Петр Молев: правила жизни настоящего сибиряка

Как дальнобойщик не побоялся заняться сельским хозяйством и стал успешным фермером

«У хлебопашца две беды: когда урожай хороший и когда он плохой», — говорит фермер из Аларского района Петр Молев. И тут же во избежание недоразумений поясняет: «Если хорошо хлеба выросли — значит, зерно дешевое будет, да и сбывать его особенно некуда. Ну а если хлеб плохой, то тут и говорить нечего — пора, значит, пояса затягивать».

Петр Молев в этом году, как и многие его коллеги, оказался в трудной ситуации — значительная часть посевов попала под засуху. Если в предыдущие годы фермер убирал по 31 центнеру с гектара, то на этот раз с 1 га собрал всего лишь 7,5 центнера. Максимальный урожай составил 23 центнера на круг. А от итогов уборочной в этом хозяйстве зависят не только люди — почти 600 голов крупного рогатого скота ежедневно требуют корма. Но не таков этот человек, чтобы пасовать перед трудностями. Занявшись сельским хозяйством уже в зрелом возрасте, да еще с нуля, Петр Ильич доказал, что главное в любом деле — это желание работать.

Земной компас фермера

Родился Петр Ильич недалеко от деревни Могоенок, где сейчас занимается фермерством. Выше по Бахтайскому тракту находится его родовое место — Большая Ерма. Потомственный сибиряк, корни которого на много поколений вросли в эту землю, вернулся в Аларский район уже в зрелом возрасте. В жизни будущему аграрию приходилось примерять на себя разные профессии.

— Так сложились обстоятельства, что, когда я подрос, моей семье нужны были деньги. Я решил поехать работать в Иркутск, на релейный завод. Там в общежитии познакомился со своей будущей женой — Надеждой Николаевной. Она приехала в Сибирь из Брянской области. Пожили в Иркутске, затем переехали на родину жены, оттуда в Рязань. Там от завода получили квартиру. А потом потянуло меня на родину, — говорит Петр Молев. — Родители наши занимались крестьянским трудом. У меня отец был отменным скотником, у него коровы зимой в сутки по килограмму в весе прибавляли. Мама работала дояркой, а мы, дети, ей с ранних лет помогали. Видимо, это сказалось — захотелось в родные места.

— Видя, как муж стремится на родину, и я решилась на переезд, — говорит Надежда Николаевна. — Интересно, что, когда я была маленькой, у нас в деревне в Брянской области рабочие в колхозах работали очень тяжело. И мама стремилась отправить нас в город — хотела, чтобы у нас была другая судьба. А в итоге я все равно оказалась в деревне, о чем, кстати, ничуть не жалею. Условия труда сильно изменились. Конечно, и сейчас в сельском хозяйстве лентяю делать нечего. Но, например, то время, когда доярки работали, надрывая спину и руки, слава богу, позади.

Но не сразу после переезда супруги оказались в Аларском районе. Вначале, разменяв квартиру в Рязани, они поселись в Ангарске. Петр Ильич занялся грузоперевозками — поставлял муку по городам Восточной Сибири, Республики Бурятия, Читинской области. Начинал как простой дальнобойщик. Затем, видя интерес к его продукции, решил купить свою мельницу, чтобы молоть зерно, а потом пришел к тому, что неплохо было бы зерно сеять самостоятельно, а не покупать его у поставщиков. И на всех этапах жизненного пути настоящей опорой ему была и остается его Надежда.

— Другая жена, может, давно сказала бы: «Давай-ка, Петя, остановись». А моя Надежда меня всегда поддерживает. Она у меня спокойная, рассудительная. Я, как человек энергичный, могу что-то упустить из виду, а она всегда дельный совет дает. Моя жена меня всегда успокаивает, — говорит Петр Ильич.

Вторая жизнь колхозной фермы

А энергии у Петра Ильича столько, что позавидовали бы и молодые фермеры. Начиная работу с нуля, ему удалось добиться потрясающих результатов.

— В 2000 году, когда я только занялся сельским хозяйством, я думал, что засеивать буду 300—400 гектаров. Ну, максимум 500… Засеял для начала 260 га, в 2004 году купил трактор Т-4. Действовал как индивидуальный предприниматель. Как фермер оформился только при объединении Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского округа. В 2009 году приобрел на свои средства комбайн «Полесье». В 2011 году я выиграл инвестиционный проект, за что большое спасибо Александру Кириленко — он тогда был министром сельского хозяйства области. Удалось значительно расширить автопарк, приобрести технику, расширить посевные площади. А главное, про нас узнали, что помогло нам наладить рынок сбыта.

Сейчас фермер засевает 3600 га зерновых, 400 га кормовых культур, 200 га зеленки. Распаханы залежные земли, куплена техника, которая позволяет производить 200 тонн муки в месяц.

— Сдавать, правда, такой объем некуда, — сетует фермер. — Это в этом сезоне спрос на зерно хороший, так как урожай был ужасным. А обычно для того, чтобы продать урожай, приходится постараться. Заниматься растениеводством сейчас, в условиях кризиса, тяжело. Цена на минеральные удобрения поднялась в пять раз, а на пшеницу только в два раза. Ситуацию спасает то, что у меня есть достаточное количество техники. Мы распахиваем пары, можем хорошо подготовить почву к посеву.

Фермерская база расположилась на площадях бывшего колхоза им. Куйбышева. Некогда преуспевшее хозяйство в 90-х годах постигла печальная участь большинства сельхозпредприятий страны. Молеву колхоз достался в разрушенном виде: от фермы оставался один остов, от мехтока — лишь воспоминания.

— В 2010 году, когда колхоз окончательно обанкротился, мы приняли хозяйство на себя, — рассказывает Петр Ильич. — Рассчитались с долгами, отстроили склады, мехток, купили зерноочистительную машину. А несколько лет назад, видя, что есть свои корма, решили заняться и животноводством. Тут история вышла та же, что и с посевами. Думали, что заведем максимум 50 голов КРС, а в итоге их сейчас у нас 560, правда из них дойных коров только 80. В 2012 году выиграл грант на развитие семейной фермы. Закупили оборудование, установили охладители молока, линию навозоудаления, итальянские доильные аппараты.

Ветеринар Нимат и его любимая Дыня

Но не современное оборудование фермер считает своим главным богатством. Больше всего Петр Ильич ценит своих сотрудников. Несколько человек осталось еще с прежних, колхозных времен. Они в основном и составляют костяк хозяйства.

— Работников хороших найти трудно. Мы ежедневно возим рабочих из девяти близлежащих деревень. И если с доярками вопрос более-менее решен — на ферме коров доят три женщины, — то проблема с агрономом стоит остро. Молодежь не жаждет идти в сельское хозяйство, предпочитает работать вахтой. А ведь я плачу по деревенским меркам неплохую зарплату. Те же доярки получают от 15 000 до 24 000 рублей в месяц. На земле нужны рабочие руки. Необходимо строить жилье, создавать условия, а главное, прививать уважение к человеку труда. Без этого сельское хозяйство не поднимешь.

Долго не мог найти Петр Молев ветеринара. Вакансия закрылась неожиданно — на ферме поселился Нимат Абдалиев, который приехал работать в Сибирь из Узбекистана.

— Я с детства занимаюсь сельским хозяйством, осознанно выбрал профессию. У меня красный диплом сельхозинститута, который я окончил еще в советское время, — говорит Нимат Заирович. — Много лет проработал в Узбекистане. Там у нас тот же принцип ведения хозяйства. Даже коров держим той же породы — черно-пестрой. Только зимы нет.

Он уже привык к сибирским холодам и даже в мороз ходит по ферме в расстегнутой куртке. Приспособиться к новым для себя условиям ему пришлось по прозаичной причине — в Сибири он может заработать внушительную по меркам Узбекистана сумму.

— У меня семья, кредиты. Заработка не хватало. Решил поехать в Россию. Прибыл в Иркутск и сразу пошел искать министерство сельского хозяйства. Рассказал, что я специалист и мне нужна работа. Вот так я оказался сначала в Боханском районе, а затем здесь, в Могоенке. Мне все нравится: много коров, много работы. А это приятно, — говорит ветеринар.

Нимат Абдалиев с гордостью показывает ферму. Сейчас время отела. В этом году на ферме значительное прибавление. А у семи коров родились двойни. Каждому теленку доярки дают имя, которое записывают за стойлом. Есть у работников и любимцы. Например, любимую корову Нимата зовут Дыня, а у доярки Ирины Прокопьевой, которая, кстати, заняла второе место в районном профессиональном конкурсе, любимица носит кличку Ваза. Эта корова является рекордсменкой — даже зимой дает по 40 литров молока в сутки.

— Заниматься сельским хозяйством интересно — всегда можно увидеть результат своего труда. Да и потом, это полезная работа, — говорит Петр Молев. — Мои внуки живут в Ангарске. Так я мясо сдаю на комбинат детского питания. За последние месяцы сдано 20 тонн. Уверен, что малыши едят полезную пищу. У нас с женой двое детей. Сын мне помогает, дочь работает у нас бухгалтером. Надеюсь, что внуки, когда подрастут, продолжат династию. Внучка, когда приезжает в гости, с фермы уходить не хочет. Вот для этого я все и делаю. Мог бы, конечно, в своем возрасте давно лечь на диване в квартире и телевизор смотреть. Но я так не могу — от безделья болеть начинаешь. Так что, надеюсь, у меня еще хватит сил поработать, укрепить и расширить созданное хозяйство.

  • Слово фермера  

«Вот что я хочу сказать. Много сейчас говорят о модернизации, об импортозамещении. Правильные слова. Пора на свои продукты переходить. Да только пока это лишь слова. Мое предложение таково: давайте тем хозяйствам, поголовье в которых превышает 400 особей, давать субсидии на ГСМ и оплату электроэнергии. У меня в месяц только на ферме за свет нагорает в среднем по 150 тысяч рублей. Молочное скотоводство становится невыгодным. Молоко ведь у нас принимают за копейки. Я, например, сдаю по 16 рублей за литр, максимум по 18,50. Получается, если учесть расходы на электроэнергию, молоко я отдаю по себестоимости. Мясным скотоводством, на мой взгляд, заниматься гораздо выгоднее. Но ведь и молочная продукция нужна. Если в ближайшее время ничего не будет сделано, то тем, кто производит молоко, придется тяжело».