Поднялись до небес

В будущем маркшейдеры и геодезисты будут работать в виртуальном пространстве, используя информацию из «облака»

Буквально на днях заведующий кафедрой маркшейдерского дела и геодезии ИРНИТУ, профессор Анатолий Охотин избран президентом международного союза маркшейдеров (International Society for Mine Surveying — ISM). Передача почетного титула, вместе с уставом и знаменем ISM (в составе которого 50 человек из представителей 42 стран), состоялась в Австралии (город Брисбен) в середине сентября. Примечательно, что произошло это грандиозное событие в юбилейный год — 65 лет со дня основания кафедры маркшейдерского дела и геодезии. Накануне мы поговорили с профессором о новых технологиях, которые применяются в работе маркшейдеров и геодезистов, а также о перспективах развития этой профессии.

— Анатолий Леонтьевич, в этом году вы отмечаете сразу две большие даты — юбилей кафедры и вступление в должность президента. Можно сказать, что оба эти события для вас одинаково важны?

— Вы не поверите — когда-то я мечтал стать летчиком-истребителем, летать на высоких скоростях и на большой высоте! Но медкомиссия меня не пустила, и я «низко пал», с небес прямо под землю. (Смеется.) Поступил в политех и в 1980 году получил профессию горного инженера-маркшейдера. Через год кафедра отметила свой 30-летний юбилей, и уже тогда я участвовал в этом событии, поскольку остался работать здесь же. Это был непростой выбор: тогда мои однокурсники, которые сразу после получения диплома ушли на производство, получали в разы больше меня. Но я находился на любимой работе — мне всегда нравилось работать со студентами, заниматься научными исследованиями. К тому же я верил в перспективу. Сегодня я знаю, что сделал правильный выбор. Как ни крути, но на любом предприятии работа лишена особого разнообразия, а университет — это и творчество, и наука, интеллект, и вечно молодые студенты.

В 2000 году я стал членом президиума международного союза маркшейдеров и за прошедшие годы побывал более чем в 60 странах. Кстати, теперь офис президента переедет в мой кабинет в ИРНИТУ. И можно сказать, что признанием авторитета иркутской школы маркшейдеров стало избрание города Иркутска местом проведения международного конгресса ISM в 2019 г.

— Задача конгресса — это обсуждение вопросов в сфере улучшения образования маркшейдеров, новых технологий и оборудования. А что можно назвать основным достижением кафедры ИРНИТУ? Что изменилось за эти 65 лет?

— Буквально восемь лет назад, с появлением в маркшейдерском деле и геодезии новых приборов, произошла настоящая революция! Появились лазерные сканеры — наземные, подземные, воздушные. Появились беспилотные летательные аппараты, которые творят чудеса в нашей профессии. Так, если теодолитом за одну минуту можно снять только одну точку земной поверхности, то лазерный сканер снимает до миллиона точек в секунду! Их так много, что их назвали облаком точек. Так мы и говорим про свою работу теперь — летаем в облаках…

— Что это дает действующим предприятиям?

— Простой пример. Не так давно выполняли топографическую съемку пяти квадратных километров угольного разреза в Бурятии. Согласно нормативам, один квадратный километр бригада геодезистов может снять за один месяц. Мы эти пять километров сняли за пять дней! И еще две недели вычерчивали план. Сумасшедший темп — в разы быстрее! Соответственно горняки гораздо быстрее получают данные, на основании которых выполняют проекты, возрастает производительность предприятия. И прибыль, ради которой все и делается.

— Иркутский политех тоже ведь внес вклад в эту революцию?

— Конечно, новые технологии появились благодаря мировому научно-техническому прогрессу, а заслуга ИРНИТУ — в их популяризации. Мы — локомотив новых технологий. Так, мы первые за Уралом приобрели лазерный сканер (сегодня на кафедре уже 4 таких аппарата). Провели первое воздушное лазерное сканирование крупного горнодобывающего предприятия. Сейчас мы, безусловно, лидеры в использовании сканеров в стране. С их помощью мы не только быстро и качественно создаем карты, но и делаем объемные модели зданий и сооружений. Например, мы создали 3D-модель нефтеперерабатывающего комплекса Роснефти на севере области.

Другой пример — в прошлом году мы сканировали самое большое промышленное здание России, которое находится в Красноярском крае, — Березовскую ГРЭС. Там планировалось запускать паровой котел весом в 36 000 тонн, который висит на строительных конструкциях и не касается земли. Оценить состояние конструкции смогли только мы, и это была сверхсрочная задача — в случае каких-либо отклонений такая конструкция могла быть опасной для людей. К счастью, наши сверхточные тахеометры показали, что изменения произошли, но все они оказались в пределах допуска. Сейчас этот котел работает, сжигает уголь, а электроэнергия греет людей.

В последнее время нами также созданы цифровые топографические планы для ПАО «Верхнечонскнефтегаз», компании АЛРОСА и горно-металлургической компании «Тимир». Разработана технология, и взяты на регулярное обслуживание вертикальные шахтные стволы для ППГХО, Бурятзолота и АЛРОСА.

С помощью новых технологий мы изучаем недра и даем рекомендации, как наиболее экономически выгодно отрабатывать месторождения.

Мы также внедрили технологию профилирования вертикальных шахтных стволов. Ствол — это артерия горного предприятия, за которой обязан следить маркшейдер. Традиционно это делается простыми отвесами, но когда глубина ствола более одного километра, это уже сложная и опасная работа. Мы придумали свою технологию, где используется особое оборудование с датчиками отклонения, взятыми из реактивных истребителей. И теперь работа, которая раньше занимала 20 часов, длится всего полтора часа. Для любого действующего горного предприятия скорость очень важна, именно поэтому к нашим услугам прибегают сегодня более 50 предприятий по России и за рубежом.

— А бывает, что приходится делать работу, которая выходит за рамки привычного поиска полезных ископаемых или строительства тоннелей?

— Мы, к примеру, создали интересную технологию для съемки больших площадей зимой с использованием беспилотников. Специалисты знают, что задача эта, в общем-то, не решаемая. Ведь беспилотник только фотографирует поверхность земли. А зимой это, понятное дело, поверхность снега, в то время как заказчикам же нужна именно земля, на которой будет проходить стройка. Мы сумели решить вопрос с использованием спутниковых приемников.

Другое интересное исследование, проведенное нами, — изучение причин схода селевого потока в Бурятии в 2014 году. И опять мы применили наш беспилотный летальный аппарат. По снятым кадрам стало ясно, что ни одна из версий, которые выдвигались до этого, не была верной. Так, ученые предполагали, что в старых горных пластах был лед, который растаял, и поэтому сошел сель. На самом деле одномоментное схождение селя произошло из маленьких ручейков, которые зацепили друг друга и в итоге собрали огромные массы породы. Полученные нами знания теперь можно применить к аналогичным формам рельефа. Этим, кстати, уже воспользовались на ВСЖД. Они нашли похожие формы рельефа на дороге вдоль Байкала и скорректировали русла рек так, чтобы не было изгибов. А стало быть, предупредили похожие катастрофы, которые могли возникнуть.

— В связи с появлением новых технологий стало ли проще учиться студентам?

— Учеба, конечно, проще не стала. Но я считаю, что учиться стало интереснее. Ведь на нашей кафедре организован центр космических услуг, где на основе космических снимков создаются карты для нужд экономики страны. Кафедра располагает новейшими цифровыми тахеометрами, воздушным и наземным лазерными сканерами, беспилотными самолетами, вертолетами и квадрокоптерами. Мы внедряем BIM/ТИМ технологии при отработке месторождений полезных ископаемых, создаем цифровые модели месторождений и модели полного жизненного цикла целых предприятий. И все это мы применяем на занятиях. Что особенно греет душу (но не удивляет) — наши специалисты невероятно востребованы. На каждого выпускника (сейчас на кафедре учится около 400 студентов) мы имеем по три заявки от работодателей.

— Анатолий Леонтьевич, а как вы видите развитие маркшейдерского дела и геодезии в будущем?

— У меня есть хорошая и плохая новости. Плохая — современное маркшейдерское дело скоро… исчезнет. Если сейчас надо иметь немалую квалификацию, чтобы работать с инструментом, то появляются такие приборы, которые имеют кнопочное решение. Нажал кнопку — агрегат все снял. Так что классические традиционные работы маркшейдеров будут не востребованы. В будущем человек будет больше управлять информацией, нежели добывать ее сам.

Хорошая новость — тот человек, который будет работать с информацией, всенепременно обязан будет обладать классическим маркшейдерским образованием. Более того, ему будут нужны дополнительные знания, чтобы правильно обработать информацию. Скажу больше — уже через три года вы не узнаете наш мир. 

Мы все, не только маркшейдеры и геодезисты, переходим на информационные, виртуальные технологии. Все станет происходить намного быстрее — другого пути нет. И для России в том числе.

Метки: Жизнь, Иркутск