Плавучая поликлиника для Ольхонского района

О том, что Байкал — едва ли не самое притягательное место на планете, говорят многие путешественники. Но одно дело при­ехать на Байкал в гости, другое — жить здесь.

И вот здесь сравнение получается, увы, не в пользу местных. В этом смогли убедиться иркутские врачи, которые уже в третий раз совершили выезд в Ольхонский район, чтобы провести квалифицированное медицинское обследование жителей района. Труднодоступность многих населенных пунктов на Байкале делает свое дело: у людей обнаруживаются серьезные запущенные заболевания, иногда это заканчивается летальным исходом. В этой ситуации ставший традиционным поход врачей Иркутской городской клинической больницы № 1 дает жителям байкальского побережья определенную надежду.

Ровно неделю назад на причале базы МЧС в поселке Никола можно было увидеть два пришвартованных катера — «Лиман» и «Витим». Команда, которая на них собралась, никакого отношения к аварийно-спасательным работам, конечно, не имела, но это ничуть не уменьшало ценности их миссии. По сути, все эти люди ехали именно спасать — не от паводков и наводнений, но от болезней. Педиатр, аллерголог-пульмонолог, терапевт-кардиолог, сосудистый хирург, травматолог, ревматолог, невролог, врач УЗИ — таких специалистов не то что не видели, но и слыхом о них не слыхивали в деревнях Ольхонского района.

Харанцы, Халагай, Ялга, Улан-Хушин, Онгурены, Зама, Кочериково, Куртун, Олагуй находятся в отдалении, дорога на карте обозначена пунктиром, так же прерывисто поддерживается связь с Большой землей.

— До того как мы приехали в 2012 году, — вспоминает руководитель центра здоровья иркутской больницы № 1 Иван Альбертович Вельм, — люди не видели врачей лет двадцать! Наш приезд стал настоящим праздником. Жители нарядились в красивые одежды, многие, когда встречали, даже плакали! Но меня даже не это поразило. Я сам жизнь доживаю — а такой разрухи не видел. Рыбный завод, которым они жили, разрушен — все растащено, одни амбразуры торчат. Корабли выброшены на берег. Совхозы развалились. Да где же им здоровья-то взять! Так ведь они еще и не лечатся…

Пока «Витим» и «Лиман» мирно покачиваются на причале в Николе, я знакомлюсь с человеком-легендой — именно так мне представляет Ивана Вельма главный врач больницы № 1 Леонид Павлюк. Иван Альбертович в мае этого года отпраздновал свое 75-летие, хотя в это сложно поверить — столько в этом человеке энергии! Несмотря на годы, Иван Альбертович продолжает отдавать себя любимой работе.

— У нас есть прибор, который определяет возраст, — не без гордости говорит руководитель центра здоровья, — основываясь на содержании жира в организме и физической активности. Так вот мне он дает на 15 лет меньше!

О том, как обстоят дела с сельской медициной, врач высшей категории Иван Вельм знает не понаслышке.

В свое время окончил ИГУ, уехал работать хирургом в Нижнеудинск, работал главврачом ЦРБ. В аспирантуре в Ленинграде написал диссертацию на тему «Организация хирургической помощи в сельском районе». Тема была знакома, ведь за многолетнюю практику он не раз сталкивался с поразительными эпизодами.

— Бывает, приезжаешь, а у человека нога в обратную сторону смотрит! — восклицает мой собеседник. — Представляете? Пяткой вперед — так и ходит. Просто травма была, да никто не лечил. Или вот однажды такой случай был. В 1971 году в Тофаларии с местными жителями подрались геологи. Защищаясь, один из геологов выстрелил двоим — отцу и сыну — прямо в рот. И оба выжили! У старшего пуля остановилась на уровне четвертого шейного позвонка, я его оперировал — долго возился, но пулю вытащил. А у сына свинец выскочил через ухо — он даже в больнице не лежал.

После защиты диссертации Иван Альбертович вернулся в Иркутск, возглавлял железнодорожную, городскую клиническую больницы. На пенсии — официально с 1999 года, однако дома пробыл всего четыре месяца. Вот и сейчас не может на месте усидеть — отправился с молодыми коллегами в длительную командировку. Впрочем, сама организация лечебного десанта — во многом его заслуга.

— Дело в том, — поясняет он, — что к нашему центру здоровья прикреплена определенная часть населения, в частности правобережный округ Иркутска и два сельских района — Иркутский и Ольхонский. Первое время пациенты сами приезжали к нам, зимой им даже предоставляли транспорт. Но таких людей были единицы, в то же время в качественной диагностике нуждаются все.

У сельского здравоохранения есть некая специфика, хотя само словосочетание на первый взгляд кому-то может показать странным, тем не менее. Первым делом больной должен обратиться к «фелшеру» в своем поселении. Но не факт, что фельдшерский пункт (ФАП) есть как таковой, поэтому приходится ехать в соседнюю деревню. Так, в Ольхонском районе протяженностью более 400 километров за последние двадцать лет число ФАПов уменьшилось с 25 до 9.

Особенно непросто приходится жителям Онгурен, Кочериково, Замы.

Квалификация сельских медиков зачастую оставляет желать лучшего, поэтому больного отправляют в ЦРБ. Хорошо, если в районной больнице смогут поставить диагноз и назначить лечение. Увы, соответствующего оборудования не хватает и там, поэтому больному снова приходится отправляться в дорогу — уже в областной центр.

— А пока по этапу идешь, можно и не успеть, — с грустинкой присоединяется к разговору мэр Ольхонского района Сергей Копылов. — Конечно, когда возникает необходимость в оказании экстренной помощи, наши службы всегда наготове — медработники вызывают санавиацию и пострадавшего мигом доставляют в Иркутск. Но ведь если диагноз был поставлен вовремя, до таких ситуаций можно и не доводить! В этом и весь смысл поездки — вовремя поставить диагноз и заранее назначить лечение.

Отданы швартовы, мы отходим от берега и направляемся в сторону Больших Котов. Несмотря на то что от Листвянки до поселка всего 20 км вдоль берега, добраться до поселка можно только по воде. Большие Коты стали 16-м населенным пунктом, охваченным плавучей бригадой врачей.

Поселок основали в XIX веке как базу для старателей. На прииске работали каторжане и вольнонаемные. Пик численности населения пришелся на 60-е годы уже двадцатого века. Тогда были построены начальная школа, детский сад, клуб, магазин, пекарня, баня, фельдшерско-акушерский пункт. Однако добыча золота стала уменьшаться, в 1968-м прииск был закрыт. В 1918-м по решению Байкальской комиссии Академии наук в Больших Котах открыли биологическую станцию для изучения микробиологии, флоры и фауны Байкала и побережья.

С начала 90-х численность населения Больших Котов резко сократилась. Сегодня здесь прописано всего 55 человек, хотя в летний сезон здесь бывает до полутора тысяч туристов одновременно.

— Ко мне по разным причинам люди обращаются — травмы бывают, клещи присасываются, змеи кусают, не говоря про ОРЗ, — встречает иркутских врачей Елена Рысева, заведующая местным ФАПом. — Местных жителей я сама обхожу два раза в неделю, они ведь все уже старенькие…

Елена из Иркутска, учась на биологическом факультете ИГУ, приезжала сюда на практику. Место настолько понравилось, что после она регулярно ездила сюда отдыхать с семьей. Пять лет назад женщина узнала, что в Котах требуется фельдшер, в итоге перебралась в любимое место на постоянное место жительства, теперь живет и радуется.

Елена Рысева ведет коллег в ФАП. Расположен он у нее на квартире, что несказанно удивляет приезжих профессионалов. Они впервые в таком маленьком фельдшерском пункте. И сразу вспоминают — в первый год было еще сложнее.

— Мы не знали, где развернуться, — рассказывает терапевт иркутской больницы № 1 Анна Васина. — Сейчас-то мы уже ловкие: если ФАП слишком мал, часть врачей располагается либо в клубе, либо в библиотеке. Как правило, они всегда находятся рядом.

Определенная трудность возникает и в том, куда бы поставить привезенную аппаратуру. Врачи привезли с собой спирограф, доплер, УЗИ, аппарат для определения уровня холестерина и сахара в крови, а также смокелайзер, динамометр, пульсоксиметр и сфигмоманометр. Приборы со странными для непосвященных людей названиями позволяют прямо на месте ставить самые точные диагнозы. В первые два года с их помощью у жителей отдаленных поселков были выявлены многочисленные болезни. В том числе сердечно-сосудистой системы, опорно-двигательного аппарата, нарушения обмена веществ, опухоли брюшной полости, поражения сосудов нижних конечностей. Были выявлены кисты печени, камни в желчном пузыре, камни в почках, остеопороз, сахарный диабет.

— Болезни сердца и суставов — их профессиональные заболевания, — комментирует Анна Васина. — Они же все живут за счет тяжелого физического труда. Самое распространенное заболевание — гипертония. Чаще всего неконтролируемая, потому что у людей нет препаратов. Поэтому еще одна наша задача — научить людей следить за собой. Диагноз выявлен, лечение назначено, а вот самоконтроль должен проводить сам пациент.

Бывает, что во время осмотра выявляются и редкие патологии.

Так, на УЗИ было выявлено несколько случаев онкологии, пневмонии и острых инфарктов. И это просто здорово, что вовремя оказанная помощь десантников от медицины позволила спасти этих людей от смерти.

Первыми пациентами в Больших Котах стали старожилы — 78-летняя Ада Ивановна Вещева и ее 83-летний муж Николай Васильевич встретили бригаду врачей возле дверей медпункта.

— С утра уже ждем, — улыбается Ада Ивановна гостям. — Всю работу бросили. Муж весь извелся — сено надо убирать! Но такое событие бывает только раз в год. Вот и прибежали.

Всю жизнь супруги Вещевы прожили в Больших Котах. Здесь родились, познакомились, поженились, вырастили детей, состарились. Но никогда не хотели они что-то поменять. Николай Васильевич на золотых рудниках работал, говорит, отец и мать там работали. После образования национального парка был местным управляющим, лично принимал таких именитых гостей, как кубинский деятель Фидель Кастро и космонавт Алексей Леонов. Потом много лет отработал на должности лесника, пятнадцать лет провел на ногах.

Это, конечно, не могло не сказаться на здоровье. Четыре года назад закупорились сосуды, и с тяжелым тромбозом его госпитализировали в иркутскую больницу. Лечился лично у главврача Леонида Павлюка. Мог тогда вовсе остаться без ноги, но конечность ему спасли.

— Если честно, — с охотой рассказывает Николай Васильевич, — мы с Адой на здоровье никогда не жаловались. Некогда нам было. У нас всегда хозяйство большое было, да еще работать надо было. А вот на пенсию вышли — и старость пришла. Я так и говорю — от старости болит все…

Тем не менее Вещевы держат корову, двух быков, куриц и кроликов. Это для них им надо сена накосить — не меньше трех тонн. Еще и восемь соток в огороде обрабатывают. Ада Ивановна, несмотря на то что у нее ярко выраженный ревматоидный артрит с поражением поясничного позвоночника (прямо пополам, бедную, согнуло), до сих пор работает кладовщицей на биостанции. Вот и сейчас обошла приезжих специалистов и смеется:

— Мне сказали, что нервы у меня в порядке. Холестерин хороший, сахар хороший. Сил много. Так что мой диагноз — здоровая! А значит, еще жить буду!
Супругам необходимо постоянно наблюдаться у врачей, но разве наездишься в такую даль, как Иркутск! Так что приезд врачей прямо на дом стал для них радостным событием.

— Я хоть и не люблю по врачам ходить, — признается Николай Васильевич, — но их рекомендации стараюсь выполнять. Мне даже когда сто грамм водки прописывали, я старался. Хотя и непьющий совсем. Потом пожаловался врачу, он и отменил. А вообще — чаще бы к нам вот так врачи приезжали. Глядишь, наши женщины так (кивает на жену) ходить не будут. Разгибаться хоть станут.

В Больших Котах осмотр закончился за час. Двум женщинам поставили диагноз — гипертония. Молодой пациентке с рецидивом варикозного расширения вен выписали направление на повторную операцию. Молодого человека с травмой успокоили — повреждения костного аппарата у него нет.

— Это мы быстро отстрелялись, — шутит Иван Альбертович Вельм. — Поселок-то небольшой. Впереди работы больше будет. В таких поселках, как Хужир и Онгурены, к нам обычно очередь по 100 человек. Ведь в Хужир приезжают из Харанцов, Халагая, Ялги, Улан-Хушина, а Онгурены добавляют Зама и Кочериково. Нас после такой работы обычно во все стороны качает, ведь дневная норма — максимум 30 человек.

И вот уже «Витим» и «Лиман» снова пенят байкальскую воду.

Через 18 часов их будут встречать в Хужире. За два года необычная команда осмотрела уже 1200 пациентов, теперь в их планах — еще 600 человек. О том, с чем пришлось столкнуться врачам на этот раз и кому им удалось помочь, мы расскажем в одном из следующих номеров «Копейки».

baikalpress_id:  96 233