Посадить дерево

Умная девушка — это необязательно аттестат без троек, высшее образование потом, и тянуть, тянуть бесконечно защиту кандидатской. Хотя и среди кандидаток встречаются умные.

Но речь не о них, речь о красивых. Или считающих себя таковыми. Аня кого хочешь убедит в том, что она красивая. Уверенная в себе потому что. И когда главное — превращать недостатки в достоинства. Мужчина доверчивый. Он взглянет и пройдет мимо. А если его за рукав курточки, да вот это — нежным голосом — как пройти в библиотеку. Доверчиво. Если у девушек манеры и беззащитность. Почти наверняка все у нее получится. Ну то, что она загадала под бой курантов на Новый год. И не сразу все такие умные. Сначала, конечно, ошибки юности. Сначала Аня хотела замуж за одного. Но такие планы с такими как раз людьми возникают, скорее, от сопротивления объекта. Если бы сразу он ее замуж позвал, она, может, от него сразу бы и отстала. А он не звал, потому что у него аргумент в виде жены и ребеночка. Аня все равно настаивала, а он плакал горючими слезами — меня жена к тебе не отпустит. Тогда уже Аня принималась плакать — от бессилия. Потому что сколько можно? Столько сил, столько денег. Эти платья по подружкам ходить собирать. Чтобы каждый раз новым обликом удивить, вплоть до того, чтобы хотя бы браслетик был новый, крутить перед ним ручкой со свежим маникюром. Какие деньги на косметику, на духи тратились. Это же, если посчитать, рехнешься.

Так и проводили время — кто первым успеет заплакать. Потому и надоел он ей. Потому что молодость все-таки не для слез.

А потому и надоел еще, потому что у подружек сплошь обеспеченные женихи-мужья. Или хотя бы с перспективой. А это какой-то недогадливый даже насчет мороженого. Ничего такого, чтобы даже букетик этой дохлой мимозы к празднику. Он ей однажды ляпнул — а вдруг кто-то увидит, что я с цветами. Действительно. А она ему, кстати, подарки дарила, и он их забирал с удовольствием, хоть и делал вид, что смущен. А потом врал жене. Зато Аня в порыве и полете, и подружкам с вызовом — да, я такая, ничего не жалко. А подружки ходили к ней в гости как в театр. Посмотреть же интересно, до чего может довести человека дурость. Конечно, интересно, когда страсти, и лучше, чтобы не с тобой. Посидеть, посмотреть, поахать и быстренько домой, в размеренную свою жизнь. Раз в неделю, раз в месяц хотя бы. Они уходят, Аня остается. Поэтому пришлось срочно мужа искать. А вокруг — почти все женатые, а если неженатые, но уже чьи-то женихи практически. И не сегодня-завтра всех уведут. И останется Аня одна. Опять, что ли? А тут как раз однокурсницу встретила, никаких таких отношений дополнительных, никакая она ей не подружка, так — привет, привет. У той, видимо, тогда помрачение ума случилось, потому что с какого перепугу она принялась хвастаться и Ане рассказывать, какой у нее чудесный парень. И такой и разэтакий. Аня хотела еще пойти своей дорогой, а эта курица не отстает — пошли да пошли ко мне чай пить. Ане заняться нечем, согласилась. Пришли, и парень этот пришел, Аня потом с ним и ушла. На Аню как раз озарение нашло — терять ей нечего, а этот как раз подходящий. Все, закончились ее поиски. Бывшая однокурсница потом бегала по общим знакомым, рыдала и плакала, и кричала всем, кто хотел слушать — какая Анька сволочь последняя. Ладно,

Анька пусть будет сволочь, а ты дура, если первой встречной все отдаешь за просто так, задаром, самое дорогое. Это Анин ответ был общественности.

Но все не так просто, потому что парень этот тоже ведь был мужчина с историей. Потому что хоть он и наобещал чего-то туманного этой Аниной бывшей однокурснице, сам в это время одну любил, замужнюю. И бывшая Анина однокурсница — это способ такой уйти ему от действительности. Вроде водки. Временная анестезия. В общем, все как всегда, и все как у всех. Кто-то вечно кого-то любит. И вечно какие-то препятствия. Любят, но встречаются с другими. Или, наоборот, не встречаются, но тоскуют. Что у женщин, что у мужчин — сплошь и рядом. Зато некоторые женщины вообще не догадываются, что их не то что не любят — ими лечатся. А может, это и правильно. Меньше знаешь — лучше спишь. Потому что тогда окажется, что никакой любви нет на свете, а есть сказки народов мира. Песни, баллады. Миф о любви. А если убрать легенды и сказания, что останется? Тогда все окажутся без всех. Без надежды. А вокруг мужчин, которые не ханыги, много всегда ерунды. За ними очередь, настоящий хвост тянется из желающих. Чуть более или менее нормальный мужик, сразу объявляется куча претенденток его осчастливить. Но Аня была готова к тому, что за этого вот Алика придется побороться. Но у Ани уже опыт и еще силы. Поэтому, когда та замужняя, тайная сунулась по своей многолетней привычке ему звонить, на чем-то настаивать и что-то предлагать, Аня все объяснила ей прямым текстом. Сказала твердо — станешь звонить и лезть в нашу жизнь, я все твоему мужу скажу.

А эта женщина думала, что она роковая и самая хитрая.

Поэтому захохотала громко и не поверила. Аня не стала дальше языком молоть попусту, а просто взяла и позвонила этому мужу. Раскрыла, так сказать, все карты. А как хотели? Чтобы эта, возомнившая себя фам фаталь, продолжала бы пить кровь и тянуть деньги из Аниного будущего мужа? Аня сразу назначила Алика себе в мужья. Как уж там законный муж этой гулящей жены себя проявил, как он учил ее уму-разуму, никому неинтересно, Ане во всяком случае, но эта женщина в жизни Алика больше не появлялась. И даже когда Аня встретила ее случайно на улице, эта женщина так метнулась через дорогу, что чуть под колеса машины не попала. Это чтобы с Аней лицом к лицу не столкнуться. А другой девушке, с Аликовой работы, Аня тоже пообещала какие-то свои санкции. И еще одной, и другой — с бывшей Аликовой работы. Ну с этими, скорее, для профилактики. А то взяли моду звонить Алику — что делаешь. Аня и объяснила, что он делает в этот момент. Так что все отстали. Аня с Аликом спокойно поженились, у них родился здоровый сынок, несмотря на то что в роддоме Аню очень коробило, когда ее называли старой первородящей.

И все зажили счастливо. Правда, Аликова мама очень сопротивлялась тому, что ее назначили главной по уходу за младенцем. Но Аня сказала — уеду, сына вашего увезу и внука своего никогда не увидите. И правда в ясли-сад, что ли, отдавать на пневмонию и прочие инфекционные заболевания? Аликова мама пыталась что-то тихо лепетать про свою любимую работу. Но Аня показала ей на кроватку со спящим мальчиком — вот ваша теперь жизнь и любимая работа. Ну, потом еще были бестолковые разговоры насчет того, что Аликова мама не хочет разменивать свою большую квартиру в центре города. Аня сказала — действительно, зачем менять такую квартиру. И поэтому Аликову маму (на время, только на время!) поселили в квартиру к Аниной маме. И ничего, живут себе тихо и мирно женщины. Ругаются, конечно, время от времени, но зато у них есть тот, кто их всех помирит. Внук! Все по расписанию и по графику. Кому ехать забирать ребенка после школы, куда потом отводить, в какой кружок, а кто в это время готовит обед, убирается и стирает. И никто из них не маячит перед глазами, и все, главное, заняты. А у Ани возможность сделать нормальный ремонт. И дача же теперь. Вернее, она раньше была, но не дача, а заброшенный сарай, еще Алика дед строил, зато сейчас — живи хоть целый год на природе. В общем, планов полно, и все надо успеть, и некогда, некогда, совершенно некогда. 

Алик пришел однажды вроде вовремя и вроде с работы и вдруг начал ныть, что им нужно с Аней серьезно поговорить. Ане некогда, но она оставила все дела, села, стала внимательно слушать. И что? Алик, оказывается, встретил Люду, ту самую Анину бывшую однокурсницу, и они с Людой поняли, что любят друг друга. Через века, через года. Человек пришел нормально с работы, и вместо того чтобы сесть ужинать, несет что попало. Аня достала старую записную книжку, отыскала нужный номер и услышала голос Люды. Алло. Аня спокойно сказала — еще раз что-нибудь про тебя услышу, ноги переломаю. Алик плакал, пытался выхватить трубку, пытался, пытался, плакал, плакал. Кричал потом, что все равно уйдет. Аня спокойно подошла и стала гладить его по голове — ну куда тебе уходить? Аня столько раз видела, как плачут мужчины, что давно поняла — плачет, ничего не сделает. Грош цена этим слезам. Вспомнила, как когда-то давно тоже плакал один женатый у нее на плече и что-то там ей обещал. Или как раз не обещал. Теперь уже все неважно. Все про какую-то любовь говорят. Говорят, говорят. И где они силы находят? И время свободное, чтобы влюбиться? Столько дел. Времени вообще в обрез. Любовь… Родить сына, построить дом, посадить дерево — вот это любовь. Аня так и говорит Алику — и про сына, и про дом, и про дерево. И какой он молодец, и все он сделает правильно. В субботу как раз привезут саженцы. Ты же хотел своих яблочек-ранеток? Посадят они деревья, вырастут деревья большие-большие…

И Алик затихает. Аня гладит, гладит его по голове, и он успокаивается, засыпает, и снится ему что-то очень хорошее. А потом сон уходит, потому что Аня зовет его ужинать.

baikalpress_id:  105 138