Потомки Чингисхана

Сегодня в рубрике «Моя родословная» — история семьи Валентины Пастуховой, краеведа из поселка Большого Голоустного

Сложно представить, но Валентина Николаевна Пастухова знает свою родословную до 18-го колена! Несколько лет назад они всей семьей составили свое генеалогическое древо, и до сих пор родственники подходят и еще вписывают на лист ватмана имена живших когда-то предков. «Пятница» никак не могла пройти мимо такого уникального случая, который по численности почитаемых поколений превосходит все ранее описанные семьи.

Лист ватмана с нарисованной от руки схемой родового древа я увидела в сувенирной лавке в Большом Голоустном. Рассказать о своем многочисленном роде, который корнями уходит к самому Чингисхану, согласилась руководитель кружка бурятской культуры, краевед Валентина Николаевна Пастухова.

— Буряты делились на четыре основных рода: булагаты, эхириты, хоринцы и хонгодеры. У каждого племени была своя территория, границы были естественными — по горе, скале, ущелью или реке, — начинает она. — Буха Ноён — мой предок в 18-м поколении! Он жил здесь, в Сибири, но отличался от других своих братьев отвагой и решительностью. По легенде, он был темником у Чингисхана в XIII веке (то есть военачальником тьмы — тысячного войска в Золотой Орде. — Прим. авт.).

У Буха Ноёна был сын Булагат. Народ сложил легенду о нем: Булугат родился в результате связи небесного создания, сивого быка Буха Ноёна, с дочерью хана. Хан рассердился на дочь и велел избавиться от ребенка — мальчика положили в железную люльку и выстрелили ею на западную сторону Байкала. Буха Ноён понял, что его сын в опасности, примчался к нему. Поблизости жили племена хотогонов и атагатов — по десять юрт в каждом. И были там две шаманки — Асухан и Хусыхан. Они заглянули в будущее и узнали, что у Хусыхан появится сын, и пошли его искать. Сестры нашли люльку на берегу Байкала, а рядом сивого быка. Асухан провела обряды жертвоприношения Буха Ноёну и забрала ребенка себе. От него и пошло племя булагатов.

Когда Булагату было пять лет, он бегал на берег и играл с мальчиком и девочкой, которые выходили из вод Байкала. Вторая шаманка тоже захотела ребенка и задумала поймать детей. Только вот девочка выскользнула из рук и скрылась в Байкале, а мальчик остался жить с Хусыхан. Его нарекли Эхиритом и он стал родоначальником племени эхиритов. 

Следующий легендарный пращур — Сорьёл, предок Валентины Николаевны в 12-м колене.

В марте 1673 года он пришел из Кудинской долины, что недалеко от Усть-Орды, на берег Байкала с тремя сыновьями: Хэнсэем, Бусагаем и Баяндаем. От Бусагая пошли сыновья Шибэ и Шилынгуй, от Шилынгуя — Дарбай, от Дарбая — Хушхэн и так далее: Ераптан, Хэнсэ, Уласа, Боня, Бууза, Михала. У Михала, который в XVIII веке первый в роду принял крещение и получил русское имя, было три сына — Дмитрий, Константин и Осип и три дочери — Прасковья, Вера и Аграфена. У Николая родилось трое детей: Валентина, Жанна и Александр. У Валентины, нашей героини, тоже трое детей — Марина, Туяна и Андрей.

— Миссионеры приходили с того берега Байкала, из Посольского монастыря, жили в поселке и рассказывали местным о русском Боге. Некоторые буряты согласились принять крещение, чтобы сохранить мир. Особенно на это соглашались те, кто победнее, — русские делали им подарки, давали деньги и товар. Однако новоиспеченные православные буряты, даже если ходили в церковь, все равно чтили религию предков — шаманизм. С тех пор у нас появились фамилии: детей Михалы называли Михайловыми, Дмитрия — Дмитриевы, Константина — Константиновыми и так далее, — продолжает рассказ краевед. 

В XVI—XVII веках предки Валентины Николаевны занимались скотоводством и охотой, рыболовством и даже сеяли просо и гречку. Жили улусами, глядя на русских, дома со стайками и сараями стали строить чаще, чем юрты. Держали скотину — коров, коней, овец и верблюдов. Предки жили семьями. Например, прадед Михала жил в одном доме с тремя своими сыновьями и их женами. Дмитрий занимался хозяйством и пахал, Осип охотился и рыбачил, Константин был склонен к порядку и подсчетам, так что заведовал хозяйством, исполнял роль казначея. Со временем два брата отделились и переехали из отцовского дома, поставили срубы поблизости, стали воспитывать своих детей. Осип остался с отцом. 

Сейчас Валентина Николаевна Пастухова строит музей истории своего рода, где соберет экспонаты 18 веков — предметы мебели и домашнюю утварь, элементы национальных костюмов, вещи.

Там будет отведено место под планшет отца Николая Иосифовича (Осиповича) Михайлова, который был участником Великой Отечественной войны и вернулся с фронта с ранениями.

Николай Иосифович родился в 1921 году, был призван в армию, служил в танковой дивизии на Дальнем Востоке. Там его и встретила страшная новость, что на Советский Союз напали германские войска. Николай Иосифович был отправлен на фронт осенью 1941 года и в составе Сибирской дивизии защищал Москву от немцев.

— В одном из боев на реке 

Днепр был уничтожен практически весь взвод отца, — рассказывает Валентина Николаевна. — В живых остались двое: папа и его соратник. На открытом берегу они были отличной мишенью для фашистов, которые в упор смотрели на русских солдат и готовились расстрелять их. Чтобы спасти себе жизнь, отец и его сослуживец стали драться между собой, медленно передвигаясь к берегу. Для немцев это стало неожиданным развлечением, они смотрели, как окровавленные русские солдаты избивают друг друга, и не спешили в них стрелять. Наши заходили в воду все дальше, а потом зацепились за плывшее по Днепру дерево, которое спасло им жизнь, закрывая от пуль немцев. Так и сбежали от смерти.

С войны Николай Иосифович вернулся инвалидом — контузия глаза осколком от немецкого «Тигра», многочисленные травмы ног. Сначала он был назначен комендантом крепости Измаил, с 1946 года работал секретарем райисполкома Слюдянского района, а потом женился и переехал в село Большое Голоустное.

Валентина Николаевна Пастухова: «Нам всегда важно было знать свои корни, родственные связи до пятого колена — бурятам  не разрешалось жениться или выходить замуж за кровного родственника. Для нас главное, чтобы дети были здоровые, чтобы  их было много — хозяйство поднимать, охотиться и рыбачить, в старости ухаживать за родителями. А значит, надо избежать кровосмешения. Многодетность была традицией — в генеалогическом древе у каждого предка записано по 7—9 детей, и это только сыновья. Считалось, чем больше детей, тем крепче ты родственными связями и твой род более довлеет над другими»
Валентина Николаевна Пастухова: «Нам всегда важно было знать свои корни, родственные связи до пятого колена — бурятам не разрешалось жениться или выходить замуж за кровного родственника. Для нас главное, чтобы дети были здоровые, чтобы их было много — хозяйство поднимать, охотиться и рыбачить, в старости ухаживать за родителями. А значит, надо избежать кровосмешения. Многодетность была традицией — в генеалогическом древе у каждого предка записано по 7—9 детей, и это только сыновья. Считалось, чем больше детей, тем крепче ты родственными связями и твой род более довлеет над другими»
В семейном архиве Валентины Николаевны сохранилось немного старинных фотографий. Это объясняется отсутствием фототехники и удаленностью от столицы, где можно было ходить в фотоателье. Эта карточка датируется примерно 1940 годом. На ней — дядя Валентины Николаевны Владимир Дмитриевич Михайлов с женой. Рыбная ловля тогда немногим отличалась от наших дней,  разве что лодки были деревянными да ходили на веслах. Теперь у многих жителей поселка есть металлические современные моторные катера, ведь рыбалка по-прежнему кормит жителей байкальского поселка
В семейном архиве Валентины Николаевны сохранилось немного старинных фотографий. Это объясняется отсутствием фототехники и удаленностью от столицы, где можно было ходить в фотоателье. Эта карточка датируется примерно 1940 годом. На ней — дядя Валентины Николаевны Владимир Дмитриевич Михайлов с женой. Рыбная ловля тогда немногим отличалась от наших дней, разве что лодки были деревянными да ходили на веслах. Теперь у многих жителей поселка есть металлические современные моторные катера, ведь рыбалка по-прежнему кормит жителей байкальского поселка
Отец Валентины Николаевны Николай Иосифович Михайлов был военным и доблестно защищал родину во время Второй мировой войны. Он был танкистом и получил несколько тяжелых контузий. Когда вернулся с фронта, создал семью. В семье его почитают, помнят все его заслуги. Личные вещи, которые представляют историческую ценность, найдут место в семейном музее истории, который строят сейчас дочь Валентина и внуки
Отец Валентины Николаевны Николай Иосифович Михайлов был военным и доблестно защищал родину во время Второй мировой войны. Он был танкистом и получил несколько тяжелых контузий. Когда вернулся с фронта, создал семью. В семье его почитают, помнят все его заслуги. Личные вещи, которые представляют историческую ценность, найдут место в семейном музее истории, который строят сейчас дочь Валентина и внуки
Загрузка...