Портрет для губернатора

Иркутский ветеран Иван Бровкин намерен передать свою картину главе региона

93-летний иркутский ветеран, военный летчик, журналист и художник Иван Алексеевич Бровкин в представлении не нуждается. Он в свое время был героем публикаций практически всех региональных СМИ, рассказывал журналистам самые разные истории из своей жизни. Борьбу не с врагами, а с чиновниками ветеран продолжил и в мирное время, когда над Байкалом нависла угроза прохождения трубы ВСТО. В период этой борьбы на митингах в защиту Байкала Иван Алексеевич плотно познакомился с Сергеем Левченко, после чего записал его в единомышленники. Этим летом он написал два портрета главы региона, один из которых непременно хочет передать губернатору лично.

Левченко домашний и официальный

— Вот портрет, который я хотел бы подарить губернатору, — с ходу показывает свою работу художник. — Это Сергей Левченко домашний. Хорошо бы было, если бы он у себя дома этот портрет повесил. Работа уже готова. Несколько месяцев я трудился над ней. Рисовал с фотографии, которую в газете нашел. На ней он улыбается, жизнерадостный.

В мае этого года Иван Алексеевич приболел, попал в больницу, а на носу парад Победы. Губернатор счел необходимым поддержать старого знакомого, пришел в больницу. На фронтовика нахлынули воспоминания разных лет. В какой-то момент он решил написать портрет главы региона.

— Я попросил заглянуть ко мне хоть на пять минут, чтобы я подкорректировал портрет. Но не получилось. Понимаю — дела. Но портрет все равно готов, — говорит Иван Алексеевич.

Плотное общение участника войны Ивана Бровкина с нынешним губернатором Сергеем Левченко началось десять лет назад, когда над Байкалом нависла угроза строительства нефтепровода. Труба могла нанести непоправимый ущерб озеру, и общественность это понимала.

— Четыре пятницы подряд мы выходили на площадь возле «Труда» на митинги в защиту Байкала. Помню, в первую пятницу на митинг пришли представители всех партий. Потом, видимо, где-то в верхах был разбор полетов, и на следующий митинг многих как ветром сдуло. А Левченко остался. Я ему чем мог помогал: плакаты делал, поддерживал. Мы стали единомышленниками.

Есть у Ивана Алексеевича еще один портрет губернатора. Он нарисован примерно в то же время. Но это портрет более официальный: глава региона изображен со строгим, целеустремленным взглядом, на алом фоне. Автор не жалует этот портрет, считает его недоработанным. И приди к нему губернатор сейчас — скорее всего, этот официальный портрет ему даже не покажет.

— Портреты трудно даются. Это долгая работа, — говорит ветеран. — Важно ведь, и чтобы на нем человек похож был, и чтобы живописно было. Больше Байкал люблю рисовать, пейзажи, натюрморты.

Автопортреты

Однако увешанная портретами квартира Ивана Алексеевича говорит как раз об обратном.

Вот портрет супруги Бровкина, Катерины. Она была предсказана Ивану Алексеевичу болгарской прорицательницей Вангой, с которой тот встретился в 1947 году. Далеко искать свою судьбу Ивану Бровкину не пришлось. После войны он поступил в Иркутске в художественное училище. Окончил его и пошел работать в другое училище, музыкально-педагогическое. Там и встретил свою любовь. С супругой фронтовик прожил 52 года, вместе они воспитали двоих сыновей. Кстати, про то, что у Ивана Бровкина будет их двое, тоже сказала Ванга.

Немало у Ивана Алексеевича и автопортретов.

— Вот моя любимая картина. Здесь я с внучками. Присел во дворе нашего дома, внуков посадил возле себя и попросил, чтобы нас сфотографировали. А потом уже рисовал по снимку. Одной из них на снимке года три, наверное; другой около семи. Сейчас они взрослые барышни. А вообще, я дед богатый: у меня четверо внучек, семеро правнуков.

Есть еще один автопортрет, под названием «Фронтовик». На нем Бровкин изобразил себя, когда ему было под 70 лет.

— По фото рисую, по памяти, и фантазия помогает, — раскрывает свой секрет художник. — Здесь важно, чтобы тебя от работы не отвлекали. Летом на даче я прихожу в лоджию, ставлю зеркало, запираюсь и рисую, чтобы никто не мешал. Не только себя рисую, но и друзей, знакомых, а потом раздаю портреты.

Рисовал Сталина

Воевал Иван Бровкин на 3-м Украинском фронте, в 17-й воздушной армии, 370-м авиаполку ночных бомбардировщиков. С однополчанами прошел через Австрию, Югославию, Болгарию, Сербию. Но даже там, во время боевых действий, тяга к творчеству у Ивана Бровкина брала верх. Он легко отказывался от боевых ста грамм и положенных сигарет в пользу рисования и игры на музыкальных инструментах. Сигареты как-то обменял на аккордеон, научился играть. А алкоголю предпочитал зарисовки. Рисовал взрывы, боевую технику, ну и, конечно, портреты сослуживцев.

— Кое-что из рисунков у меня дома до сих пор хранится. А однополчане свои портреты домой отправляли в письмах вместо фотографий.

А однажды руководство, видя художественные склонности Ивана Бровкина, доверило ему крайне ответственное дело — нарисовать портрет самого Сталина.

— Я не имел права рисовать портрет Сталина. Образования на тот момент у меня не было, а кого это тогда интересовало? Это был приказ. В стороночке нашел кусок фанеры и отчеканил портрет за два часа, рисовал с маленькой фотографии. Майор потом сказал, что получилось даже лучше, чем в печатном виде.

На этом опыт рисования властных особ у Ивана Бровкина счерпывается. Портрет губернатора в ближайшее время он собирается вручить Сергею Левченко лично.

Иллюстрации: 

«Рисовать портреты сложно», — признается Иван Бровкин. Позади художника изображена супруга, склонившаяся над работой. Чуть ниже сам Иван Бровкин в окружении внучек.
«Рисовать портреты сложно», — признается Иван Бровкин. Позади художника изображена супруга, склонившаяся над работой. Чуть ниже сам Иван Бровкин в окружении внучек.
Домашний портрет Сергея Левченко уже готов. Дело за малым — его вручить.
Домашний портрет Сергея Левченко уже готов. Дело за малым — его вручить.