Под Иркутском продолжается тушение горящей земли

К концу прошлой недели плотность дымовой завесы, окутавшей Иркутск и его окрестности, достигла своего пика. Врачи даже рекомендовали горожанам пользоваться влажными повязками и не открывать окна квартир.

Из-за смога недалеко от Ангарска столкнулось 9 автомобилей. Люди негодовали: почему не тушат торфяники? Именно они, по мнению населения, зачадили город. Как выяснилось в итоге, причиной задымления в большей степени стали лесные пожары, однако и горящий торф внес свою лепту. Сейчас несколько лесных пожаров потушено, дышать стало легче. Но победить тлеющие торфяники не так-то просто. О трудностях борьбы с горящей землей мы решили узнать непосредственно у огнеборцев.

— От 70 до 100 гектаров торфяников горит в Иркутском районе, 50 гектаров в Усольском, — сообщил Александр Залозный, начальник управления организации пожаротушения и проведения аварийно-спасательных работ ГУ МЧС по Иркутской области. — Работы по ликвидации пожаров ведутся каждый день.

По словам Александра Залозного, причиной тления торфа стало самовозгорание. Этой осенью обмелели речки и ручьи, вода ушла, торфяники осушились — и мы получили сегодняшнюю ситуацию. Кстати, подобное снижение уровня грунтовых вод наблюдается по всей России. Как отметил врио руководителя Агентства лесного хозяйства Иркутской области Александр Келиберда, чем больше горит леса, чем больше вырубается деревьев, тем чаще иссякают ручьи и высыхают болота.

Позавчера мы побывали в Бурдаковке, где торфяной пожар захватил поле площадью 50 гектаров. К сожалению, до самого поля добраться не удалось — слишком плохая дорога. Заместитель главы администрации Ушаковского МО Алексей Радикевич сообщил, что осталось пропахать 1,5 км, после чего горящее пространство будет заключено в кольцо; в канаву пустят воду нескольких ручейков, которые изолируют горящий торф. Тушение залежей тоже ведется. Не так давно на поле даже произошел несчастный случай. В прогоревшую ямку — огненную ловушку — провалился инспектор лесной охраны. К нему на выручку подоспели находившиеся рядом коллеги. Инспектора спасли.

Сейчас в Бурдаковке светит яркое солнышко, синеет небо. Но еще пару дней назад здесь было нечем дышать. Машины проезжали этот участок Байкальского тракта с черепашьей скоростью. Жители поселка дымные выходные выдержали стоически.

— Да у нас каждую осень такая картина! — говорит жительница Бурдаковки, Татьяна. — Мы уже и привыкли… Но в этом году да, дыма что-то добавилось. Но это не из-за торфяников, а из-за горящих леса и травы. Дождик в воскресенье огонь немного потушил, да и пожарные, я знаю, старались. Вечером уже стало легче. Торфяники до сих пор горят, но они в четырех километрах отсюда. Так что, когда дым не в нашу сторону, мы их не ощущаем.

Пенсионер Николай Бибик, житель Бурдаковки, любит долгие пешие прогулки. Но зрение у дедушки слабое, и в прошлые выходные, выходя на улицу, он не увидел, что поселок затянула дымная мгла.

— Иду в одну сторону — вроде бы все нормально. Ну, пахнет дымком, и ладно, — вспоминает Николай Федорович. — Возвращаюсь обратно — начинаю задыхаться. Потом понял, что это из-за того, что ветер в лицо. Так, с остановками, еле до дому дошел.

Жители Дзержинска на дым не жалуются. Запаха гори они не ощущают благодаря направлению ветра, который носит дым вдоль Ушаковки. Когда мы приехали туда, вдалеке увидели красные «пожарки». Оставив машину, идем до пожарных пешком.

Вокруг обожженная земля, обугленные трава и кустарники.

Пожарные рассказывают, что сначала пользовались торфяными стволами. Но грунт, опутанный корнями травы, слишком жесткий, не пробивается. Поэтому решили подавать воду из обычного пожарного рукава — так эффективнее. Рядом с пожарными пузырятся уже пролитые прогалины. Наступишь в такую, и нога уйдет на метр под землю. Они уже не опасны, чего не скажешь об участках с тлеющим торфом — температура в обжигающей ловушке может достигать 200 градусов. Поэтому в темное время суток сотрудники пожарной службы на тушении торфяников не работают.

Бригады пожарных хорошо прочувствовали коварство горящего торфа. Каждые несколько минут обстановка меняется. Вроде бы прошел — ничего не было; оглянулся назад — закурился дымок. Так же и с тушением: вроде бы сотрудники все пролили водой, но где-то остался уголек — и пожар начинается по новой. Поэтому огнеборцы по нескольку раз проходят по одному и тому же месту.

— Торф прогорает под землей, — озвучивает свои наблюдения водитель пожарной машины Анатолий Мартынов. — Подземный пожар все время движется, и кое-где ему удается выйти наружу. Он, как ящерица, проползет по поверхности и ныряет под землю. Не угадаешь, где в следующий раз вынырнет.

По словам сотрудников, во время тушения они видели целые стаи мышей-полевок, разбегающихся в панике. Но дохлых грызунов не находили — мыши чувствуют пожар и удирают.

За день трем пожарным расчетам удалось залить примерно 150 квадратных метров. Больше не получилось бы при всем желании. Работа у специалистов медитативная: стоишь на одном месте, держишь рукав и смотришь, как вода пробивает землю.

Спешить в этом деле нельзя — торф как следует должен напитаться влагой.

Алексей Болькин, старший пожарный пожарно-спасательной части № 1 им. Станислава Омельянчика, на тушении торфяников в первый раз. На вопрос, насколько опасна работа на горящих подземных залежах, отвечает:

— Бывало и опаснее. Здесь спокойнее себя чувствуешь: природа вокруг, можно отойти, свежим воздухом подышать. Это не заправку тушить, не ангарскую нефть».

Тушение торфа считается дорогостоящим мероприятием: во-первых, большие трудозатраты, а во-вторых, приходится постоянно гонять машину за водой. Хорошо еще, рядом с дзержинскими торфяниками находится протока. Объем цистерны пожарной машины 8 кубических метров, и всей этой массы воды хватает на тушение 1—2 квадратных метров. Небольшой дождь, прошедший в воскресенье, на ситуацию никак не повлиял. Снега и заморозков подземный пожар тоже не особо боится.

По словам пожарных, возгорание скоро удастся локализовать; главное, чтобы люди не поджигали сухую траву. Кроме того, нужно каждый день контролировать обстановку, оперативно тушить мелкие возгорания и не ждать, пока они разойдутся.

Иллюстрации: 

Пожарным подолгу приходится проливать одно и то же место. На пятачок в один-два квадратных метра уходит целая цистерна.
Пожарным подолгу приходится проливать одно и то же место. На пятачок в один-два квадратных метра уходит целая цистерна.
В прошлые выходные житель Бурдаковки Николай Бибик стал заложником удушающего дымного плена.
В прошлые выходные житель Бурдаковки Николай Бибик стал заложником удушающего дымного плена.
baikalpress_id:  98 914