Прервал молчание

Борис Говорин вновь вышел в публичное пространство

Борис Говорин. Председатель горисполкома, мэр Иркутска, губернатор. Человек-эпоха. Несомненно, это так, что бы кто ни говорил. Время его работы во власти было очень непростым; достаточно вспомнить ГКЧП, парламентский кризис 1993 г., экономические реформы, которые разрушили прежний уклад жизни, дефолт 1998-го… И сам Борис Александрович был человеком очень непростым, поэтому у него было много врагов. Но надо понимать, что в тех условиях ему подчас приходилось действовать очень жестко и решительно, потому что иначе было нельзя. После ухода из большой политики Говорин словно взял обет молчания. В течение последних десяти лет он практически нигде не выступал и не давал никаких комментариев. Но в прошлый четверг, после многолетнего перерыва, Борис Александрович принял приглашение выступить перед участниками иркутского клуба публичной политики.

Разрушитель мифов

Сам факт появления Говорина перед публикой стал своего рода сенсацией, поэтому на встречу пришли не только молодые члены клуба, но и мастодонты региональной политики.  Борис Александрович отлично выглядел, совсем не постарев за те десять лет, что прошли после его ухода. Держался очень бодро, все два часа он ни разу не присел. На вопросы отвечал прямо, без всяких околичностей и не скрывая эмоций, что было непривычно для нынешней молодежи.  

Первый вопрос экс-губернатору был несколько провокационным: Ножиков и Говорин. Почему Ножиков остался в памяти народным губернатором, а Говорин — хозяйственником? 

Обидно? Конечно. Но Борис Александрович не растерялся: «А кто вам сказал, что мой имидж хуже, чем у Ножикова? И по каким критериям определяется имидж народного губернатора?» 

Пауза. 

Затем Говорин сказал то, что до него не осмеливался сказать ни один публичный политик, потому что Ножиков — фигура мало того что легендарная, но и неприкасаемая: «У Юрия Абрамовича была и есть достаточно блестящая группа поддержки, которая сосредоточила в своих руках все информационные ресурсы, и, безусловно, эта группа пропагандирует его только с позитивной стороны. Оставляя за кадром тот факт, что Ножиков, уходя в добровольную и неожиданную отставку, бросил Иркутскую область в тяжелой ситуации». 

В зале повисла тишина. Особенно интересно было наблюдать изумленные лица молодых людей, которые вообще об этом времени знают только по рассказам и публикациям. А экс-губернатор спокойно продолжил тему своего имиджа, напомнив, что в то время вокруг его имени активно циркулировали разные слухи, дескать, у Говорина есть какие-то автозаправки, магазины, и пора его отправить на нары. Затем он снова обратился к залу: «Уважаемые господа, если у кого-то из вас есть информация, где находятся мои заправки и магазины, я бы хотел их увидеть, потому что хочу получать от того пользу».

Говорин напомнил, что работал на посту мэра и губернатора в самое тяжелое и переломное время, как сейчас говорят — лихие девяностые. Пережил ГКЧП в 1991 году и расстрел Верховного Совета в 1993-м, дефолт в 1998-м.

В стране полная разруха, люди по десять месяцев не получали заплату, задолженность по зарплате в регионе составляла два триллиона рублей, задолженность по пенсиям — 480 млн рублей, детским пособиям и компенсациям — 600 млрд. «А что такое зарплата? Это судьба учителей, врачей, всех». Стояли почти все предприятия: «Усть-Илимской лесопромышленный комплекс был приватизирован Ходорковским. Во время встречи он сказал, что этот бизнес вести не будет, и уже ликвидировали дивизион. Мы его с большим трудом запустили, но тут же нарвались на реакцию профсоюзного комитета, который организовал забастовку. И я стоял перед рабочими и говорил: «Друзья мои, если завод не работал, как он может платить заплату? Он же должен произвести и продать продукцию. Я с вами, но нужно, чтобы завод заработал». Постепенно предприятия встали на ноги, зарплаты стали платить ежемесячно. При Говорине впервые в России было принято решение не менять тарифы на тепло и электроэнергию в течение года, для того чтобы бизнес мог планировать свою работу. «Мы ввели практику целевых программ. Была программа компьютеризации всех школ, обеспечения спортивным инвентарем. Занимались поиском инвесторов для развития. Привезли в Усолье президента компании KNAUF. Добились перевода БЦБК на производство небеленой целлюлозы, что снизило нагрузку на окружающую среду. В 1992 году освободили авиазавод от налогов, потому что у него не было ни одного заказа». 

— Поэтому не будем оценивать народность Ножикова и Говорина, — закрыл тему Борис Александрович. — Мне кажется, оценка публичного человека должна исходить не из тех слов, которые он произносит, а из тех дел, которые он оставляет после себя. Словами сыт не будешь. 

В продолжение темы большого гостя спросили, нет ли желания написать мемуары. Борис Александрович ответил отрицательно: 

— Мое наследие — это то, что построено и служит людям: троллейбусные линии, микрорайоны Юбилейный, Первомайский, Университетский, Диагностический центр, Центральный рынок, госпиталь ветеранов войны и труда, мост через Ангару. А мемуары для чего? Чтобы на полке лежать? 

Эпоха варягов: мы сами этого добились

Участников клуба очень интересовало отношение Бориса Говорина к реформе исполнительной власти и ее последствиях. Напомним, в 2005 году Владимир Путин отменил выборы губернаторов. К тому моменту в Иркутской области противостояние разных политических кланов и финансово-промышленных групп достигло апогея. Каждая группа тянула одеяло на себя. Естественно, у Говорина было много врагов, которые сопротивлялись его возможному назначению на третий срок. Многие, наверное, помнят, с какой тревогой ждали решения Путина. Кого же он назначит? Именно тогда началась эпоха губернаторов-варягов: Тишанин, Есиповский, Мезенцев. 

По мнению Бориса Александровича, мы сами создали эту ситуацию. Не оказалось у нас людей, которые ставили бы интересы государства выше личных, способных брать на себя ответственность за судьбу региона: «Поэтому Москва абсолютно спокойно будет и дальше назначать любого человека. Да, варяги! Мы добились этого результата!» 

Но самое страшное, считает Борис Говорин, это утрата преемственности:

— С варягами в область приезжало огромное количество разных людей, они менялись со страшной силой. А кадры, которые здесь родились и выросли, получили образование, которые были способны взять на себя ответственность, были отвергнуты. 

В результате начался мощный отток молодых людей, которые должны были определять будущее Иркутской области. Например, тот же Андрей Буренин, который является председателем правления фонда «Сколково». Увы, эта цепочка передачи опыта управления прервалась. 

— Я глубоко сожалею, что это происходит, — сказал Говорин, — очень глубоко. Я горжусь своими родителями, бабушками и дедушками, они мне создали условия для получения образования, чтобы я состоялся. А сегодня я страдаю из-за того, что, уходя из этого мира, я не могу гарантировать этого своим внукам. Вот в чем философский вопрос. 

Строители против энергетиков

Еще одна интересная тема — иркутские кланы. Они до сих пор не могут успокоиться. Продолжают бессмысленную борьбу, грызутся как пауки в банке. Участники встречи попросили ветерана иркутской политики подробнее остановиться на теме групп влияния и их разрушительной роли. Борис Александрович в этой теме большой эксперт, поскольку все кланы формировались на его глазах.

Итак, по словам Говорина, внутри региона существуют четыре клана. Во-первых, это старые партийные кадры, многие из которых стали бизнесменами. Во-вторых, это энергетики, обладающие мощным ресурсом на всей территории области. Следующая группа — немного ослабевшая, но не сдающаяся — это строители. И четвертая — это люди, которые заняли ключевые посты в массмедиа. Также есть внешние силы: администрация президента и различные финансово-промышленные группы, которые имеют своих представителей в заксобрании, городских думах, могут влиять на ситуацию через СМИ. Отсутствие консолидации между этими группами приводит к печальным последствиям, регион теряет свой статус. «Мы дискредитируем сами себя, показывая федеральному центру неуверенность в своих ресурсах». 

Уважайте выбор народа

Еще одна интересная тема — отношение Говорина к прошедшим губернаторским выборам, с учетом давнего соперничества с Сергеем Левченко. Напомним, на выборах 2001 года Левченко проиграл Говорину всего два процента голосов. И до сих пор многие уверены, что результаты тех выборов просто нарисовали с помощь отключения электричества в «сером доме». Впрочем, сам Говорин категорически отверг такую возможность. По его словам, о подтасовках не может быть и речи.  Что касается нынешних выборов, Борис Александрович полностью удовлетворен их итогами: «Выбор населения — самая сильная социология. И если так проголосовали граждане, значит, они решили, что Левченко — лучшая кандидатура. И надо его поддерживать с учетом того, что он избран народом и от его решений зависит наша судьба. И если мы снова начнем бороться, то опять итог будет печальный». 

Но еще более удивительной оказалась оценка деятельности Сергея Ерощенко, имя которого неразрывно связано с эпохой Говорина. Напомним, что родной брат Сергея Ерощенко — Николай был заместителем Бориса Александровича с 1997 года. Тем не менее во время встречи Говорин довольно четко дал понять, что он против того, чтобы бизнесмен стал губернатором: «Все разговоры, что он отдал бизнес в доверительное управление, роли не играют. Он лежит и не спит, думая, как его акции работают. И он все будет делать, чтобы создать преференции — прямые или косвенные — для своих предприятий. У нас еще нет культуры капитала. Нет капиталистов, которые бы прошли длительный путь и сформировали некую философию, правила игры. Поэтому в ситуации с Сергеем Владимировичем мы увидели все изъяны. Надо обеспечить северные перевозки? А у него в собственности авиакомпания, и нужно делать субсидирование перевозок и обновлять парк самолетов. И все мы попадаем в среду, которая зловоние источает. Сегодня представитель бизнеса у руля Иркутской области — это опасная ситуация. Как и получилось с нашим последним губернатором». 

Был и вопрос о причинах столь долгого молчания после ухода из политики. Перед тем как ответить, Говорин вздохнул:

 — Почему я молчал? Да потому что, когда я вернулся из Монголии, меня не радовали ни люди, ни атмосфера. Честно… 

Экс-губернатор также признался, что он живой человек и его больно ранили специально запущенные слухи о магазинах и заправках. Поэтому такая настороженность имеет серьезные основания. 

Встану и буду служить

Был еще интересный момент, когда молодой член КПРФ спросил, не пора ли уже признать, что курс на капиталистический путь развития был для нашей страны ошибочным? В качестве подтверждения он сообщил, что по итогам референдума 1993 года Иркутская область не поддержала Ельцина. 

Борис Александрович неожиданно коммуниста поддержал, сказав, что многие с этим выводом согласятся, независимо от своего мировоззрения:

«Мы пошли по пути разрушения всего. Нам говорят, что наши бабушки и дедушки, оказывается, не те песни пели, не туда ходили… Произошел гуманитарный и нравственный разрыв между поколениями». 

Тут в зале послышались реплики оппонентов: «Референдум показал другие результаты!» Однако Борис Говорин их остановил и призвал к спокойствию: «Ну да, есть и такая трактовка тех событий. Человек честно сказал, что представляет компартию, и что мы сейчас начнем возражать? Он сказал, значит, есть такое мнение. Давайте учиться уважать». 

Парадокс: Борис Говорин совершенно четко и определенно дал понять, что не является поклонником реформаторов и сожалеет, что страна пошла по пути разрушения всей системы, и что в КПСС на тот момент не оказалось своего Дэн Сяопина, который смог бы заняться реформами, не ломая надстройки. Но при этом он весь из той эпохи. Только эпоха больших перемен могла вытолкнуть наверх такого человека — харизматичного, яркого, принципиального, волевого, где-то даже резковатого, имеющего свое мнение и не боящегося его высказывать. 

Но время подобных политиков закончилось с наступлением стабильности. Такие яркие люди не вписываются в вертикаль власти. Сейчас нужны преданные и желательно незаметные исполнители. Выросло целое поколение молодых людей, которые ничего другого в своей жизни не видели и принимают такой стиль руководства как норму. Конечно, общение с руководителем образца 90-х произвело на них огромное впечатление. 

Под конец встречи Борис Говорин объяснил, почему он все-таки решил прийти и поговорить с молодежью: «В приглашении было сказано: «Мы хотели бы служить городу и области». И я пришел и встал рядом, и мы будем служить». И это было так не­обычно и так искренне, что зал буквально взорвался аплодисментами. 

И это все о нем

Борис Александрович Говорин родился в 1947 году. Окончил Иркутский политехнический институт, Высшую партийную школу и Сибирско-американский факультет Иркутского государственного университета. В 1990 г. избран председателем горисполкома Иркутска, с 1994 года — мэр, в 1997—2005 годах — губернатор Иркутской области, почетный профессор Иркутского государственного университета, почетный гражданин Иркутска, почетный гражданин Иркутской области, академик РАЕН, в 2006—2009 гг. Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Монголия.

Иллюстрации: 

Борис Говорин во время разговора с участниками клуба публичной политики. Очень жаль, что невозможно передать атмосферу этой встречи: эмоции, интонации, выражение глаз. Борис Александрович продемонстрировал такой уровень открытости и свободолюбия, какой и не снился нынешним политикам
Борис Говорин во время разговора с участниками клуба публичной политики. Очень жаль, что невозможно передать атмосферу этой встречи: эмоции, интонации, выражение глаз. Борис Александрович продемонстрировал такой уровень открытости и свободолюбия, какой и не снился нынешним политикам
Архивное фото. 1995 год. Мэр Иркутска Борис Говорин и губернатор Юрий Ножиков в салоне троллейбуса на открытии 10-го маршрута (улица Волжская — Синюшина Гора). Для того времени это было огромным событием
Архивное фото. 1995 год. Мэр Иркутска Борис Говорин и губернатор Юрий Ножиков в салоне троллейбуса на открытии 10-го маршрута (улица Волжская — Синюшина Гора). Для того времени это было огромным событием