Портреты в рамочках

Утром надо умудриться проскочить мимо зеркала. Контрастный душ, скраб, молочко для тела, бальзам, все такое нужное для молодости и здоровья. Потом — тоник и крем на лицо. Крем!

Вот на это денег никогда не жалей, Надя! Сколько они там просят в магазине, столько и выкладывай, можно ведь и под акции-скидки подгадать, накупить всего впрок, только на срок годности смотри, не забывай. Итак, крем есть, теперь волосы, чтоб форму придать. Насчет покраски тоже не стоит забывать, здесь тоже не до экономии. Вот так наэкономишь, слоняясь неизвестно по каким цирюльням, совсем лысой станешь. Наконец, завтрак. Не какие-то там бутерброды с колбасой, сыром и бужениной, нет, Надя, бутерброды теперь не для тебя. Твой завтрак, дорогая, теперь овсянка на воде и яблочко. Сиди, давись геркулесом, пей черный кофе без сахара. Чашку кофе тебе можно с утра, ну ладно, можно две. Проснулась?

Вот теперь можно подойти к зеркалу, отважно все рассмотреть: что там можно подправить. Личико… Прямо сказать, так себе личико. В других обстоятельствах — лицо как лицо. Не новое, конечно, но и не совсем старое. Обычное лицо сорокалетней женщины. Но у нее ситуация! У нее же мужчина с критическим складом ума и характера. Поэтому добавляем молодости. Первое — база под макияж. Это как хорошая штукатурка перед покраской. Тоже ведь денег стоит. Но и здесь можно сэкономить, путешествуют же приятельницы по загранкам, вот и попроси вменяемых, кто хоть чуточку соображает, прикупить тебе в дьюти-фри косметику. Хорошая, кстати, экономия выходит, на пару колгот запросто хватит. База под макияж, тональный крем. Легкий, Надя! И чуточку румян. Все. Больше ничего не требуется, пока, во всяком случае, до его завтрака. И надень что-нибудь трикотажное. Брюки, там, майка. Без этих старушечьих пеньюаров в кружавчиках и халатов фланелевых, силуэта «горбольница № 1». Когда вместо пуговок — две веревочки вокруг талии.

Быстро готовим завтрак, сервируем стол, будим любимого, игнорируем те слова, которые он произносит вместо простого «привет». Достаточно того, что ты сама пожелала ему доброго утра.

Завариваем чай. Твой мужчина пьет чай, только чай. Чай с молоком. И ест. Ест плотно. Никаких тебе как раз бутербродов, а что-то лично тобой приготовленное, вплоть до блинов. И лучше, если фаршированных. Один блин с мясом, другой с творогом. Тогда отлично. Тогда ты, Надя, молодец, и тебя, может, даже похвалят. Но вообще-то он может и котлетку съесть. Его же так мать приучила. Что завтрак с котлетками, потому что неизвестно когда он получит полноценный обед. Работа у него нервная, есть он предпочитает дома, общепиту не доверяет, домой не всегда вырвешься на дневную кормежку. Поэтому фаршированные блины на завтрак — это не придурь, а суровая необходимость. Не так, конечно, чтоб с ног валить обилием, а чтоб питательно и полезно. Ему тоже сорок, и мозги пора включать, чем ты питаешься, чтоб не трясти потом пивным брюхом.

У нее не сразу все получалось так, как хотел он. Не до того было. Раньше ведь как? Что попроще наваришь, кастрюлю, и ешь, не думая ни о пользе, ни о вкусе. Сосиски всегда выручали, пельмени. Все равно можно и сосиски найти нормальные, и пельмени. А этот мужчина сказал: я такое не ем и есть не собираюсь. Ушел и не возвращался долго. Она его искала и упрашивала вернуться. Он поставил условие — учись готовить. Пришлось учиться. Ну да, выучилась ведь. Тайком ведь даже на кулинарные курсы пошла, Интернет проштудировала, рецепты запоминала, и особенно те сайты, где хозяйки секретами делятся. Насчет того хотя бы, что готовые рыбные блюда уже не разогревают. Вот так, варишь уху — рассчитывай на один раз поесть, жаришь рыбу — тоже не грей потом. Иначе столовка получится. Ни вкуса, ни пользы. Это с мясом еще варианты возможны, а к рыбе — другой подход.

И теперь Надя столько всего знает, что впору уже и самой делиться тайными знаниями. Но здесь Надя — молчок, никому ничего не выдаст. Ну да, строгий у нее муж. Если что, может и высказаться.

Но по делу же. А других где взять? Они теперь все сплошь ханыги последние или гуляют так, что имен своих подруг не помнят, так что уже не в семьях живут, а в гостиницах. Когда и сама женщина не уверена, замужем она или нет, придет ее муж сегодня или заночует где по неизвестному ему самому адресу. А если придет, то в таком виде, что лучше бы и не приходил. А вот еще — телефон. Телефон же звонит, трубку возьмешь, а там — голоса постоянно женские. Им мобильников мало, они еще и по домашним умудряются доставать. Хихикают или вообще ржут и обзываются. А если подумать — ну какие ему женщины, а все равно спрос. Хоть пьет, хоть гуляет, все равно телефон звонит — и чужая женщина просит к телефону твоего мужа. Жуть. Прямо бои без правил. Уличные какие-то драки. Поэтому живешь и оглядываешься, ждешь, откуда тебе прилетит. Будь ко всему готовой. Ко всему. И подруги чтоб на оценку «три». А ты чтоб на оценку «пять». И не впадать в уныние и депрессию.

Всегда улыбайся! Поправилась на два килограмма — срочно худей на три. Чтоб с запасом. И чтоб в доме порядок, чтоб такая чистота, словно санэпидемстанцию ждешь. И про культурную программу не забывай. Потому что и от этого твое самоуважение зависит. Это для твоей самооценки надо в театр ходить и сидеть там в третьем ряду партера до самого конца самого заумного спектакля. И классическую музыку надо уметь слушать с грустным, все понимающим лицом, и не начинать первой хлопать истерично в музыкальных паузах, думая, что наконец эта бодяга закончилась. Ну и что, что ты ничего там не понимаешь. Музыку вообще понимают единицы, остальные сидят и, как ты, думают о посторонних совершенно делах, в лучшем случае вспоминают что-то хорошее. Вот и ты посиди, повспоминай, отдохни нормально, не суетись. Не суетись ты, Надя! Потом найдешь время, послушаешь свою любимую Алену Апину. Для души. Ладно, о вкусах не спорят. Он сказал, что в детстве его мама водила в филармонию по детскому абонементу. Поэтому и тебе, Надя, надо делать так, как делала его мама. Чтобы его мама сказала, а ты сделала. И чтобы твои родственники — только по телефону и вежливо. Или на их территории. Чтобы без этого — а вот и мы. Твои родственники ему кажутся смешными и нелепыми. Поэтому надо, чтобы никаких ассоциаций.

Чтобы ему не приходило в голову смеяться над тобой.

И чтоб без гнусных подколок: ты, Надька, копия своей тетки. А тетка, между прочим, весит, как четыре Надьки. И чтобы дочка Надина здесь не отсвечивала. Он не любит детей. Он ведь даже своих детей не любит. Он их боится. Надя это точно знает. Встречается с ними под давлением и от страха трясется. Приезжает только за тем, чтобы передать им деньги и узнать, сколько нужно в следующем месяце. Возвращается с таким лицом, словно побывал в автокатастрофе. Но такой уговор с бывшей женой — чтоб раз в месяц посещения, чтобы перед глазами брошенных им детей маячил образ отца. Подонка и предателя. Бывшую жену он тоже боится, хотя виду не подает, насвистывает что-то, когда собирается туда на встречу, но Надя видит, что у него трясутся руки и он не может застегнуть пуговицы на рубашке. Она тогда уходит на кухню, чтобы его не смущать. Потом он возвращается к Наде и молчит. Может промолчать весь вечер и следующий день. Надя к нему не вяжется, старается ходить тихо, ничем его не беспокоить и вопросов не задавать. Захочет — сам все расскажет. Или напьется. Но не сильно, а так, чтоб поплакать.

Надя садится рядом и гладит его по голове, говорит, что он хороший, такой хороший, что самый единственный и любимый.

А Надина дочка живет у бабушки, бывшей Надиной свекрови. Бывшая свекровь хочет для внучки счастья, поэтому мечтает только об одном — чтобы этот мужчина продержался у Нади подольше. Тогда и внучка будет жить хорошо. И музыкой заниматься, и рисованием. И все-все хотят какого-то счастья. Надя этого мужчину любит. Но она всех своих мужчин любила — и первого, и второго. Они тоже ее вроде любили. Какое-то время. Потом начинали больше любить водку и других женщин. Так что не получалось у Нади жить с ними и радоваться. Может, с этим у нее что-то получится. Надя приходит раз в неделю и приносит продукты и деньги, так что нечего жаловаться. Фотографировались вот недавно в ателье. Отлично они получились — внучка и бабушка. На стенку повесили новую фотографию. Там много красивых художественных портретов в рамочках. И здесь вся их жизнь: и когда год внучке был, и как в школу пошла, и на море ездили в позапрошлом году.

На будущий год хорошо бы опять поехать; Надя сказала, что денег даст.

baikalpress_id:  108 767
Загрузка...