По Кругобайкалке бродят призраки с фонариками

Экспедиции на Кругобайкальскую железную дорогу исследователи «Иркутск-Космопоиска» совместно с корреспондентом нашей газеты предпринимали два раза.

В идеале хотелось встретить призраков или увидеть собственными глазами хоть какие-то признаки аномальной активности в тоннелях, о которых ходит множеств легенд. Однако ночные дежурства на КБЖД не дали никаких результатов, мы не увидели образов и не услышали звуков, которым нельзя было бы найти объяснение. На этот раз с нами в экспедицию отправился Никита Томин, руководитель «Иркутск-Космопоиска», чтобы с помощью приборов провести более детальное исследование.

Наше путешествие началось от остановки Темная Падь, куда мы добрались на электричке. На станции к нам подошел местный житель Вячеслав, который, пока мы укладывали рюкзаки, развлекал нас анекдотами и рассказами о своей жизни. Вдруг раздался страшной силы взрыв, эхо от которого долго разносилось по сопкам.

— А, это мрамор добывают, — беспечно махнул рукой Вячеслав. — Вы воду только из Байкала набирайте, в речке Ангасолке нельзя — там тротил, аммонал, фекалии. Загадили речку.

Дальше мы отправились по натоптанной туристической тропе до Старой Ангасолки. Прибыв на место, решили расспросить старожилов маленькой деревушки на предмет легенд, имеющих отношение к КБЖД. Одна из местных жительниц рассказала нам об огоньках, которые ночью можно увидеть в тоннелях, причем это такие огни, которые нельзя приписать запоздавшим туристам. «Народу здесь много на строительстве погибло, бродят в тоннелях души рабочих с фонариками», — объяснила женщина.

Немногочисленные старожилы отправили нас в домик на берегу Байкала, в котором живет Геннадий, эрудированный пенсионер.

Пока мы разыскивали домик Геннадия, наткнулись на белый железный крест без опознавательных знаков, к кресту вела заросшая тропинка, вдоль которой кто-то высадил отцветшие уже цветы. По словам местных жителей, крест стал символом противоборства между администрацией детского лагеря «Ангасолка» и «рерихами» (представителями местного культурно-выставочного центра. — Прим. авт.)

Когда-то на этой земле сажали огород, потом ее арендовали «рерихи». Руководство лагеря хотело оставить клочок земли себе и ставила там деревянные кресты, которые регулярно исчезали, до тех пор пока там не появился фундаментальный железный. Как нам сообщил Геннадий, оказывается, именно в этом месте в конце 70-х были найдены кандалы каторжника (строителя КБЖД. — Прим. авт.), которые темные люди зашвырнули в Байкал.

Геннадий наотрез отказался фотографироваться и называть свою фамилию, однако в беседу вступил охотно. Родился и вырос он в Ангасолке, которая со временем приобрела приставку «Старая». В младенчестве, можно сказать, был сыном полка, солдаты НКВД, которые караулили железную дорогу, заворачивали мальчишку в чистые байковые портянки.

— Зенитчики тут стояли, охранялись мосты и тоннели, — вспоминает Геннадий. — В 42-м, когда началась битва под Сталинградом, всех мужиков забрали, зенитки приходилось пристреливать женщинам. Мужики остались только на ключевых постах. Был случай — стоял часовой с трехлинейкой. Спускалась с горы рысь — и на него. А солдатик не понял, прибегает в гарнизон и заикается: «Нападение на пост!»

А один раз солдат чуть не застрелил местную жительницу, приняв ее за нерпу. Летом женщина плавала по Байкалу, преодолевая несколько километров.

Солдат уже начал взводить винтовку, как его остановил супруг пловчихи: «Ты что, это жена моя!»

— Муж ей, бывало, кричит: «Нюркаааа! Давай домой иди!» Сено надо убирать, коров доить, а она по нескольку часов плавала, муж не мог ее домой загнать. Знатная была пловчиха. А тут я по телевизору видел, как американка переплывала Байкал, ее катер сопровождал, муж на подносе кофе с бутербродами подавал. И все ею восхищались, а я думал — куда ей до нашей!

Семья Геннадия осталось в Ангарске, сам он некогда работал на АНХК.

— В 2003 году пришло новое руководство, работягам все льготы отрезали. И как-то жизнь пошла наперекосяк. С женой развелся. Дети задумались о кабале — об этой самой ипотеке. Я подумал-подумал — свое я уже отжил, так что квартиру детям оставил и перебрался сюда. Жили с мамой, в прошлом году она умерла. Мне здесь не скучно, здесь все родные мои места.

Часто Геннадий выходит из дома, чтобы посидеть на берегу Байкала, и делает наблюдения.

— Нерпы сейчас много развелось, стоит посидеть подольше на берегу — обязательно где-нибудь всплывет. А однажды прямо возле моего дома на берег выбралась, лежит на камушке и ластой себя бьет по животу...

Старожил рассказал свою версию легенды, связанной с самым длинным тоннелем КБЖД — Половинным.

— Тоннель кажется совсем прямым, но на самом деле он чуть-чуть изгибается. Копали его с двух сторон, инженер, который тоннель запроектировал, назвал час, когда два хода должны сойтись. Однако тоннель упорно не сходился — на инженера посыпались претензии, мол, просчитался ты. Удрученный, он вышел из тоннеля и накинул веревку на березу. А рабочие вбок маленько стукнули — есть соединение! По цепочке передавили — есть, есть! А когда радостная новость дошла до конца тоннеля, инженер уже повесился. Моему отцу эту историю рассказал его отец, который участвовал в строительстве.

Про призрака самоубийцы-инженера Геннадий ничего не слышал, но в том, что на Кругобайкалке можно встретить что-то аномальное, не сомневается.

Однако большинству необычных событий, уверен наш собеседник, все же можно найти объяснение.

— Слышал я, здесь трехметровых водолазов видели когда-то. Тут у нас местный парнишка на лодке ходит, я его спрашивал, видел ли он что-нибудь в воде, а он: «Да, видел, когда выпью».

Доводилось Геннадию самому сталкиваться с необъяснимым, причем на совершенно трезвую голову.

— Как-то ночью мы рыбачили на омуля, возле Ангасолки. О борт лодки тихонько плескала вода, но вдруг все стихло, как будто весь мир замер — звенящая тишина, темень вокруг, луна еще не взошла. И вдруг видим — над берегом прожектор мощный, как от паровоза, движется, а навстречу еще один — пересеклись и разошлись. Мы сидим, оцепенели, и такая жуть навалилась.

Уже провожая нас, Геннадий указал вдаль на большой серый камень, лежащий на тоннеле.

— В 83-м году собирались тут индусы, жили в Старой Ангасолке неделю. Залезли на тоннель — сделали свою штуку из камней, туда надо было прийти, загадать желание и положить камень. Говорили: чем выше будет пирамида, тем больше будет энергии из космоса. Местным жителям эта идея не понравилась, никто к пирамиде не ходил. А после того как индусы уехали, началась страшная гроза, молния ударила в гору, свалился большой камень и накрыл эту пирамиду — вон этот камень, до сих пор там лежит.

Исследовать с помощью приборов было решено тоннель Хабартуй-3, переживший катастрофу, которой есть документальные подтверждения. Вечером 6 марта 1946 года к тоннелю подъезжал пассажирский поезд. В одном из вагонов кто-то без всякой на то причины сорвал стоп-кран. После небольшой стоянки поезд двинулся. Следом за ним двигался грузовой поезд, машинист которого из-за сильной усталости не обратил внимания на запрещающий сигнал.

Грузовой поезд на большой скорости въехал в тоннель, где столкнулся с хвостом шедшего впереди состава. Последним вагоном пассажирского поезда оказался вагон-лавка. В нем стояла печь, от которой по другим вагонам начал распространяться огонь. Как назло, противопожарная система паровоза была неисправна. Машинисты быстро расцепили состав и вывели уцелевшую часть пассажирского поезда из тоннеля.

Во время столкновения и пожара погибло 20 пассажиров, еще 29 человек были ранены. С тех пор путники встречают в тоннеле призраков погибших в страшной катастрофе.

Вооружившись фотоаппаратами, камерами, детектором магнитного излучения, мы вошли в зловещий тоннель в два часа ночи. Исследователь «Космопоиска» Владимир Кузнецов настроил рацию на «белый шум» и просил тоннельных призраков как-то проявить себя. Когда Владимир задавал вопросы, реагировал детектор магнитного излучения. Но из рации ничего, кроме шипения, услышать не удалось. Что характерно, детектор «молчал», когда мы заходили в тоннель, но показывал аномально высокие значения, когда мы шли по направлению к выходу. Возникало ощущение, что нас кто-то провожал.

— Человек, которого ночь застала в тоннеле, особенно если он один, испытывает довольно свое-
образные ощущения. Все-таки здесь довольно мрачно, страх и напряжение могут спровоцировать появление определенных образов, — говорит Никита Томин.

Сейчас представители «Иркутск- Космопоиска» анализируют полученные записи камер и данные приборов. Следующее исследование планируется провести на острове Ольхон в Хужирском краеведческом музее, где неоднократно происходили мистические события.

Иллюстрации: 

Колоритные кругобайкальские тоннели будоражат воображение современного путешественника и дают богатую почву для легенд.
Колоритные кругобайкальские тоннели будоражат воображение современного путешественника и дают богатую почву для легенд.
Никита Томин зарегистрировал повышенные значения детектора магнитного излучения.
Никита Томин зарегистрировал повышенные значения детектора магнитного излучения.
baikalpress_id:  96 466