Последний полет «Бостона»

На месте захоронения летчиков установили памятник
Лена: здесь на лед  упал «Бостон».
Лена: здесь на лед упал «Бостон».

А.И.Дудин
А.И.Дудин
Н.И.Гутафель
Н.И.Гутафель

В октябре 1942 года советские летчики начали перегонку американских самолетов из США в СССР: от Фэрбэнкса (Аляска) — через Уэлькаль — Сеймчан — Якутск — Киренск — до Красноярска. По маршруту более чем в шесть тысяч километров за 32 месяца летчики пяти полков эстафетно доставили почти 8000 самолетов. При этом погибли 112 сталинских соколов. Из них 15 — на территории Иркутской области...

Экипаж

Первая перегоночная зима выдалась на редкость морозной. Американская техника подвела: резина крошилась, масло густело, а бензин не воспламенялся (правда, позже эти дефекты союзники исправили). В авиационной промышленности издавна применяют дюритовые шланги — особой прочности, с плотной металло-тканевой оплеткой. Но даже дюрит наших морозов не выдержал...

Никто не знает, когда появилась крошечная трещинка в дюритовом соединении маслосистемы. Может быть, это был изначальный брак — еще на американском заводе. Может быть, дюрит треснул в канадском небе. Или в сырости над проливом Беринга. Или уже над нашей территорией. Техники не заметили. И бомбардировщик А-20Б «Бостон» с бортовым № 13103 добрался до Киренска.

7 декабря 1942 года. Аэродром Киренск. 5-й перегоночный полк. Группа самолетов поднялась, встала в круг, ожидая лидера. И экипаж занимает места в кабине.

Командир — капитан Дудин. Родился в Петербурге. Рабочая семья. С первой попытки летчиком не стал. Бегал по 5 километров, купался до октября. Окончил Ленинградскую военную школу летчиков. Искал экипаж Гризодубовой на Дальнем Востоке. В газете писали, что Дудин где-то сел на одно колесо, чтобы спасти больного. Участник войны с белофиннами в 1940 г. С немцами воевал на Южном фронте. Был ранен. С 28 августа 1942 г. — на трассе АЛСИБ: лидер 5-го ПАП.

Штурман — капитан Гутафель. Родился в Моршанске Тамбовской губернии. В армии с 1929 года. Окончил военную школу имени ВЦИК. В 1939 году — школу летчиков-наблюдателей. С 20 июня 1940 года — штурман эскадрильи 93-го дальнебомбардировочного авиаполка. На трассе с 22 ноября 1942 года: старший штурман эскадрильи.

Воздушный стрелок-радист — старший сержант Исмагилов (его фото в архиве не нашлось). Родился в Карабалыкском районе Кустанайской области Казахской ССР. На трассе с 28 августа 1942 года...

Они взлетели и повели группу на Красноярск.

Первая катастрофа

В это время злополучная трещинка увеличилась, масло стало подтекать. Примерно минут через 40 полета, когда течь стала угрожающей, сработал датчик: прибор показал, что давление масла в правом двигателе падает. Тут не до раздумий!

Дудин быстро передает лидерство, докладывает на землю и принимает решение — возвращаться. Он развернулся. Но двигатель без масла работать не может. От сильного перегрева «сердце» заклинило…

Теоретически «Бостон» способен «тянуть» на одном моторе. А чтобы умолкнувший двигатель не мешал (его лопасти вращаются вхолостую), винт «флюгируют»: лопасти ставят «ребром» к набегающему потоку. От этого сопротивление воздуха снижается — пилоту легче управлять машиной.

Но это — теория. А на практике расклад такой: 10-тонный самолет (с полным запасом горючего) и — больной мотор. Хоть винт и зафлюгирован, а долго такой полет продолжаться не может. Надо скорее снижаться и подыскивать место для вынужденной посадки.

Дудин выбрал заснеженное русло Лены. Вот под крылом мелькнула деревушка, кажется, Марково… Он прицелился. Трудно держать штурвал и педали: самолет страшно раскачивается и норовит уйти вправо…

Высота великовата… Нужен еще заход. Дудин дал газу, разворачивая самолет. Но машина вдруг вырвалась и свалилась на крыло! Со страшным ревом «Бостон» грянулся на лед Лены и вздыбил снежный фонтан!

В Иркутской области на трассе АЛСИБа это была первая катастрофа. Из восьми...

Они это видели

В 60-х годах марковский учитель Сергей Николаевич Красноштанов приохотил школьников к краеведению. Через военкоматы им удалось разыскать: в Ленинграде — сестру командира Антонину Ивановну Редину, а в Красноярске — его дочь Людмилу Александровну Матвееву. Позже откликнулась и вдова штурмана — Ольга Тимофеевна Гутафель.

А еще ребята записали очевидцев. Вот, например, что рассказала Мария Степановна Чупрова (Наумова):

«...В тот день мы работали на гумне, молотили хлеб. На обед пришли домой. Когда раздался сильный гул — выскочили из дома. А там падает самолет. Он задел крылом за бугор и грохнулся на лед. Кругом снежная пыль. Все побежали туда и увидели страшную картину: рука с часами лежит на льду. Два летчика были мертвы, а один был еще жив.

Взрослые (Сергей Ефимович, Екатерина Ивановна Чупровы и другие) понесли его на носилках в сельсовет. В деревне врача не было. Но дома гостила студентка Киренского медучилища Октавия Павловна Чупрова. Думали, что Октя окажет медицинскую помощь. Но не успели донести: летчик умер…»

Запоздалая встреча

Экипаж схоронили на сельском кладбище: к деревянной тумбочке с красной звездой приладили обломанную лопасть винта, на табличке написали: «Память о вас сохраним в веках. Штурман — капитан Гутафель Николай Иванович (1911—1942 гг.), старший летчик — капитан Дудин Александр Иванович (1908—1942 гг.), стрелок-радист — сержант Исмагилов Тулеген Исмагилович (1917—1942 гг.)»

Лет через 20 тумбочка рассохлась. Могилка заросла. Но стараниями Красноштанова и его питомцев надгробие сделали металлическим, поставили оградку. Летом 1987 года я получил письмо от Нектария Маркова, учителя истории усть-кутской школы № 2: они с ребятами в каникулы побывали там, привели в порядок скорбное место...

Все это припомнилось, когда нынче, погожим сентябрьским днем, я стоял у обновленного захоронения летчиков. Всего-то 540 км (на самолете) до Усть-Кута да 120 — по пыльной дороге до Марково, потом на моторке через Лену, по тропе до рощицы и...

Я был потрясен: здесь, в тихой глуши, — новый памятник: такое великолепие мрамора, гранита и металла! Начальник Усть-Кутского гарнизона МЧС майор Виктор Крохта рассказал, что инициатор этого славного дела — глава Верхне-Марково Константин Власов: с местным советом ветеранов они объединили средства...

Я отошел на несколько метров и вдруг обернулся: на меня, улыбаясь, с обелиска глядел сам Красноштанов. На памятнике лаконичная надпись: «Учитель я...»

Автор благодарит за помощь Андрея Владимировича Южакова, председателя Иркутского отделения Российского военно-исторического общества, Анатолия Федоровича Юртаева, директора авиакомпании «Ангара».

Сегодня мемориал летчиков  обрел законченный вид.
Сегодня мемориал летчиков обрел законченный вид.