Полное погружение

Иркутский иммерсивный театр на полтора часа превращает зрителей в актеров
Текст: Людмила Измайлова , Фото: автора и из соцсетей , Пятница , № 12 от 30 марта 2018 года , #Культура
На фото — трактир постоялого двора, в котором заправляет его хозяин Ляксей. Массивные деревянные столы и лавки, брутальная барная стойка с самоваром и стеллажом, где в свете тусклых ламп поблескивают банки с солеными огурцами, помидорами и маринованными грибочками. По вечерам трактир — одна из главных локаций постановки, а днем он работает как обычная, но весьма атмосферная чайная
На фото — трактир постоялого двора, в котором заправляет его хозяин Ляксей. Массивные деревянные столы и лавки, брутальная барная стойка с самоваром и стеллажом, где в свете тусклых ламп поблескивают банки с солеными огурцами, помидорами и маринованными грибочками. По вечерам трактир — одна из главных локаций постановки, а днем он работает как обычная, но весьма атмосферная чайная

Не хватило реальности

— Все зависит от человека, насколько он восприимчив и умеет сопереживать, — говорит иркутянка Ольга. — Так как я особа не сильно впечатлительная, мне не хватило фоновых звуков, которые нагнетали бы эмоции, актеров второго плана, которые поддерживали бы эффект реальности, занимаясь в доме своими делами, непосредственного взаимодействия с главными персонажами, чтобы действительно почувствовать себя частью истории 
и сломать невидимые границы «сцена — зал». А пока получается, будто за соседями через окно подглядываешь.

Белые маски выдают всем зрителям иммерсивного шоу. Во-первых, безликие не отвлекают актеров, а во-вторых, под масками не видно эмоций. Можно свободно улыбаться, злиться, плакать — никто об этом не узнает, ведь все происходящее в доме Мироновых остается в доме Мироновых.  Белая маска (как на фото) — базовая, она дает гостю право смотреть спектакль, но если  он захочет поучаствовать  в постановке, можно купить вип-билет, к которому прилагается зеленая маска. Она гарантирует зрителю участие во многих действиях и угощение в трактире. Вот тут и стоит упомянуть, что слово «иммерсивный» имеет английские корни и в переводе означает «погружение»
Белые маски выдают всем зрителям иммерсивного шоу. Во-первых, безликие не отвлекают актеров, а во-вторых, под масками не видно эмоций. Можно свободно улыбаться, злиться, плакать — никто об этом не узнает, ведь все происходящее в доме Мироновых остается в доме Мироновых. Белая маска (как на фото) — базовая, она дает гостю право смотреть спектакль, но если он захочет поучаствовать в постановке, можно купить вип-билет, к которому прилагается зеленая маска. Она гарантирует зрителю участие во многих действиях и угощение в трактире. Вот тут и стоит упомянуть, что слово «иммерсивный» имеет английские корни и в переводе означает «погружение»

«Весь мир — театр, а люди в нем — актеры», — писал Шекспир, не подозревая, что через каких-то пять столетий его фраза послужит базой для создания театра-перфоманса, или иммерсивного театра. Здесь нет границ между актерами и зрителями, и каждый может стать полноправным участником действа, свободно лавировать среди героев и исподтишка подглядывать за их жизнью. Если в Москве и Санкт-Петербурге подобными шоу уже никого не удивишь, то для Иркутска оно пока в новинку. Иммерсивный театр у нас появился около года назад, но до сих пор о нем мало что известно, ведь все, что здесь происходит, держится в строжайшем секрете. Во время шоу запрещена фото- и видеосъемка, а лица гостей скрыты под масками. Отзывы о нем разнятся: от неописуемого восторга и культурного шока до животного ужаса. Журналист «Пятницы» не смогла пройти мимо загадочного шоу и окунулась в пучину театральных страстей, чтобы рассказать вам обо всем увиденном.

На часах половина седьмого вечера, и к деревянному двухэтажному особняку на Байкальской, 27, ручейками стекаются люди. Все загадочно безмолвны, и оттого кажется, что представление уже началось. С порога гостей встречает девка Палашка, забирает верхнюю одежду и передает путников хозяину постоялого двора Ляксею. В простой мужицкой рубахе, суров лицом и бородат, он предлагает всем отдохнуть после трудной дороги.

Поблескивая начищенными боками, со стойки трактира деловито поглядывает на гостей пузатый самовар с ожерельем из румяных сушек. «Вы здесь впервые?» — заговорщицким шепотом, едва слышно спрашивает женщина лет пятидесяти у соседей за столом. Все согласно кивают головами, боясь нарушить тишину. Лишь в прихожей слышны тихие шаги и скрип половиц. Гости продолжают прибывать.

В иркутском иммерсивном театре пока дают одну постановку — «Царь» по мотивам пушкинской «Капитанской дочки». Выбор произведения оправдан: все проходили его в школе, а значит, даже самый впечатлительный зритель, ошалевший от необычного формата, не выпадет из сюжета. Длится шоу в среднем полтора часа, а количество гостей обычно не больше 25 человек.

Когда все были в сборе, в качестве аперитива в зал вышел скрипач. В течение получаса классические композиции сменяли современные мотивы, рука со смычком летала над струнами, а тень музыканта, извиваясь, танцевала на стене. На столах стали появляться белые маски.

— В нашем театре все гости должны хранить молчание и носить маски, пока царь не попросит их снять, — провела небольшой инструктаж администратор. — Кто снимет маску без разрешения, не сможет продолжить путешествие по дому Мироновых (герои «Капитанской дочки». — Ред.).

Едва все надели маски, завыла метель и на постоялый двор влетел здоровенный мужик. Следом за ним ввалились еще двое. Слегка сдвинув одну из зрительниц, они уселись на лавку прямо напротив нас.

— Савельич, вели подать вина нашему провожатому, — стуча зубами, сказал Гринев, — и отдай ему заячий тулуп.

— Помилуй, батюшка Петр Андреич! Зачем он ему? Он его пропьет, собака…

Савельич ищет поддержки у масок, но нам было велено молчать. И в этот момент уже непонятно, театр это или мы просто бестактно подглядываем за чужой жизнью.

— Это, старинушка, не твоя печаль, — бойко отозвался из противоположного угла трактира мужик, подмигивая сидевшим рядом девчонкам. — Его благородие жалует мне шубу со своего плеча, на то его воля, а твое холопье дело не спорить и слушаться.

Савельич взвыл от отчаяния, в унисон с ним завыла метель. Все трое встали и вышли. А мы остались в недоумении: бежать за ними или ждать здесь? Сквозь прорези в масках не видно лиц, но в свете желтых ламп глаза у всех горели любопытством. В проходе появились помощники в серых масках, указав на второй этаж, где нас ждало следующее действие спектакля — в гостиной дома Мироновых.

Небольшая комнатка со скромным убранством располагалась в дальнем конце длинного коридора, посреди нее стол, у стены старинный буфет с посудой, в углу икона. Противоположную стену оставили свободной, для зрителя. Но места всем не хватало, народ толпился в дверях и жался к буфету. Пока все устраивались на местах, жена капитана Миронова Василиса Егоровна, дородная, в простом русском платье с передником и в повязанном на голову платке, накрывала на стол. В комнату вошел Гринев, Миронов в домашнем халате, шурша платьем, незаметно появилась его дочь Маша, по­свойски уселся за стол Швабрин. Зрители постепенно знакомились с героями и вспоминали сюжет из школьной программы по литературе.

В следующей сцене Василиса Егоровна выхватила из толпы зрителей мужчину и девушку в светло­зеленой маске с повязкой мятного цвета на руке (это означает, что зритель купил специальный билет, а вместе с ним и право участвовать в сценах. — Авт.).

— Пей, отец Герасим, да и ты, Памфиловна, садись. Ну, рассказывайте…

Как вы помните, зрители во время постановки должны быть немы, поэтому они лишь согласно кивали головами и пожимали плечами. А в соседней комнате в это время Швабрин читал вслух любовное стихотворение Гринева, едко отзываясь о предмете его страсти. И половина зрителей кинулась туда, другая же осталась наблюдать за Мироновыми.

— Вы мне дадите сатисфакцию! — завопил Швабрин на весь дом и побежал вниз по лестнице.

После легкого недоумения — бежать или не бежать? — зрители рванули за ним. Никому не хотелось пропустить дуэль. Как сельди мы набились в тесную комнатку, похожую на лабораторию для проявки фотопленки. Помещение было залито красным светом и намекало на кровопролитие.

— Что сейчас будет... — нараспев произнесла девушка рядом, поправляя маску.

Мы сгрудились у стен, освобождая место дуэлянтам. Швабрин резко занес шпагу и со свистом, похожим на выдох, резанул воздух в сантиметре от лица Гринева. В помещении стало душно, а от соприкосновения оружий звенело в ушах. Герои изображали битву за оскорбленную честь юной Маши Мироновой, но в этот момент их сражение больше напоминало танцы коренных народов Африки с элементами восточных единоборств и кадров из фильма «Матрица» — где Нео в замедленной съемке отклонялся от пуль агента. Ирреальность происходящего нарушил вбежавший с криками Савельич.

С помощью зрителей раненого Гринева унесли, а раздираемый сомнениями Швабрин выхватил из толпы девушку в зеленой маске и переместился в трактир. Усадив ее напротив, он начал свой диалог с безмолвным собеседником. Его голос срывался на крик, в яростном порыве он взобрался коленями на стол и уставился прямо в глаза зрительнице. Он кричал, задавал вопросы, шокированная девушка отворачивалась, пыталась сбежать, но он ее не отпускал. Казалось, все вжались в стены, по спине пробежал холодок, и на мгновение показалось, что все это по­настоящему. В этот момент погас свет, и зрительницы взвизгнули от неожиданности. Минута в кромешной темноте показалась вечностью. Откуда­то доносилось нервное, булькающее дыхание Швабрина. Что и говорить, это был самый реальный и эмоционально насыщенный момент спектакля.

Крик Савельича «Очнулся!» разорвал трагическую тишину, и все медленно стали взбираться на второй этаж, убеждая себя, что происходящее — всего лишь театр. Девушке в зеленой маске это, похоже, далось тяжелее всех. Она отошла в сторонку и, всхлипывая, села на диван. Плечи ее тряслись, но было непонятно, смеется она или плачет.

Следующий час мы носились с этажа на этаж, следя за здоровьем почти убитого Гринева, страданиями Маши, захватом крепости Пугачевым, убийством Миронова с женой и, наконец, казнью бунтовщика. Все шло по пушкинскому сюжету, и, к сожалению, уже не было того ощущения «неигры», которое накрыло всех в чернильной темноте трактира. Разве что когда убитая Василиса Егоровна в белой ночной рубахе с распущенными волосами и горящей свечой в руке из ниоткуда появилась в темном окне комнаты.

Финальная сцена казни Пугачева вновь собрала всех в трактире на первом этаже. Под траурную музыку выключился свет, и через мгновение яркие лампы осветили бледные маски.

— Я в шоке, — прошептала одна из зрительниц. — Такого я еще не видела, впечатляет.

Гости молча сдали маски и в гнетущей тишине стали собираться по домам, приходить в себя от увиденного и прочувствованного. Вообще, иммерсивное шоу невозможно назвать драматической постановкой в привычном понимании. Это смесь театра, кино, квеста, бессвязного бреда и сна. Каждый зритель в определенный момент попадает в кроличью нору, как кэрролловская Алиса, проваливаясь в фантазию и утрачивая связь с реальностью. Или нет, ведь каждый по­своему воспринимает происходящее вокруг.

— Кое­где я даже всплакнула, — поделилась зрительница Наталья, снимая маску. — Машу искренне жаль, такая милая. А от жестокого взгляда Швабрина у меня аж ноги подкашивались. Даже когда царь нас взглядом сверлил, не так страшно было.

Цена вопроса

Стоимость билета на иммерсивное шоу «Царь», по иркутским меркам, довольно кусачая (в сравнении с ценой билетов на постановки иркутского драматического или музыкального театра). Она варьируется от 2000 (базовый билет) до 3500 рублей (VIP).Кстати, в аккаунтах иркутского иммерсивного театра в соцсетях можно выловить билет и за 1000 рублей! Есть возрастные ограничения: на дневные шоу допускаются зрители старше 
16 лет, на вечерние — от 18. Продолжительность шоу — 1,5 часа. В течение этого времени вам придется много ходить, поэтому надевайте удобную одежду и обувь.

После спектакля зрители долго не отпускают актеров иммерсивного шоу «Царь».  С ними фотографируются и пытаются поговорить, ведь за полтора часа молчания накапливается немало впечатлений. На фото — герои спектакля, поставленного по повести Александра Пушкина «Капитанская дочка», Мария Миронова и Петр Гринев вместе со зрительницами
После спектакля зрители долго не отпускают актеров иммерсивного шоу «Царь». С ними фотографируются и пытаются поговорить, ведь за полтора часа молчания накапливается немало впечатлений. На фото — герои спектакля, поставленного по повести Александра Пушкина «Капитанская дочка», Мария Миронова и Петр Гринев вместе со зрительницами
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments