Первый иркутский телескоп

Столетний инструмент пережил и революцию, и девяностые 

В рубрике «Единица хранения» мы рассказываем о вещах, документах, книгах, которые красноречиво свидетельствуют о своем времени и связаны с судьбами иркутян. Таких вещей много в фондах иркутских музеев. Но сегодня наша единица хранения — цейсовский телескоп-рефрактор, в который с удовольствием разглядывают небо посетители иркутского планетария «Ноосфера». Рефрактор пережил Октябрьскую революцию, Гражданскую войну и девяностые. Некоторое время был экспонатом Иркутского областного краеведческого музея. Но в 2014 году с его помощью снова стали наблюдать небесные объекты и явления. Следы бурной истории на нем, конечно же, сохранились — следы от пуль, оставленные во время декабрьских боев в Гражданскую.

Решили обратиться к Цейсу

Рефрактор — телескоп, в котором свет собирает система линз, его преломляющая. Вот эта самая система линз в нашем телескопе уникальна — как уникальны все оптические приборы, изготовленные индивидуально под заказчика на заводе Карла Цейса в Германии. Цейсовская оптика считалась и до сих пор считается лучшей. Мастерская Цейса, правда, давно превратилась в огромную корпорацию, которая производит микроскопы, оборудование для офтальмологии, микроэлектроники и так далее. А в 1909 году, когда любитель астрономии иркутянин Руфин Пророков, бывший членом распорядительного комитета Восточно-Сибирского Императорского географического общества, предложил состоятельным людям скинуться на телескоп, завод специализировался на линзах для телескопов, микроскопов.

Пророков инициировал создание при географическом обществе обсерватории, где и население могло бы образовываться, получать элементарные знания по астрономии, и ученые наблюдали бы за небом в научных целях. К тому же финансовые дела Восточно-Сибирского отдела РГО были не слишком хороши, и Руфин Самойлович предлагал за счет интереса публики, которая будет покупать входные билеты, «усилить материальные средства отдела».

Пророкову, как инициатору, поручили искать деньги — и он нашел 130 человек, готовых пожертвовать на астрономическую обсерваторию, в том числе и на телескоп. Из известных жертвователей в данной кампании поучаствовали купцы Патушинский, Русанов, Кузнец, Белозеров, купчиха Громова и другие. Общая сумма, которую собрали на обсерваторию, составила 3,5 тысячи рублей деньгами и тысячу — материалами.

Иркутяне начали думать, кто смог бы поставить для обсерватории лучшее оборудование. Списывались с разными оптическими заводами. Остановились на заводе Карла Цейса в Вене, который уже тогда был весьма знаменит. Иркутяне заказали рефрактор с двойным объективом диаметром 130 мм — на чугунном штативе, со сменными окулярами, которые давали увеличение от 40 до 480 крат.
Набор астрономических инструментов, как посылку особой важности, разрешили провезти через таможню с уплатой менее половины обычной пошлины. Весила посылочка более чем 200 пудов — что-то около трех с половиной тонн на современный пересчет.

Комета Галлея 

Телескоп установили в башне краеведческого музея — той, что видна с бульвара Гагарина. Спроектировал башню сам Пророков, так как в Иркутске никто не имел опыта сооружения подобных вращающихся конструкций с куполом и помещением под ним, куда можно было бы одновременно поместиться 15—18 наблюдателям.
По понедельникам, когда демонстрировали несколько предметов, плата за вход была рубль, в иные дни — пятьдесят копеек. Предусматривались скидки в случае групповых посещений. А учащимся билет стоил вполовину меньше.

Изначально Иркутская обсерватория была любительской, и телескоп Цейса иркутская общественность выписывала в первую очередь для того, чтобы популяризировать астрономию и умственно развивать население. Но любители были заинтересованы в науке. Они, к примеру, предлагали пригласить для наблюдения за кометой Галлея знаменитых астрономов со всего мира и желали, чтобы они прихватили с собой астрономические фотоаппараты. «По моему мнению, между приезжими гостями-астрономами найдутся один-два человека, которые будут иметь фотографические аппараты, приспособленные для съемки небесного пространства во время прохождения кометы. Они снимут ее и другие небесные тела, видимые на новом в науке иркутском горизонте. Это может принести всему человечеству пользу в научном, нравственном, а может быть, и материальном отношении». Член общества отставных фельдфебелей крестьянин Винник, который и вынес это предложение, в случае необходимости брался оплатить текущие расходы на чай, кофе, шоколад и печенье, которыми приезжих астрономов можно было бы отпотчевать.

Комету Галлея иркутяне и вправду увидели — из-за благоприятной погоды, причем даже раньше, чем в Пулковской обсерватории.

Телескоп восстановили любители астрономии

Иркутский телескоп находился в башне ВСОИРГО — краеведческого музея — до шестидесятых годов. Здесь он пережил Гражданскую войну.

— Видите, это от пуль вмятины, — показывает поврежденное чугунное основание Павел Никифоров, руководитель обсерватории Иркутского планетария.

Инструмент пострадал во время декабрьских боев за Белый дом, когда в башню обсерватории летели пули и снаряды. Чугунный штатив и трубу повредило в 26 местах, но ни оптика, ни часовой механизм не пострадали. Металлические части сразу восстановили, подлатали саму обсерваторию — и работа продолжилась. А с образованием Иркутского университета и ее, и телескоп закрепили за образовательным учреждением. Там занимались студенты физмата.

Когда университет создал большую научную обсерваторию, «башня» в краеведческом продолжала работать и по-прежнему называлась городской обсерваторией. Здесь занимался теорией затмений ученик Пророкова Александр Каверин, в отличие от своего наставника бывший профессиональным ученым. Он работал на цейсовском телескопе и продолжал широко популяризировать деятельность обсерватории, рассказывал в газетах о каждом значительном небесном явлении.

К 60-м годам телескоп, что называется, сдал. На нем стало трудно работать — ремонта требовал часовой механизм. После того как Каверин оставил работу в «башне» из-за того, что перешел работать в педагогический институт, городскую обсерваторию закрыли, а телескоп Цейса передали для астроплощадки ИГУ.

— Его перевезли на наблюдательную площадку, что в районе остановки «Ипподром» на улице Советской, и установили в специальном павильоне. В 1986 году я смотрел там на Марс, — вспоминает Павел Никифоров.

В девяностые астрономический комплекс университета был в плохом состоянии, астрономическую площадку разрушили. Телескоп Цейса тоже пострадал от рук вандалов.

— Оптические части удалось спасти, а вот механические разошлись…

Профессиональные астрономы, директор обсерватории ИГУ Сергей Язев обратились к Иркутскому астроклубу с просьбой помочь восстановить телескоп. Иркутянин Эдуард Зуев, создатель и бессменный руководитель астроклуба, вместе с членами клуба три года восстанавливал аппарат. Все работы велись на добровольных началах, часто при отсутствии чертежей — в архиве завода Цейса они не сохранились (из-за войны). Материалами и запчастями астрономов-любителей обеспечивали ученые.

В 2000 году астроклуб передал отлаженный телескоп университету. Астрономическая реликвия была установлена в родной башне краеведческого музея — уже как экспонат. С него сняли часть, которая называется искателем, и экспонировали ее отдельно. Цейсовские линзы были заменены на обычное стекло.

Иркутские астрономы, директор АО ИГУ Сергей Язев долгие годы работали над созданием народной обсерватории — взамен закрытого планетария. Наконец, в 130-м квартале появилась «Ноосфера», где был установлен цейсовский рефрактор. Сегодня в него могут понаблюдать небо все желающие.

Благодарим за помощь в подготовке материала Иркутский планетарий.

Метки: Жизнь, Иркутск
Загрузка...