорили с заместителем руководителя второго отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Иркутской области подполковником юстиции Надеждой Карнауховой.

— Надежда Ивановна, как следствие оценивает вынесенный судом приговор?

— Я не могу оценивать судебные решения, но если исходить из действующего Уголовно-процессуального кодекса, данный приговор полностью соответствует требованиям закона и содеянному. Санкция статьи, вменяемой подсудимому по двум эпизодам преступлений, предусматривает до 4 лет лишения свободы. Приговор был вынесен судом путем частичного сложения наказаний. При этом были учтены смягчающие обстоятельства, его положительные характеристики.

 — Наверное, в этом уголовном деле были свои тонкости и сложности…

— Дело вызвало широкий резонанс, ведь речь шла о крупной сумме незаконно потраченных бюджетных средств, выделенных на строительство двух объектов. 23 и 25 декабря 2013 года на основании материалов, поступивших из прокуратуры Иркутской области, были возбуждены два уголовных дела по ч. 1 ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий». Первое было связано со строительством школы в поселке Атагай Нижнеудинского района, второе возбудили по факту незаконного авансирования и последующих перечислений денег за невыполненную работу по строительству Ледового дворца. В первом случае Таюрскому вменялось перечисление денег подрядчику ООО «Востсибстрой», начальником которого на тот момент являлся Артик Мовсисян, во втором — незаконное заключение аванса и перечисление 139 миллионов рублей подрядчику ООО «Спецстрой-7», руководил которым Максим Ковпак. Впоследствии оба уголовных дела были объединены в одно производство. В отношении подрядчиков также были возбуждены уголовные дела. 

— А как вел себя обвиняемый на следствии? Он признавал свою вину?

— Будучи допрошенным как свидетель по делу Мовсисяна, он настаивал на том, что подписывал акты, которые проверялись его подчиненными, упирал на то, что, как руководитель, он не мог отслеживать каждый объект самостоятельно и знать, какие виды работ выполнены. Когда мы установили в его действиях состав преступления и его статус был изменен со свидетеля на обвиняемого, он не признал вину и отказался давать показания, сославшись на ст. 51 Конституции РФ. Что касается строительства Ледового дворца, уголовное дело изначально было возбуждено в отношении Таюрского, и здесь его позиция была аналогичной — полный отказ от дачи показаний и непризнание вины. Ни о каком сотрудничестве со следствием и раскаянии речи не шло. 

— Так куда же в итоге ушли бюджетные деньги? Они были кем-то присвоены?

— Павел Таюрский обвинялся в превышении должностных полномочий, а незаконно перечисленные средства были похищены и израсходованы подрядчиками, поэтому в их отношении были возбуждены уголовные дела по фактам мошенничества. Фактически они выдавали невыполненные работы за выполненные, за что незаконно получали деньги, которые в дальнейшем расходовали по своему усмотрению. Невозможно было отследить, на что конкретно они были потрачены. На данный момент суд рассмотрел дело в отношении Мовсисяна, прекратив его за сроком давности уголовного преследования. Уголовное дело, возбужденное в отношении Ковпака, сейчас рассматривает Свердловский районный суд Иркутска. Могу отметить, что в ходе расследования уголовного дела в отношении Ковпака мы установили решения арбитражных судов. Выяснилось, что с 2013 года ООО «Спецстрой-7» фактически находилось в стадии банкротства. Был выявлен факт незаконного выведения Максимом Ковпаком денег из ООО «Спецстрой-7» на аффилированные фирмы именно в период производства работ по государственному контракту по строительству Ледового дворца.

— Над какими еще уголовными делами, связанными со скандальным долгостроем — Ледовым дворцом, работает сейчас следствие?

— По факту долгостроя за весь период его строительства с 2000 года сегодня возбуждено и расследуется уголовное дело по ч. 1 ст. 293 УК РФ «Халатность». Следствием проверяется причастность должностных лиц администрации Иркутска и правительства Иркутской области к незаконному расходованию бюджетных денежных средств за весь период строительства Ледового дворца. Если виновность должностных лиц будет установлена, им будет предъявлено обвинение.

  • Уже не верится

Сегодня мы спросили у иркутян: «А вы верите, что Ледовый дворец достроят?»

Нелли Ивановна:

— Вряд ли. Сколько уже его можно строить? Сейчас начальника стройки осудили. Все равно он наверняка будет сидеть в лучших условиях. Вот вернули бы лучше деньги обратно и достроили бы дворец — хоть дети бы там катались, занимались. 

Вера Афанасьевна:

— Уже не верю в то, что достроят. Сколько можно-то? Это уже строительство с бородой. А хотелось бы, конечно, чтобы доделали. Внуки растут, ходили бы туда. 

Олеся:

— Не знаю. Но мой муж не уверен. Он, как строитель, говорит, что за столько лет там конструкции, наверное, уже сгнили и надежнее снести его и построить заново. Я бы не повела туда своего ребенка, зная, что здание может обрушиться.

Светлана:

— Уже хорошо, что начальника стройки наказали. Конечно, я бы очень хотела, чтобы Ледовый дворец достроили. Там бы интересные мероприятия проходили, как, например, в Ангарске. 

Ира:

— Нет, не верю. Сколько лет уже идет это строительство, и все никак не могут закончить! Знаю, что Таюрского осудили на прошлой неделе. Хорошо, конечно, что наказали. Но слабо верится в то, что стройку доведут до конца. Слишком долго все тянется.

Загрузка...