Повесился на гвозде

Неожиданное продолжение получила история в Ангарске, где покончил жизнь самоубийством молодой человек; следствие полагает — довели из-за квартиры

 Редкий случай: две недели назад в городе нефтехимиков арестовали мужчину, обвиняемого в доведении до самоубийства. Задержание подозреваемого прошло по сценарию боевиков — с применением силовой поддержки ОМОН. О том, что вменяют в вину ангарчанину и кто оказался потерпевшим, корреспонденту «Копейки» рассказал старший следователь СО города Ангарска СУ СК России по Иркутской области Василий Черноусов.

Первого августа этого года на одном из дачных участков в ангарском садоводстве «Энергетик-2» обнаружили тело 19-летнего Николая Мальцева (здесь и далее имена участников событий изменены в интересах следствия).

Из-за отсутствия состава преступления участковый даже не стал возбуждать уголовное дело. На трупе не было повреждений и кровоподтеков, а судмедэкспертиза выявила только борозду на шее, которая говорила о том, что парень умер от удушения. Вызывал смущение, правда, тот факт, что повеситься молодой человек сумел на гвоздике, вбитом в стену. И тем не менее все говорило о том, что Николай покончил жизнь самоубийством. Его похоронили — и, казалось, на этом печальная история исчерпала себя. Однако через полтора месяца после похорон в следственный комитет Ангарска обратился сводный брат умершего, Дмитрий. Он написал заявление с просьбой выяснить все обстоятельства гибели Николая и настаивал, что поводов обрывать свою жизнь столь страшным способом у парня просто не было. Более того, пострадавший располагал трехкомнатной квартирой, которая странным для его родственников образом перешла в собственность неизвестных людей.

Николай Мальцев рано остался сиротой. Его отец пропал без вести в начале 2000-го, а через три года, после продолжительной болезни, скончалась мать. Тринадцатилетний подросток жил с опекунами — ими стали родители одного из его друзей. Старший, Дмитрий, в то время уже достиг совершеннолетия, более того, у него уже были собственная семья и квартира, которая перешла ему от его родного отца. Однако у братьев была одна мама, от которой в наследство им в равных долях досталась трехкомнатная квартира в 82-м квартале.

Когда младшему исполнилось 18 лет, старший брат подарил ему свою долю в маминой «трешке», после чего Николай вступил в права наследования имуществом.

Он простился с опекунами и переехал жить в свою собственную квартиру. Как рассказывал Дмитрий, брат не собирался продавать недвижимость. Наоборот, молодой человек планировал сделать ремонт, купить новую мебель. Правда, у него не было постоянной работы (Николай подрабатывал то охранником, то разнорабочим), но ведь вся жизнь была еще впереди...

— В это же время начали происходить удивительные вещи, — рассказывает старший лейтенант юстиции Василий Черноусов. — Во всяком случае, по документам. Не прошло и года с тех пор, как парень стал владельцем недвижимости, и вдруг он оформил доверенность на совершение всех сделок от своего имени на постороннюю 35-летнюю женщину — гражданку Алиеву.

Как стало известно следствию, с Алиевой Николай практически не общался, зато был знаком с ее мужем — Ахмедом Алиевым (несмотря на азербайджанские корни, и Ахмед, и его супруга — коренные ангарчане). Когда Алиева в первый раз вызвали дать показания, мужчина рассказал, что познакомился с Николаем в автосервисе, где Алиев работал неофициально, после чего начали дружить. Дружба была странная, поскольку Мальцев периодически делал для «друга» какую-то работу — например, копал картошку. Кроме того, Алиев сообщал, что Николай был наркоманом, употреблял спайс, однако эта информация не подтвердилась. Следствию показалась подозрительной также и разница в возрасте между мужчинами — 16 лет.

— Что это за дружеские отношения, вспыхнувшие так внезапно? — задается вопросом следователь Черноусов. — Да и квартиру, даже самым близким друзьям, вряд ли кто подарит просто так…

Со слов Алиева, Николай просто мечтал переехать за город и построить дом.

Мол, он сам принял решение продать квартиру, а поскольку его друг Алиев вызвался помочь, оформил доверенность на его жену. Не увязывается с этими показаниями еще один факт: дачный участок в СНТ «Энергетик-2» был куплен за месяц до продажи квартиры. Да и сделка по приобретению участка была оформлена даже не на потерпевшего, а опять-таки на жену Алиева. Продавец участка позже рассказал, что Мальцева в глаза не видел, общался либо с Алиевым, либо с его женой. (Кстати, сам участок тоже не был пределом мечтаний для человека, решившего жить за городом: четыре сотки, на которых стоят только сарай и покосившаяся теплица, обошелся Алиеву всего в 100 тыс. руб.).

В конце июля трехкомнатная квартира была продана за 1200 тыс. руб. по той же схеме — продавец общался только с Алиевыми. Со слов последнего, якобы сразу реальный владелец, Николай Мальцев, получил 800 тысяч. Оставшиеся средства он должен был получить в сентябре. Но после осмотра места происшествия и жилища никаких денег там, равно как на счетах и вкладах, у Николая найдено не было. Также парень ничего не приобрел за это время.

Как отметил брат погибшего, в последнее время у Николая разладились отношения с родней: он был подавлен, говорил о каких-то угрозах в его адрес, не встречался с братом.

Именно поэтому о смерти Николая Дмитрий узнал лишь спустя полтора месяца (тело Николая обнаружил сам Алиев с друзьями, они же его и похоронили). Сегодня в качестве потерпевшего выступает уже Дмитрий, благодаря вмешательству которого и было возбуждено уголовное дело. В ином случае, надо полагать, все махинации Алиева прошли бы как по маслу.

— На самом деле доказать виновность по статье 110 УК РФ («Доведение до самоубийства») очень сложно, — говорит Василий Черноусов. — На практике такие дела редко доходят до суда, однако мы будем стараться доказать причастность Алиева к смерти Мальцева. Ведь это вопиющий случай: в том сарае, куда переселили парня, он даже зиму бы не пережил…

На данный момент следственным отделом города Ангарска СУ СКР по Иркутской области Ахмеду Алиеву предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение») и ст. 110 УК РФ («Доведение до самоубийства»). В первом случае наказание подразумевает 10 лет лишения свободы, во втором — пять.

Осталось лишь объяснить, почему задержание Алиева был столь эффектным. Дело в том, что у следствия появились подозрения в причастности этого гражданина к организованной преступной группе Ангарска под названием «95-й квартал». Это означало, что он может быть вооружен и опасен. После того как Алиев начал скрываться от правоохранительных органов, уехав из города и отключив все телефоны (это произошло после того, как ему надо было пройти проверку на полиграфе), и было принято решение о его задержании. Это произошло 3 ноября при помощи отдела по борьбе с тяжкими и особо тяжкими преступлениями УМВД России по Ангарску и бойцов ОМОН.

На данный момент задержанный Алиев находится в СИЗО № 6 города Ангарска. Следствие по делу продолжается.

Загрузка...