«Приезжайте немедленно! Я охранник президента!»

Одного из главных свидетелей по делу Киселевой, 19-летнего  Никиту Сокова, в суд приведут принудительно

В Октябрьском суде города Иркутска продолжается рассмотрение громкого дела Юлии Киселевой, которая в июле этого года, двигаясь по улице Байкальской на огромной скорости, допустила столкновение с автомобилем «Тойота-Хайлендер», стоявшим на светофоре. Итогом страшной аварии стала гибель двух мужчин. На прошлой неделе во время судебного заседания были допрошены свидетели ДТП, заведующая лабораторией, где проходила освидетельствование Юлия Киселева, и технический директор фирмы «Мерседес-Иркутск». Планировался допрос ключевого свидетеля — пассажира «Мерседеса» Никиты Сокова, но выяснилось, что парень бесследно исчез.

«Какие проблемы?»

Первым был допрошен Андрей Быков, сотрудник службы безопасности бара-ресторана «Бродвей». По своей работе он нередко сталкивался с Юлией Киселевой — время от времени девушка отдыхала в данном заведении с компанией. По словам Андрея Быкова, претензий к ее поведению не было. В день аварии Юлия не заходила в клуб-ресторан, но именно в тот день претензии к ней возникли.

—  Она подъехала к «Бродвею» на «Мерседесе» и, не увидев  указателей, заехала на пешеходную зону, которая находится возле бара-ресторана. Я вышел, постучал в окно «Мерседеса». Реакции не было. Постучал еще раз, и девушка открыла мне окно. Я объяснил ситуацию, попросил отъехать туда, где стояли машины в ряд. На что девушка мне ответила: «Какие проблемы? Я встала нормально». Я вежливо повторил ей свою просьбу. После этого она подняла стекло и отъехала. Запаха алкоголя я от нее не почувствовал, не обратил внимания и на ее состояние. Просто сам поступок — наезд на пешеходную зону — показался мне странным. В салоне с ней находился молодой человек в синем костюме.

К Любови Виноградной, заведующей лабораторией иркутской клинической больницы № 3, у прокурора было несколько вопросов.  

— В вашей лаборатории проводился анализ крови подсудимой Киселевой на алкоголь?

— Да, так же как и всех остальных, поступившим в тот день. Впоследствии кровь Киселевой и ксерокопии журнала с результатом анализа изымались сотрудниками полиции.

— Согласно результатам анализа, в крови Киселевой содержится 1,8 промилле алкоголя. Время доставки крови в лабораторию могло повлиять на количество алкоголя в крови?

— У нас анализы, сделанные за сутки, хранятся в лаборатории. Утром их берет исследовать врач. В принципе, разница между свежевзятой кровью и кровью, которая пролежала некоторое время, в данном контексте несущественна и составляет сотые доли промилле. Даже если возник какой-то спорный случай и кровь повторно исследуется на второй день, результаты практически не меняются. Анализы же хранятся в закрытом виде в холодильнике.

Загадочное исчезновение главного свидетеля

Далее был вызван технический директор иркутского «Мерседес-центра» Евгений Белый. Как только произошла авария, в Интернете появилась информация, что стрелка спидометра «Мерседеса» замерла на цифре 160. Не все этому поверили. «Как можно нестись по центру города с такой скоростью?» — недоумевали люди. Однако этот факт, показавшийся многим слухом и преувеличением, оказался правдой.

— Стрелка спидометра в момент ДТП показывала 160 километров в час. Означает ли это, что с данной скоростью автомобиль двигался в момент столкновения? — спросила специалиста прокурор.

— Это косвенный признак, — сначала уклончиво ответил Евгений Белый. —  Было сделано предположение, что в момент ДТП все приборы автомобиля были обесточены и показания, которые были на щитке до аварии, остались.

— Могла стрелка подняться по инерции, от столкновения, от толчка?

— Это маловероятно. Стрелка электронная, у нее нет прямых механических взаимосвязей с другими органами двигателя, — констатировал специалист.

Во время суда был опрошен водитель автомобиля «Тойота-Аллион». Его машина тоже стала участницей аварии, но сам мужчина не пострадал, он пытался спасти людей из «Тойоты-Хайлендер». Владельцу «Тойоты-Аллион» и владельцу «Тойоты-Кресты», тоже пострадавшей в ДТП, семья Юлии Киселевой передала деньги на ремонт — 80 и 250 тысяч рублей соответственно. Материальных претензий к водительнице «Мерседеса» они не имеют. Ходатайство и расписки,  в которых отражены эти факты, адвокат подсудимой попросил приобщить к делу. Суд в этой просьбе не отказал.

Еще один свидетель аварии в суд не явился, поскольку находился в Израиле. Судья зачитала его показания.

Во время следствия мужчина рассказал, что после ДТП его внимание привлек молодой человек, который звонил в скорую и кричал в трубку: «Приезжайте срочно! Я сотрудник охраны  президента России!» Как оказалось впоследствии, это был Иван Киселев, бывший муж водительницы «Мерседеса». О подробностях его допроса газета «СМ Номер один» уже рассказывала.

Что же касается Никиты Сокова, главного свидетеля аварии, и событий, ей предшествующих, то дела здесь обстоят весьма странно: телефоны молодого человека недоступны, по месту прописки он не проживает. Парень загадочным образом исчез. Судья приняла решение привести важного свидетеля в суд принудительно. Судебные приставы должны будут его разыскать.

Все свидетели аварии, уже выступившие в суде, ссылаясь на шоковое состояние, говорят, что не почувствовали от Юлии Киселевой запаха алкоголя.  По словам потерпевших, только Никита Соков в своих показаниях рассказал, какое количество виски употребила Киселева до аварии. Исчезновение ключевого свидетеля вдовам погибших мужчин кажется очень странным.

Потерпевшие предполагают, что на Никиту оказывается давление.

Все свидетели аварии, выступившие в суде, ссылаясь на шоковое состояние, говорят, что не почувствовали от Юлии Киселевой запаха алкоголя. Только Никита Соков, в момент аварии находившийся в «Мерседесе», говорил о виски, которое пила Киселева. Но сейчас Соков исчез, его найти пока не могут.
Все свидетели аварии, выступившие в суде, ссылаясь на шоковое состояние, говорят, что не почувствовали от Юлии Киселевой запаха алкоголя. Только Никита Соков, в момент аварии находившийся в «Мерседесе», говорил о виски, которое пила Киселева. Но сейчас Соков исчез, его найти пока не могут.
ДТП произошло на улице Байкальской в ночь на 27 июля. Юлия Киселева на «Мерседесе» врезалась в «Тойоту», в которой находились подполковник МВД, начальник уголовного розыска отдела полиции № 4 Альберт Соколов и бизнесмен Денис Матвеев. Оба погибли.
ДТП произошло на улице Байкальской в ночь на 27 июля. Юлия Киселева на «Мерседесе» врезалась в «Тойоту», в которой находились подполковник МВД, начальник уголовного розыска отдела полиции № 4 Альберт Соколов и бизнесмен Денис Матвеев. Оба погибли.
Загрузка...