Письма с фронта

Эти письма были написаны Анастасии Марковне Петровой, проживавшей в п. Ленинск Куйтунского района, по поводу гибели ее мужа.

Я работала в школе п. Игнино учителем истории и создавала музей при школе. Была лично знакома с Анастасией Марковной и неоднократно проводила встречи учащихся с вдовами войны. Мы давно пытались найти автора этих писем, но безрезультатно. Думаю, если он или его родственники прочитают эти письма, то откликнутся. Такие письма нужно печатать.

Вот копия письма, которое написал Василий Иванович Рымков Анастасии Марковне Петровой по поводу гибели ее мужа, Георгия Даниловича Петрова.

«22 июля 1942 года.

Здравствуйте, Анастасия Марковна и Ваши юные дети, которых я не знаю, как звать. Шлю я Вам свой привет как лучший друг Вашего близкого человека, Георгия Даниловича, и желаю всего наилучшего в Вашей повседневной жизни и работе. Во-первых, я Вам сообщаю, что Ваш муж и отец собственных детей убит от разрыва бомбы 20 июля около деревни Горчичкино Половского района Ленинградской области. Похоронен лично мной в деревне Борки Половского района Ленинградской области на общем кладбище. О похоронах не сомневайтесь — похоронен по-настоящему, как полагается. Я его хоронил как лучшего друга, так как мы с ним работали на одной машине вдвоем.

Смерть его настигла в тот момент, когда мы с ним подвозили снаряды на огневую позицию. В период разгрузки машины был налет авиации противника, в 9 часов утра. Увидев, что бомбы сброшены прямо на нашу машину, мы отбе­жали, но прятаться было негде — было чистое поле. Мы отбежали: я в одну, а он в другую сторону, метров на 15. И после того, как произошел взрыв, я подбежал к нему. Он уже был убит осколком в голову — в левую сторону, выше уха. Я, конечно, был сильно потрясен его смертью, но было поздно, жизнь его была уже безвозвратна. И так как у нас машину всю разбило, то мне с ним пришлось пробыть там полные сутки. И только 21 июля я мог его перепра­вить на другой машине в расположение своих частей для похорон. И так мы с ним расстались в 12.30 дня 21 июля 1942 года.

Анастасия Марковна, прошу Вас особенно не волноваться. Его, конечно, уже не вернешь, но своим расстройством Вы помешаете себе в жизни. Я заверяю, что за гибель своего товарища я не посчитаюсь ни с чем, чтобы расплатиться с врагами, нарушившими нашу мирную жизнь.

Я буду работать так, чтобы товарищи, которые непосредственно борются все время на передовой, быстрее разбили немецких оккупантов.

До свидания. Жду ответа. Как получите письмо и извещение, пишите по адресу: ПП ч. 787, авторота, В.И.Рымкову».

«Здравствуйте, уважаемая Анастасия Марковна, Ваши дети Нина и Валя, а также сестра! Шлю я Вам дружеский фронтовой привет и желаю всего наилучшего в Вашей повседневной жизни и успешной работы в уборочное время. Анастасия Марковна, Вы просили, чтобы Вам сообщить, когда и где мы с ним познакомились. 0твечаю, что в феврале месяце к нам прибыло пополнение, в числе которого оказался и Ваш муж Георгий Данилович. И когда выяснилось, что из некоторых прибывших есть шофера, то их прислали в нашу роту. И с первого дня его прибытия мы с ним познакомились и стали работать вместе. В мае месяце при налете авиации нам снарядом из пушки самолета пробило кабину, и он был тяжело ранен. Но, пролежав в госпитале некоторое время, быстро поправился; и когда я приехал навестить его, то он отказался больше лежать в госпитале и просил, чтобы его выписали. Его просьбу удо­влетворили, и мы опять с ним сошлись как лучшие друзья. Еще его раны не зажили, но он проявлял всегда стойкость и мужество, где и считался дисциплинированным и стойким бойцом в части. Пользовался большим авторитетом у командования, а также у рядового состава. Дальше о подробностях его гибели.

Он погиб как герой, как лучший защитник нашей Родины. 20 июля 1942 года нам было дано задание подвезти снаряды на передовые позиции. День был ясный. 9 часов утра. Вражеские самолеты летели как воронье в воздухе. Их было много, и они бомбили передовые, в том числе и дороги. И по которой дороге мы двигались, невозможно было движение. Вся дорога была изрыта воронками от разрыва бомб. Но ехать было надо. Нас там ждали наши братья. И мы не счи­тались ни c какими трудностями и ни с какой опасностью. Все же проехали и доставили груз по назначению. Мы выполнили приказ Родины. Мы были стойкими, как требовала от нас Родина и нарком т. Сталин. Но в период разгрузки прямым попаданием бомбы в машину, от которой ничего не осталось, Георгий был убит осколком в голову. Он лежал от машины метрах в l5, дальше он не успел уйти. Я был в этот момент на батарее, на расстоянии метров 300. И так мы с этого дня расстались с ним живым. Но я не покидал его, я оставался с ним до 21 июля. И только в этот день мы смогли его перевезти на кладбище из селения, где похоронили его без гроба, завернутого в брезент. Гроб делать было некогда, да и не из чего. Но похоронили его хорошо. В могилу положили одного. С ним я положил все фотокарточки Вашей личности и детей. Над могилой сделал надпись «Погиб при выполнении боевого за­дания» и его домашний адрес. Вот и все.

Сам я из Москвы. Работал на фарфоровом заводе механиком автогаража. Семейный, тоже имею детей, так же как и бывший Ваш муж. Мы с ним как познакомились, он мне все говорил, что, как кончится война, он побывает в Москве и у меня.

Анастасия Марковна, за смерть Вашего мужа и нашего товарища мы ответим двойным ударом по врагу, и скоро настанет тот момент, когда мы оконча­тельно разобьем врага. И Вы, работая в тылу, ни на минуту не ослабевайте своих темпов. Своими достижениями Вы приближаете час разгрома врага.

До свидания. К Вам — Василий Иванович Рымков»

Пополнение в рядах ветеранов

В канун праздника Великой Победы я хотела бы рассказать о своей бабушке — Елизавете Африкановне Ильиной, в девиче­стве Шампеевой, 1920 г. р., уроженке Нукутского района Иркутской области. Хочу по­делиться с земляками радостным событием, случившимся в на­шей семье.

Начну с того, что по рассказам бабушки мы знаем, что на фронт она записалась добровольцем в 1942 году с тремя своими подружка­ми-землячками: Катей Бульбидхаевой, Шурой Зангеевой и Поли­ной Ивановой. Последняя была немного младше и не справилась с тяготами войны, поэтому через некоторое время вернулась до­мой. Остальные служили до кон­ца войны.

Приближать победу наша ба­буля помогала в медсанбате на Дальнем Востоке. За годы вой­ны она спасла не одну сотню ра­неных бойцов. Среди них были такие же молоденькие, как и она сама. В 1943 году Елизавета Африкановна познакомилась с мо­лодым офицером, моим дедом Андреем Макаровичем Ильи­ным. После окончания войны мой дед еще два года служил в Северной Корее, только после этого молодые вернулись на ма­лую родину — в улус Харануты Эхирит-Булагатского района. К тому времени у них уже родилась дочь Алла.

Бабушка — ветеран труда, мать-героиня, родила 10 детей, но до сегодняшнего дня не считалась ветераном Великой Отече­ственной войны. В суете тех военных страшных лет бабушка потеряла военный билет. Позже неоднократно пыталась восста­новить документы, но безуспеш­но. Поэтому она по документам считалась не вернувшейся с по­лей сражений. На протяжении многих лет дети и внуки делали запросы во все возможные инстанции по вос­становлению военного билета. Но все безре­зультатно. Хотя бабушка и говорит, что это для нее не главное, лишь бы были бы все живы и здоровы.

И вот наконец благодаря многим не­равнодушным людям, которые помогали в поисках документов, мы достигли результата. Отдельно от имени всех родственников хотим выра­зить признательность замечатель­ной женщине, активистке из п. Усть-Ордынского — Галине Петров­не Волчатовой. Она одна из немногих, кто остался неравноду­шен к нашей проблеме. Именно она написала письмо президен­ту Российской Федерации В.В.Путину с просьбой о восстановлении статуса участника войны. Только благодаря переписке Галины Петровны с Вла­димиром Владимировичем дело сдвинулось с мертвой точки. По личному распоряжению прези­дента в краткие сроки пришел ответ из Министерства обороны РФ, из г. Подольска, от 10 марта 2015 года с положительным ответом.

«Приказом пред­седателя приемно-технической комиссии Тихоо­кеанского флота от 19 июня 1942 года за номером 013 Шампеева Елизавета Африкановна зачисле­на в береговую оборону для под­готовки специали­стов по второму виду санитаров. Основание: фили­ал Центральный архив Министер­ства обороны РФ (архив военно-морского флота г. Гатчино)».

И вот настал тот долгождан­ный и волнительный для нас день — 9 апреля. Ровно за месяц до праз­днования 70-летней даты со дня Победы ей, нашей бабушке, Ели­завете Африкановне, вручили удостоверение участника Вели­кой Отечественной войны в Ир­кутском областном военкомате.

На 95-м году жизни, спустя столько лет, она дожда­лась этого значимого события в ее жизни, чему рады все близкие и родственники.

Сегодня в ее большой семье 17 внуков, 30 правнуков и 3 праправнука.

От имени всей нашей много­численной семьи поздравляем всех ветеранов с приближаю­щимся праздником Великой По­беды. Мы очень гордимся вами за то, что вы когда-то смогли нам подарить то мирное, синее небо над нашими головами, под кото­рым мы сегодня живем. Желаем вашему бесстрашному и благо­родному поколению всех земных благ, крепкого здоровья и долгих лет жизни!

Внучка Ольга Алхансаена

Письмо Алле Урюпиной

Это она 9 мая 1945 года выступала и говорила о нашей победе в селе Хомутово

Выступавших было много, я же запомнила Аллу Урюпину, эвакуированную девочку лет восьми в голубом бархатном платье и голубой шляпке. Она тоже вместе со взрослыми выступала с трибуны, и сила ее слов и голоса была как у взрослой, за это ей долго аплодировали.

Алла, ты молодец! В моей памяти ты как факт истории, и я думаю, что в тот день ты была единственным ребенком в Иркутской области, выступавшим наравне со взрослыми с высокой трибуны. Я каждый год 9 мая вспоминаю тебя и мысленно разговариваю с тобой. Алла, прошлым летом я была в Хомутово, в нашем саду, где стояла трибуна, а теперь детский сад. А на входе в наш сад, правее, уже давно стоит памятник тем, кто не пришел с фронта. Через дорогу, где когда-то был клуб, теперь сельсовет, и от него чуть правее памятник герою Васильеву. И я к этому памятнику привезла три трехгодовалых дуба. Их посадили сразу же, при мне. Но вот только сохранятся ли они? И все бы хорошо, но оказалось, что в Хомутово сегодня забыли про Ситникова. Это тот Ситников из деревни Куды, про которого рассказывали, что он на фронте, в самую трудную и опасную для него минуту, не сдался в плен. И еще, Алла, я хочу тебя спросить. Помнишь ли ты, как я спросила Анну Ощерину (она была заведующей детским садом): «Фронт — это город или деревня?» И она вдоль песочницы на земле начертила палочкой полосу и сказала: «Фронт — это линия огня». И он может быть в деревне и в лесу, где угодно. А потом позвала всех детей и стала объяснять нам, что такое фронт. И еще она часто говорила нам: «Дети, вы каждый день должны слушать радио и хорошо знать значение слов «оставили» и «наши потери».

И мы слушали. Хотя многого не понимали. Но значение этих слов знали. А как мы радовались, когда стали говорить, что в честь взятия нашими войсками населенного пункта будет дан салют из многих орудий. А песни, спетые по радио, вмиг разлетались по селу. Я и теперь не понимаю, как мы, дети, так быстро могли запомнить их. Алла, ты младше меня года на два, поэтому тебя, наверное, не отправляли в магазин за хлебом, а я ходила. И знаешь, Алла, как это было трудно, потому что смотреть на хлеб было нельзя, и если посмотришь, то обязательно откусишь, а это же нехорошо. Моя мама никогда меня не ругала, если я вдруг откусывала. Она всегда делала вид, что ничего не заметила, спасибо ей за это! Вот поэтому я очень хотела бы, чтобы на бывших магазинах, где в войну давали хлеб по карточкам, к Дню Победы висели хотя бы плакаты, говорящие, что здесь продавали хлеб по карточкам. Все люди тогда знали — без хлеба не выжить, хотя сегодня этого не понять.

А еще, Алла, помнишь ли ты, как мы все лето пололи морковь? И еще обрывали цвет с табака? Его сажали мало, там, за сушилкой, где для фронта сушили картошку. Я думаю, если бы это было сегодня, то мою маму лишили бы материнства за то, что я с девяти лет работала с табаком. Ну, Алла, всего не опишешь так, как мы жили. И сегодня мне уже совсем мало осталось жить. А воспоминаний много, поэтому я очень хочу, чтобы по нашим детским рассказам сделали фильм, и это очень надо, т. к. в учебниках истории теперь пробел. Потому и в душах у многих недодел. До свидания, Алла.

Галина Константиновна Жук (Соловарова), 80 лет

Загрузка...