По следам публикаций

Сегодня в «Пятнице» — продолжение историй героев, о которых мы рассказывали в прошлых номерах

Читатели нашего еженедельника часто видят в конце прочитанных текстов фразу: «Пятница» будет следить за развитием событий». Спустя какое-то время мы возвращаемся к написанному и рассказываем продолжение или окончание истории. Сегодня в номере — сразу нескольких таких историй, за которыми продолжает следить «Пятница».

«Не нашли и не ищут»

28 июля исполнится ровно год, как на пешеходном переходе в Оеке неизвестный сбил 9-летнюю Машу Брусову. Девочка с велосипедом стояла на обочине у зебры в ожидании, когда проедет машина — на той стороне дороги ее ждал родной дядя. Водитель «Тойоты» выехал на обочину, сбил ребенка и, не останавливаясь, исчез. «Дело приостановлено из-за недостатка информации, — рассказывает Алена Сидорова, мама погибшей девочки. — Водителя не нашли и, я так думаю, не найдут, потому что упущено время. Первые месяцы наш следователь просто не занимался расследованием: не опрашивал детей, не исследовал записи видеокамер, установленных в деревенских магазинах, не обследовал дно озера, где преступник мог утопить машину... А потом, когда я добилась смены следователя, было поздно — записи обнулились, озеро замерзло. То, что удалось найти, не принесло результатов. Ситуация с юристом Григоровым, который обманул меня: взял деньги и исчез, тоже сошла на нет — против него даже Следственный комитет, куда я обращалась, ничего сделать не может. Сейчас я занимаюсь установкой памятника на могиле единственной дочери и стараюсь как-то существовать».

«Готовимся к выселению»

Читатели «Пятницы» регулярно звонят в редакцию с вопросами о семье Татьяны Нефедьевой, за судьбой которой они следят по нашим статьям уже больше года. Несколько лет назад иркутянка была вынуждена взять валютную ипотеку — рублевый займ ей не дал ни один банк из-за отсутствия первого взноса и поручителей. С 2007 по 2014 год Татьяна ежемесячно, без просрочек, вносила платежи, но потом скачки в стоимости швейцарских франков сделали взносы по кредиту неподъемными для матери-одиночки троих детей, находящейся в декретном отпуске. Суды встали на сторону «Банка Москвы» и постановили выселить женщину с детьми, а 2-комнатную квартиру в Ново-Ленино передать заемщику. Как только квартира будет продана, семье придется съехать. В марте «Пятница» сообщала читателям, что банк предложил должнице обнулить валютный договор и долги, а квартиру снова купить в ипотеку, только взять займ в рублях. К сожалению, дальше слов дело не пошло. «Они просто промолчали, а теперь «Банк Москвы» присоединен к «ВТБ», а им моя история и вовсе не интересна, — вздыхает иркутянка. — Самое удивительно, что другой заемщице из Иркутска повезло — ей дали рублевый кредит под 6% годовых, и она счастлива. У нас одинаковое время просрочки, но по ней не было суда, по нам был. У нее один 17-летний сын, а у меня трое, младшим — 3 и год и 9 месяцев. К сожалению, мне так не повезло — готовимся к выселению».

«Расследование затягивают»

45-летняя ангарчанка Инна Казьмина вечером 20 октября 2015 года возвращалась домой из бассейна. Ожидая зеленого сигнала светофора, она спокойно стояла на тротуаре и даже не видела, как из общего потока машин выделился внедорожник Toyota Land Cruiser 200 и направился прямиком на нее. У женщины не было шансов выжить. За рулем находился один из бывших крупных руководителей АЭХК Евгений Кустов. По версии виновника аварии, за рулем ему стало плохо — эпилептический приступ. «Пятница» писала об этой трагедии трижды, последний раз — полгода назад: за это время в расследовании ничего не изменилось. Сын и мать погибшей опасаются, что финансовые возможности виновника аварии влияют на расследование: «Дело в суд так и не передано. Видео с регистратора Кустова открыть не удалось, и что там случилось в машине, так и неизвестно. Кустов уверен, что его оправдают. Несмотря на алкоголь в крови, настаивает на том, что ему стало плохо. В прокуратуре между строк нам говорят о том же. Сейчас назначена очередная экспертиза, результаты которой будут в августе, а дальше уже должен быть суд. Надеемся, осенью мы услышим приговор».

За рулем был полицейский

Год и четыре месяца назад автомобиль супругов Кирилловых насмерть сбил 44-летнюю иркутянку Валентину Сущевич. 6 марта 2015 года в десятом часу вечера женщина шла по обочине дороги, ведущей в садоводство «Колобок», за микрорайоном Юбилейным. В том же направлении двигались нетрезвый преподаватель института МВД Евгений Кириллов и его жена Светлана. Сбив женщину, супруги покинули место ДТП. Вычислили их той же ночью. Сначала Евгений признался, что управлял машиной в нетрезвом виде, а затем изменил показания, заявив, что за рулем была Светлана. Жена версию поддержала. Однако Ирина Попова, на момент расследования старший следователь СО по Иркутскому району СУ СК России по Иркутской области, доказала, что за рулем был пьяный полицейский. В декабре прошлого года дело было передано в суд — за этот период состоялось 10 заседаний, но всякий раз они откладывались по разным причинам: неявка свидетелей, защитника и «другим основаниям». Мы сообщим читателям заключение суда, как только оно будет озвучено.

Уголовное дело против врачей

36-летний усольчанин Максим Лифановский в начале апреля умер в городской многопрофильной больнице. Мать погибшего рассказала «Пятнице», что сначала сыну поставили диагноз ОРЗ, затем — пневмония, а после — туберкулез. Однако заведующая тубдиспансером твердо заявила — туберкулеза нет. Пока врачи перекидывали Максима с места на место, у него открылось желудочное кровотечение, упало давление. Язву желудка диагностировали, но поместить больного в реанимацию отказались — с туберкулезом туда нельзя. В итоге на деигнастирующей процедуре Максим потерял сознание, его срочно доставили в реанимацию, где он и умер через пару часов. События развивались стремительно — с 28 марта по 4 апреля. Мать пациента обратилась в Следственный комитет. Недавно стало известно — по результатам проверки возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». «Следователь говорит, что Максим написал отказ от лечения — есть документ, написанный его рукой, но в нем не стоит подпись. Я очень сомневаюсь, мог ли он такое написать. Мне обещали показать документ, и тогда я пойму, его это почерк или нет», — говорит Ирина Лифановская. К слову, незадолго до Максима в больнице погиб еще один пациент 1980 года рождения — он проходил лечение с 4 по 16 марта. Обоим больным неоднократно меняли диагноз, в связи с этим назначена комиссионная судебно-медицинская экспертиза в отделе сложных экспертиз ИОБСМЭ Иркутской области для установления наличия или отсутствия в действиях врачей усольской больницы вины в смерти пациентов.

Виновен или нет?

В этой истории двойная трагедия. Поздно вечером 6 марта 2015 года под колесами микроавтобуса «Тойота-Хайс» погибла 25-летняя Наталья Абдулина, сотрудница следственного отдела городского управления МВД. Еще четверо ее коллег пострадали. За рулем «Хайса», который после ДТП съехал в кювет, был заместитель начальника отдела регистрационно-экзаменационной работы и технического надзора УГИБДД ГУ МВД России по Иркутской области, подполковник полиции Алексей Тарбеев. В шоковом состоянии он покинул место ДТП и дошел до дома своего брата. Алексей несколько раз повторил брату, что не сможет жить с таким грузом на душе, а после разговора ушел в лес. Около 6 утра подполковника Тарбеева нашли мертвым: он покончил жизнь самоубийством, повесившись на дереве. Эти подробности «Пятнице» рассказали его жена и брат. По факту ДТП было возбуждено уголовное дело — проведенная медицинская экспертиза показала, что Алексей Тарбеев в момент трагедии был трезв. Видео с регистратора, установленного в его машине, извлечь не удалось, вероятно, оно просто не сохранилось. Следственные органы предлагали закрыть дело из-за смерти подозреваемого, однако прокуратура отправила материалы на доследование. По словам родных Алексея Тарбеева, назначено еще несколько экспертиз, которые должны прояснить, что все-таки послужило причиной ДТП — неосторожность водителя, гололед, неисправность автомобиля или что-то другое.

Скоро накажут!

Весной этого года состоялся суд по иску западно-байкальского межрайонного прокурора, результатом которого стало возвращение государству незаконно оформленных в собственность земель на берегу Байкала. Благодаря «профессионализму», подложным документам и своим людям трое сотрудников геодезического предприятия ООО «Карта» оформили в собственность и продали 18 участков! Общая стоимость ущерба составила около 30 млн рублей. Об этой истории на примере садоводства «Труд ветерана», где были похищены три участка земли, «Пятница» рассказывала в апреле. На сегодня известно, что уголовные дела, возбужденные по статье 159, части 4, «Мошенничество, совершенное организованной группой в особо крупном размере», находятся в суде, и уже скоро мы узнаем решения по ним.