Певец из СИЗО

Сотрудник иркутского СИЗО-1 Александр Пирч стал победителем в одной из номинаций всероссийского конкурса авторской песни среди сотрудников уголовно-исполнительной системы «Пою тебе, Россия!».

Как можно одновременно быть сотрудником системы наказаний и музыкантом, исполнителем авторской песни? С таким главным вопросом журналист «Пятницы» отправился на встречу с музыкантом из СИЗО. Выяснилось, что Александр с детства мечтал заниматься музыкой, а в Управление исполнения наказаний попал случайно… после службы в ОМОНе. И в ОМОН попал случайно — после окончания эстрадного отделения Иркутского училища культуры.

— Когда я учился в старших классах, наша семья жила в Тулуне. И там была очень интересная группа «Обратная связь», ее руководителем был лучший музыкант Тулуна Виктор Губанов. Свой музыкальный стиль они в шутку называли «эмигрантский попс». Ребята сочиняли песни, похожие на композиции группы «Любэ», на газмановского «Есаула». Они были одеты в шинели времен Гражданской войны, в папахи, барабанщик выходил на сцену в тельняшке, бескозырке. И песни были с такими эмигрантскими названиями: «Гимназистка», «Господа юнкера» и другие, — Александр вспоминает начало своей музыкальной карьеры. — И вот в такую солидную группу меня взяли солистом. Но я был пацаном и совсем не вписывался в стиль группы. И не хотел вписываться. Тогда я попросил, чтобы мне дали возможность петь со сцены свои песни. И в 3-м отделении я выходил с песнями в стиле «Ласкового мая» (в то время они всю страну поставили на уши своими «Белыми розами»). И я имел колоссальный успех! У нас был кооператив, мы зарабатывали деньги. Я, совсем еще пацан, получал 30 рублей за концерт! Это были большие деньги по тем временам.

По окончании школы Саша собрался поступать в музыкальное училище. «Ты что, с ума сошел? — отговаривал его руководитель ансамбля Виктор Губанов.

— Хочешь, как я, по всем селам и деревням с коробками из-под усилителей таскаться за нищенские копейки?». Но не помогло: Александр решил стать музыкантом. После окончания эстрадного отделения Иркутского училища культуры получил распределение в Качугский район, в деревню Бирюльку. Но до деревенского клуба так и не доехал. К директору училища обратились сотрудники ОМОН Управления милиции на транспорте: они так хотели создать свой ансамбль, что целый год по ночам охраняли чаеразвесочную фабрику, а деньги копили на музыкальные инструменты.

— Когда я увидел инструменты, которые они купили, то сразу понял, что пойду к ним, — признается Александр. — Это были лучшие по тем временам гитары американской фирмы Fender.

Александр Пирч попросил, чтобы они и друга его взяли из училища, чтобы вдвоем поднять группу. И им удалось создать лучший в то время в Иркутской области коллектив — ансамбль «РИО».

Выпускники училища сами писали песни, которые сейчас поет весь иркутский ОМОН: «За черный берет», «Ребята из ОМОНа»...

— А милиционером я был плохим, — со смехом признается Александр. — Меня можно было легко уговорить отпустить человека... Вот, например, дежурим мы на вокзале. И снимают с поезда пьяного мужика. Он в командировке, сел в поезд и перебрал пива. Я-то понимаю: мало того что от поезда своего отстанет, билет новый покупать придется на последние деньги, так еще и петицию на работу напишут. Ну и подвожу этого несчастного выпивоху к проводнику и уговариваю: «Слушай, брат, дай мужику проспаться, он ляжет на полку и будет вести себя тихо-тихо». Мне всегда очень хотелось, чтобы люди знали: не все менты — козлы.

Чтобы не служить в милиции, а только играть, Александр ушел из ОМОНа в Управление федеральной службы исполнения наказаний. Там можно было заниматься только музыкой: была специальная оркестровая служба. Со временем Александр Пирч убедился, что есть только две самые образцово-показательные службы: оркестровая и служба почетного караула. Именно они открывают людям всю красоту, всю мощь и дисциплину военной службы.

Когда впереди военной колонны на параде вышагивает военный оркестр в отутюженной форме с аксельбантами, чеканя шаг и во всю мощь играя марш, тогда люди чувствуют: военная служба может быть по-настоящему красивой.

Александр говорит, что всегда был против того, чтобы выступать перед взрослыми заключенными. Это, мягко говоря, не совсем этично и не совсем правильно: «Ведь мы не просто артисты, а сотрудники Управления исполнения наказания». Но вот женщины и подростки — это другой разговор. Для них приезд оркестра в колонию — всегда огромная радость. Мальчишки-подростки со всех ног бегут после концерта за оркестрантами и просят музыкантов дать им автограф.

А женщины в колониях аплодируют так, что сам Филипп Киркоров позавидовал бы.

Хотя однажды случился казус и в женской колонии:

— Я во время исполнения песни Стаса Михайлова «Для тебя!» подсел к какой-то женщине и легонько ее приобнял. И тут же получил довольно мощный удар кулаком в плечо. Наверное, не ту обнял. Но пришлось сделать вид, что мне не больно: надо было все-таки закончить песню. А, вообще, мы играем для всех! Наши учреждения разбросаны по всей области. Наш оркестр приглашают часто на День города, День молодежи, мы никогда не отказываемся. Для гражданского населения у нас есть любая популярная музыка, так называемый парковый репертуар.

Иллюстрации: 

Александр Пирч: «Родом я из семьи военного, мы всю жизнь по гарнизонам. Меняли школы, города, квартиры... Я с детства тянулся к музыке. Поступил в музыкальную школу, учился по классу аккордеона. Но приходилось часто переезжать и случалось жить в поселках, где не было музыкальной школы. Тогда я ходил в солдатский оркестр»
Александр Пирч: «Родом я из семьи военного, мы всю жизнь по гарнизонам. Меняли школы, города, квартиры... Я с детства тянулся к музыке. Поступил в музыкальную школу, учился по классу аккордеона. Но приходилось часто переезжать и случалось жить в поселках, где не было музыкальной школы. Тогда я ходил в солдатский оркестр»
Александр Пирч (справа), сотрудник СИЗО-1, вместе с руководителем своей первой группы «Обратная связь» Виктором Губановым. Фото сделано во время выступления оркестра в Тулуне. «Мне было очень приятно видеть его в зале, а ему, думаю, было нестыдно за своего ученика», — говорит Александр Пирч
Александр Пирч (справа), сотрудник СИЗО-1, вместе с руководителем своей первой группы «Обратная связь» Виктором Губановым. Фото сделано во время выступления оркестра в Тулуне. «Мне было очень приятно видеть его в зале, а ему, думаю, было нестыдно за своего ученика», — говорит Александр Пирч
baikalpress_id:  96 520