Почтили память Северного Волка

К памятнику на Иерусалимской горе съехались иркутские авиаторы 

На прошлой неделе ветераны иркутской авиации почтили память погибших в тридцатые годы летчиков Иркутского гидропорта Отто Кальвица и Франца Леонгардта. К памятнику, который спрятался в зарослях возле центрального входа в ЦПКиО, возложили цветы. Представители аэропорта решили сделать это место знаковым для всех авиаторов, работающих в Иркутске. До сих пор этот памятник, который представляет собой короткую стелу с прикрепленным к ней винтом с того самого самолета, на котором и разбились Кальвиц с Леонгардтом, остается единственным ухоженным среди тех, что еще остались на почетном пятачке у входа в парк.

У входа в ЦПКиО на так называемой коммунистической площадке похоронены командиры партизанских отрядов Бурлов и Каландаришвили, погибшие в двадцатых.

В огромной братской могиле покоится прах красноармейцев, павших в 1920—1924 годах в борьбе с белогвардейцами. Рядом с летчиками лежит чекист Танаисов, погибший в 1922 году. Напротив захоронения летчиков находится могила московского партработника Камоликова, назначенного на должность председателя Иркутского горисполкома и умершего в 41-м.

Среди всех памятников горы Коммунаров памятник летчикам самый ухоженный. И Кальвиц, и Леонгардт были не только героическими воздухоплавателями, пилотами Иркутского гидропорта, но и революционерами. Потому-то и похоронили их в таком почетном «партийном» месте.

Финн Кальвиц, прежде чем стать прославленным полярным летчиком, работал на механическом заводе, ходил на морских судах — сначала кочегаром, а потом механиком. Из Финляндии он бежал из-за политического преследования. В 1918 году, став большевиком, вернулся в родную страну по заданию партии, вел подпольную работу, попался и был приговорен к смертной казни. Казнь заменили каторгой, с которой он бежал в СССР. Кальвиц воевал с Юденичем, с белофиннами, подавлял Кронштадский мятеж. После обучался в летной школе в Самаре, а с середины 20-х годов начал карьеру полярного летчика.

Франц Леонгардт, венгр, большевик, появился в Иркутске раньше, чем Кальвиц. Во время революции в Венгрии он был отправлен в тюрьму, но в 1923 году его обменяли на нескольких белогвардейцев. Через два года Леонгардта направили бортмехаником в Иркутскую аэрофотосъемочную партию. Пока Кальвиц совершал грандиозные северные перелеты, Леонгардт служил бортмехаником «Добролета» — Российского общества добровольных помощников воздушного флота, которое существовало как коммерческая компания и с которого начиналась российская гражданская авиация.

Когда в 1928 году возле Знаменского монастыря был открыт гидропорт, в Иркутск перевели Кальвица. К этому времени Кальвиц поработал по поиску Северного морского пути, разведывал ледовую обстановку у Новой Земли, совершил экспедицию на остров Врангеля, где Советы построили станцию, чтобы прекратить притязания на этот остров правительств США и Канады. Будучи переведенным в гражданскую авиацию, Кальвиц совершал первые регулярные перелеты из Улан-Удэ в Монголию.

Между тем авиалинии Иркутск — Бодайбо, Иркутск — Якутск по географическим и климатическим условиям считались сложнейшими в стране.

В Иркутске Кальвица прозвали Северным Волком. Его экипаж обслуживал гражданские авиалинии, обучал новичков. В 1929 году Кальвиц и Леонгардт совершили многодневный разведывательный перелет вдоль берегов Чукотки и Якутии. Это была сложная экспедиция, после которой Кальвиц был отпущен в отпуск. Однако вскоре был отозван и направлен готовить молодых летчиков для гидропорта. 4 марта 1930 года экипаж прибыл в Якутск, откуда его незамедлительно отправили в поселок Булун для оказания срочной медицинской помощи раненым чекистам, подавлявшим местное контрреволюционное восстание. Также нужно было доставить радиста и радиостанцию, поэтому на борту был пассажир, радист Карчевский.

До Булуна самолет не долетел. Возле Сангарских копей «Юнкерс», попав в неблагоприятные метеорологические условия, разбился: его бросило вниз, непривязанный бортмеханик выпал из кабины, задев штурвал, и самолет рухнул на землю. Кальвица придавило двигателем, Карчевского раздавило грузом при падении. Выпавший Леонгардт погиб от удара об лед. Самолет нашли рабочие Сангарских копей, которые стали свидетелями катастрофы.

Тела Кальвица и Леонгардта доставили из Якутска в Иркутск только через месяц по настоянию родственников погибших, работников аэропорта и руководства авиалиний.

— Якуты хотели захоронить их у себя в знак большого уважения — они много сделали для того, чтобы Якутия имела постоянную связь с Большой землей, — рассказывает Иван Данильцев, заместитель генерального директора Иркутского аэропорта по инновационному развитию и информационному обеспечению.

Собрать ветеранов у старого памятника было идеей руководства Иркутского аэропорта. Аэропорту на прошлой неделе исполнилось 90 лет.

Сразу после гибели экипажа якутская и иркутская общественность объявила кампанию по сбору денег на постройку самолета, который планировали назвать в честь Кальвица и Леонгардта.

В отделении Госбанка был открыт специальный счет. На могиле авиаторов сразу установили памятник, на который был прикреплен винт с разбившегося «Юнкерса».

baikalpress_id:  106 479