Почти счастье

Сына она тогда к своим родителям подкинула и зажила! Замуж сразу вышла — вот что! Ну, конечно, иллюзий особых не было, что там, у Коли, к ней большая любовь. Но при чем тут любовь, если она всех своих приятельниц обскакала?

Те, главное, ждут, дуры наивные, что их замуж кто-нибудь позовет. А не зовет никто! А с Колей Аня сразу проявила принципиальность: хочешь жить здесь, тогда женись. С регистрацией. Аня с этим Колей давно знакома, пятнадцать лет, если все сосчитать. Он тогда к ее подружке ходил. Тоже не понять, кстати, в каком качестве. Потому что все в курсе, что у этой подружки какая-то огроменная иногородняя любовь. В основном по переписке, и с редкими созвонами. Естественно, любовь несчастная, мужик потому что женатый. А Коля ее ходит успокаивать. Такое уже ставшее привычным состояние общей нелюбви, потому что если одна, допустим, девушка любит, а к ней в ответ просто хорошо относятся, этот женатый в данном случае, а она продолжает все тянуть и на что-то все равно надеется, то это уже никакая не любовь, а психическое заболевание. Она ему: люблю, люблю — по телефону или по приезде, когда денег накопит, а он ухмыляется польщенно и продолжает жить как жил.

Живет с женой, а девушку поощряет на чувства. Короче, психи они там все. Эта подружка Анина, во всяком случае. Но Аня, получается, сидела в засаде пятнадцать лет. Ну, она, конечно, не просто так в одиночестве сидела, пыталась как-то устроиться. Жила своей, как уж у нее получалось, когда хорошей, когда не очень, жизнью. Но все равно как-то неинтересно. Потому что даже если подружку Анину взять, то можно увидеть, какие могут в судьбе некоторых происходить страсти. А у Ани — ничего подобного. Ну, познакомится с одним, вторым, третьим. Они покрутятся и пропадают. Ищи свищи, хоть в милицию заявляй. Вызванивать пробовала, если кто номер телефона оставлял. А не получается даже нормально поговорить, потому что никто домашних телефонов не дает, сотовых нет, а звонить на работу — проблемы. У них там у всех на этих работах голоса одинаковые, и говорят все почти слово в слово — перезвоню. Ты, главное, изнервничаешься, пока телефон добудешь, пока настроишься на разговор. А тебе сухо так, с издевкой, — перезвоню. Когда? В какое время? И главное — куда ты перезвонишь, если у тебя телефона нет Аниного? Аня еще ждала, ждала, что, может быть, этот мужчина возьмет и придет без звонка. Ждала, ждала, потом думала, что, может быть, приходил, ее не застал.

Значит, она опять сама звонила. Волновалась ведь как, когда номер набирала, а ей почти грубо — кто это, не знаю таких. И трубку швыряют. Какие-то, получается, хамы все-таки.

А подружка, главное, любит того своего женатого, хотя вокруг вечно какие-то мужики крутятся. Почему так несправедливо? Про внешность речи нет. Все они там красивые. Только у Ани практически никого, а у этой подружки, Мариной, кстати, зовут, полно знакомых мужиков. Аня долго стеснялась, а потом просит Марину: «Ну что тебе стоит, познакомь!» Марина говорит: «Хорошо, запросто, не жалко». Давай знакомить. А у Ани — принципы. Она говорит: «Да чтобы я в своей жизни хоть одну копейку на мужика потратила! Да ни в жизнь». Кстати, и не на мужика — тоже. Это и ее приятельниц, подружек и знакомых тоже касалось. Те знали про Анин заскок, и даже смеяться уже им всем надоело над скрягой. Такой характер — удавится, если сахару к чаю попросить. Если кто приходил к ней надолго, то уже со своим, все свое несли, вплоть до заварки. Хотя все тогда были одновременно бедные.

Почти все одинаково тогда жили, плюс-минус. И про Анины доходы никто не интересовался, это она всегда с опережением: «Опять сижу без копья». Как будто кто-то вопрос задавал: а скажи-ка нам, Аня, сколько у тебя сейчас этого самого копья? Ну, потом все-таки надоело это нытье. Потому что уже не смешно. Да и вообще такая песня о бедности — это всегда убого. Как будто кто-то из них по-другому жил. В общем, богач — бедняк. Но притом что кое-кто умудряется все-таки прилично замуж выйти, чтобы потом эти самые копейки не считать. Аня тоже в свое время замуж выходила. Но, увы, ненадолго. Она там считала, просчитывала, а оказалось, что просчитывали именно ее. Она за своего однокурсника замуж вышла. Натурально замуж! С торжественной регистрацией и даже под соответствующее музыкальное сопровождение. А подружки не пришли. То есть она потом вспомнила, что сама никого специально не приглашала. Потому что на них тратиться, что ли? Тогда столовку заказали, а подружек, если начать всех звать, там полстоловки только этих самых подружек и набьется. Вот никто и не пришел. Так что она даже без свидетельницы осталась. Пришлось одну более-менее прилично одетую родственницу из гостей выцеплять, чтобы при росписи постояла. Но фотку все равно испортила — какая-то тетка стремная оказалась. С идиотской счастливой улыбкой, как будто это она брачующаяся, а не Аня. Хотя у Ани и фата, и платье в пол, и букет с бусинками. Зато родители Анины подарили им к свадьбе квартиру. Отец квартиру давно приготовил, думал, правда, что будет все попозже и жених не такой плюгавый. Аня вообще-то скрывала от всех знакомых, что у нее папа — о-го-го, с возможностями. Вот, исходя из этих своих немалых возможностей, и организовал квартиру. Оказал, таким образом, доверие Аниному мужу. А этому мужу, как оказалось, ничего не надо, ему бы перекантоваться на время учебы.

Так что после защиты диплома Анин муж взял да и сквозанул на свою историческую родину. Свои планы имелись и своя, с ума сойти, уже подобранная невеста. Притом что у них с Аней законный брак и уже сын Сережа. Короче, психи.

Вот так Аня осталась с ребенком на руках. Хорошо еще, что до квартиры бывший муж-подлец не добрался. Родители Анины сильно расстроились. Даже какое-то время относились к ней, отец во всяком случае, словно она позор семьи. Раз сама в дом такого негодяя привела. Какие-то родственники между собой даже называть стали ее паршивой овцой, ее брат, во всяком случае, так говорил. Старший. Вот брат у Ани деловой. Практичный. И жена у него тоже практичная. Аня сунулась было к ним в бизнес, а ей говорят — мы как-нибудь сами. А ты давай — сама по себе. Не доверяют больше. И родители тоже насупились, потому что Аня тогда еще институт бросила на нервной почве, на фоне распадающейся молодой семьи и народившегося ребеночка. Заботы. Но за квартиру, телефон и прочее ее родители все-таки платили, чтобы она совсем по миру не пошла. «И тебе мало, что ли?» — это Анин брат удивился, когда Аня пришла к ним за помощью и поддержкой. А его жена сидит на диване и ногой качает. И смотрит на Аню как на дуру. Ну, невестка она все-таки: ей сестра мужа — врагиня номер раз. А тем более такая, которая сама ничего из себя не представляет, а туда же, на все готовое. Это в невесткиных глазах ясно прочитывалось — ее отношение к Ане. Хоть Аня там взялась плакать, невестка все равно сказала: «Москва слезам не верит». Аня даже плакать перестала — а при чем здесь Москва. Пришлось уйти.

Ну, потом она жила с одним, а свою квартиру сдавала. Тоже, кстати, не выход. Она думала, что каких-то денег подкопит. А тот мужик, у которого она жила, тоже не промах, как-то умудрялся у нее эти деньги выцарапывать.

Мол, на общее дело. А общего там — его захламленная квартира, которую он вознамерился привести в нормальный вид. Кстати, Анина идея и ее слова — вот бы привести эту квартиру в нормальный вид. Молодая, энергичная, самое то силы тратить на чужих мужиков. Они и взялись приводить в этот вид. У мужика аппетиты растут, а денег постоянно не хватает, он то на одно просит, то на другое. Говорит — тебе же здесь жить. В общем, получается, что он ее обдурил. Потому что, когда все было закончено, этот дорогостоящий ремонт с покупкой новой мебели, а мебель покупалась прямо целыми гарнитурами «спальная комната», «гостиная комната», «кухня», он Ане указал на выход. Так что ей еще пришлось и у своих родителей пожить, потому что жильцы же у нее и деньги вперед взяты. Ну и сын ее там — у бабушки с дедушкой. Аня же, как у нее новый мужчина в жизни появляется, сразу сына к своим родителям отправляет. Под предлогами — на выходные, каникулы, соскучился. А сама тем временем его одежонку и учебники подтаскивает. Так, чтобы не за один раз, а по чуть-чуть. Сначала сапоги зимние и курточку, а в следующий раз — свитерок и кроссовки. Но барахла у парня немного было. И тетрадок, учебников — только на полку, кое-что из русской классики по программе, чтобы лишний раз в библиотеку не бежать. Бабушка, конечно, не против, чтобы внук с ними жил, а вот дед возмущался: «Что же это такое, своего угла у ребенка нет». А потом утих дед и угол выделил — целую комнату. Это Сережа, наоборот, все к маме рвался. Но Аня говорила: «Нет, будем из тебя настоящего мужчину воспитывать, а настоящие мужчины не плачут». И чтобы не ныл никогда, а характер тренировал с малолетства.

Вот так и жила она по-дурацки, потому что все время кого-то ждала. Принца — не принца, но чтобы порядочный. А о какой порядочности говорить, если никто даже не перезванивает?

Короче, расстройство одно. Пока, наконец, она этого Колю на себе не женила. Он ведь как думал — ну ладно, нужна тебе регистрация брака, получи. Думал, ничего в его жизни не изменится. Ну, в смысле, характер их отношений с Аней. А все как раз очень и очень изменилось. Потому что у Ани теперь права, опыт, самооценка и чувство собственного достоинства. Коля вот так загуляет неизвестно где, без звонка, а она ему — иди туда, где гулял. Аня сама из себя стала другого человека делать. Потому что нечего ждать милости от природы. Если ждать милости, так и просидишь в ожидании звонка или записочки по электронной почте. Как подружка Марина — вечно ждет кого-то и любит. И вечно страдает. А вот Аня не хочет страдать. Аня сама теперь выбирает настроение, с которым она встретит утро. А Коля думал, что у него впереди острова, страны и женщины, и все-все впереди. Что он такой интересный, что за ним очередь. А в чем интерес, если ни кола ни двора? Поэтому все меняется: и характер мужчины, и привычки. Даже те мужчины меняются, что называли себя еще вчера героями. Коля теперь героически ездит на дачу, потому что Аня сказала. Это раньше Коля про дачу думал — шашлыки, пиво и водка. Да чтоб я да картошка, теплица, он и слов таких не знал. А сейчас сам звонит свекру, переспрашивает, когда поедут. Вскопать? Да, конечно, пожалуйста. И про спину забыл, про радикулит, остеохондроз и предполагаемую грыжу поясничного отдела позвоночника. Свежий воздух со всеми творит чудеса. Так что Колю чего жалеть? Все эти влюбчивые пьющие мужчины плохо заканчивают. И что взрослого мужика теперь канавой пугать, в которой он может загнуться, если не поедет на дачу? Коля и так все понял. Анин Сережа — при них.

А зимой варенье, огурцы, помидоры. Ну чем не счастье, или почти счастье?