Помощь будет дешевле

Ангарская пенсионерка Мария Шерстобитова через Генеральную прокуратуру России добилась пересмотра тарифов на социальное обслуживание инвалидов

Мария Васильевна уверена — за свои права нужно бороться. Даже если ты относишься к одной из самых социально незащищенных групп населения — инвалидам. В этом году пенсионерка сама, не прибегая к помощи юристов и не выходя из дома (!), добилась перерасчета тарифов на социальные услуги, предоставляемые в Иркутской области. Впрочем, это не первая и, надеемся, не последняя победа ангарчанки. В ближайшее время Мария Васильевна хочет добиться разработки и принятия стандартов социального обслуживания.

Мария Шерстобитова приехала в Ангарск более полувека назад, после окончания филологического факультета Пермского университета, работала учителем, начальником отдела кадров, организатором на базе отдыха, была профсоюзным работником. Сейчас ей 76 лет, она инвалид II группы — уже больше года не выходит из дома, так как страдает редким заболеванием — миастенией. На всю область людей с таким диагнозом чуть больше 200.

— Миастения — это слабость мышц, — объясняет она. — Глазных, жевательных, глотательных, голосовых… Не могу ходить дальше своей квартиры, так как при любой нагрузке глаза просто закрываются.

Живет Мария Васильевна одна. Невестка и две внучки, конечно, помогают, но не могут быть рядом круглые сутки, поэтому ангарчанка вынуждена прибегать к помощи социальных работников.

— Это люди с золотыми сердцами и ангельским терпением, — говорит пенсионерка. — Их клиенты — люди пожилые, и не все, к сожалению, обладают ясным рассудком. С ними сложно, но как раз они больше нуждаются в помощи.

У Марии Васильевны со здравым смыслом все отлично. Всю жизнь она сталкивалась с решением правовых вопросов, поэтому в законодательстве ориентируется не хуже юристов. Например, сумела доказать, что их многоквартирный дом обкрадывает управляющая компания.

— Мне пришлось обращаться в Роспотребназдзор, Жилнадзор, трижды в городскую прокуратуру, дважды в отдел по борьбе с экономическими преступлениями, — перечисляет ангарчанка. — Помогла мне, как ни странно, полиция. Они провели обыск в УК, арестовали на три дня руководителя, вывезли всю документацию. После этого нам сделали перерасчет за три года и вернули миллион двести тысяч рублей! Возвратили средства жителям и других домов в нашем квартале.

Марии Шерстобитовой пришлось немало потрудиться, доказывая работникам Пенсионного фонда право на получение пенсии для учителей по выслуге лет. Дело в том, что непосредственно на педагогической работе она провела менее 25 лет, все остальное — по совместительству. Но женщина знала, что это входит в основной стаж, и смогла все доказать. Пенсионерка помогала знакомым решить наследственные, банковские и бытовые вопросы: добилась, чтобы одной старушке поменяли некачественную газовую плиту — на это ушло три года, а другую женщину удалось освободить от необдуманного банковского кредита в 3,5 млн рублей.

— Пять адвокатов отказались от этого дела, — рассказывает Мария Васильевна. — Я же, как представитель, все сделала в досудебном порядке. Было сложно, но я достигла цели.

Новая ее победа касается перерасчета тарифов на оплату социальных услуг: «Нас с осени готовили к тому, что тарифы на услуги соцработников будут повышены, ведь цены на все растут.

И 31 декабря 2014 года министерство социального развития, опеки и попечительства Иркутской области подписало распоряжение о повышении. Я была ознакомлена с цифрами 16 февраля. Оказалось, что по некоторым позициям тарифы повышены от 2 до 12 раз!»

В частности, доставка продуктов стоила 1,5 рубля, стала — 10. Содействие в приготовлении пищи было 7,30, стало 19 рублей. Уборка по дому повысилась с 4 рублей 40 копеек до 28. Оплата коммунальных услуг — с 4,40 до 15.

— Казалось бы, мелочи, переживем, — продолжает ангарчанка. — Но дело в том, что многим инвалидам таких услуг требуется много. Кроме того, услуги делятся на основные и дополнительные. И если стоимость на первые не может превышать 50 процентов от суммы, которая остается после вычета прожиточного минимума, то дополнительные оплачиваются в полном объеме. Например, один час сопровождения в больницу стоит 97 рублей. Меньше трех часов это не занимает, а идем мы медленно… В день можно истратить 350 рублей на социальное обслуживание. А если люди в возрасте, колясочники? Им и мытье полов требуется, и окон, и посуды, и приготовление пищи, и вынос мусора… В итоге некоторые инвалиды платят от 5 до 7 тысяч рублей в месяц!

Еще одна проблема — в министерстве есть только перечень услуг, но нет документа, который регламентировал бы стандарты социального обслуживания. То есть нет четких указаний, какие услуги считать основными, а какие дополнительными. В итоге в ангарском центре в числе основных оставили всего… три услуги. Это покупка и доставка лекарств и продуктов и оплата коммунальных услуг. Остальное необходимо оплачивать в полном объеме.

Изучив вопрос, Мария Васильевна поняла — повышение тарифов было незаконным. В Иркутской области работает 30 комплексных центров по обслуживанию инвалидов.

Все они подчинены министерству социального развития, которое и должно их контролировать. Однако после обращения в ведомство пенсионерке стало ясно, что за тарифами там не следят. То есть каждый комплексный центр самостоятельно решает, что и сколько будет стоить. И ответа на вопрос, почему в Ангарске были многократно повышены цены на услуги, Мария Васильевна не получила.

Тогда пенсионерка обратилась в прокуратуру Ангарска, после чего ей лично сделали перерасчет по основным услугам за один месяц — с 21 июля по 20 августа. Сумма оказалась в три раза меньше. Однако женщину возмутило даже не это, а то, что по сути ничего не изменилось.

— То есть было одно обращение в прокуратуру — на него и отреагировали, — говорит она. — А как же остальные? Разве нет оснований сделать перерасчет всем инвалидам? В одном только Ангарске на обслуживании центра находится 650 человек. Ведь эти люди — самые незащищенные!

И Мария Васильевна решилась на очередную битву с чиновниками. В частности, написала в Генеральную прокуратуру, что в Иркутской области при попустительстве областной прокуратуры происходит искажение государственной социальной политики, направленное на защиту инвалидов. Генпрокуратура приняла решение — рекомендовать комплексным центрам области произвести перерасчет с 1 января 2015 года по настоящее время. Это решение поставлено на контроль.

А у нашей героини появилась новая цель — стандарты социального обслуживания. Если они будут разработаны, в перечне основных услуг будет гораздо больше позиций. А значит, жизненно важная помощь для инвалидов будет дешевле.

  • Хорошо, что рядом с нами живут люди с активной жизненной позицией, которым не все равно, что происходит вокруг них. Месяц назад «Пятница» рассказывала об иркутянах, которые через прокуратуру добились установки пандусов в своих дворах и подъездах. И сделали они это не только для себя, но и чтобы облегчить жизнь всем, кто живет рядом с ними
Метки: Жизнь, Ангарск

Иллюстрации: 

Мария Шерстобитова больше полувека живет в Ангарске. Когда-то считалась лучшим репетитором русского языка и литературы в Ангарске, попасть к ней на занятия было большим везением. Сейчас Мария Васильевна, несмотря на то что из-за редкого заболевания совсем не выходит из дома, помогает знакомым решить юридические вопросы. А совсем недавно добилась пересмотра тарифов на социальное обслуживание инвалидов
Мария Шерстобитова больше полувека живет в Ангарске. Когда-то считалась лучшим репетитором русского языка и литературы в Ангарске, попасть к ней на занятия было большим везением. Сейчас Мария Васильевна, несмотря на то что из-за редкого заболевания совсем не выходит из дома, помогает знакомым решить юридические вопросы. А совсем недавно добилась пересмотра тарифов на социальное обслуживание инвалидов