Пел для зэков в накомарнике

Братчане вспоминают Кобзона: впервые певец приехал в Сибирь в начале 60-х вместе с Пахмутовой и Добронравовым, а в 1994 году стал почётным гражданином города
1963 г. Поэты Николай Добронравов и Сергей Гребенников, певцы Иосиф Кобзон и Виктор Кохно, композитор Александра Пахмутова  и главный диспетчер строительства Усть-Илимской ГЭС Фред Юсфин дают клятву на верность Сибири
1963 г. Поэты Николай Добронравов и Сергей Гребенников, певцы Иосиф Кобзон и Виктор Кохно, композитор Александра Пахмутова и главный диспетчер строительства Усть-Илимской ГЭС Фред Юсфин дают клятву на верность Сибири

Кто-то подсчитал, что в Братске Иосиф Кобзон побывал 17 раз. Он любил приезжать в Сибирь, стал свидетелем того, как в тайге прокладывали БАМ, как росли города, и даже своей рукой вбил колышек: «Здесь будет построена Усть-Илимская ГЭС». О визитах знаменитого певца обязательно рассказывают туристам на экскурсиях по городу, а друг Иосифа Давыдовича — первостроитель Братска, создатель устного журнала «Глобус» Фред Юсфин — в книге «Моя счастливая жизнь» поделился «закулисными» историями, которые помогают увидеть в звезде обычного человека, доброго и отзывчивого.

Будущие друзья познакомились в 1962 году на выпуске устного журнала «Глобус». Иосиф Кобзон — «статный, красивый, сильный, с волевым подбородком, кудрявой головой» — всем очень понравился, и братчане решили: наш человек. Столичному артисту вручили фотоальбом о городе, со стихами: «Пусть от Братска до Гудзона раздается бас Кобзона, низвергая в прах кумиров, потрясая женщин мира». После выпуска журнала Фред Юсфин и его товарищи пригласили Иосифа Кобзона продолжить знакомство в более непринуждённой обстановке.

«Вечер закончился на квартире Недлена Кузьмичёва. Он единственный из всех нас жил в коттедже на улице Набережной, и мы ужасно любили этот островок Падуна. Пока женщины чудодействовали на кухне, мужчины по очереди поднимали двухпудовую гирю, она была постоянным атрибутом маленького палисадника. Уже пошёл третий круг, но никто не сдавался. Первенствовали поочередно Кузьмичёв, Марчук, Кобзон. В момент, когда женщины выносили вкусно пахнущие кастрюли, на помосте был Кобзон. Все с воодушевлением хором считали: «…шестнадцать, семнадцать, восемнадцать»… И вдруг у Кобзона лопнула резинка на плавках. Раздался взрыв хохота и восторга».

Сам Иосиф Давыдович Кобзон в одном из интервью рассказывал: «Каждый приезд в Братск — это знаковое событие в моей жизни. Впервые мы приехали вместе с Пахмутовой, Добронравовым. Пели. По воде ещё плавали бревна. Мы все были молоды, дружили, и особенно с Фредом Юсфиным, которого Евтушенко в своей поэме «Братская ГЭС» назвал Рыжим Фредом, — министром культуры Братска. Помню, как мы проплыли на пароме из Братска в Усть-Илимск, прошли пороги и вбили колышек: «Здесь будет построена Усть-Илимская ГЭС».

С пианино на барже

Про путешествие по Ангаре Александры Пахмутовой, Николая Добронравова, Сергея Гребенникова, Иосифа Кобзона и Виктора Кохно ходят легенды. По одной из версий, пятерых москвичей командировал ЦК КПСС развлекать строителей Братской ГЭС. По другой — их пригласил Фред Юсфин, которого через несколько месяцев после знакомства с Кобзоном назначили главным диспетчером строительства Усть-Илимской ГЭС. Побывав на новом месте работы, поразившись мощи сибирской тайги, он решил, что «надо тащить сюда Пахмутову!». Пока дороги к месту будущей ГЭС не было, добираться по Ангаре пришлось на барже почти сутки.

На баржу загрузили бульдозер, пиломатериалы, несколько поддонов с кирпичом и новое пианино «Кама» (артисты же едут), а на нос судна поставили палатку, снабдив каждого пассажира спальником. Пианино Фред Юсфин выпросил у заместителя начальника стройки, подумав, что раз едет Алечка (Александра Пахмутова), то инструмент нужен обязательно. Адреналина путешественникам добавил коварный Ершовский порог. После него баржа причалила к берегу, где восемь заключённых, подчинявшихся Юсфину, строили пристань. Увидев, что приехал начальник, да не один, спросили, кого он привёз. Узнав, что артистов, попросили: «Спели бы что-нибудь!»

Московские гости, услышав просьбу, не стали отказывать.

«Распаковали мы нашу пианину, — вспоминал Фред Юсфин, — Кобзон с Кохно полезли в палатку — переодеваться в концертные костюмы. «Мы выступаем перед зрителями и должны их уважать, — объяснил, видя моё удивление, Иосиф. — А где поём — неважно: в Колонном зале Дома союзов или здесь». Принарядились в бабочки, а рот открыть невозможно — тучи мошкары! Пришлось дать им накомарники. Так и пели — торжественные, в шляпах с москитной сеткой — перед зэками, рассевшимися, как птицы, на уступах скалы».

На Ангаре артисты пробыли пять дней, и каждый день давали такие незапланированные концерты. Прощальный ужин с друзьями состоялся в единственном на то время в Братске ресторане «Падун».

«Я решил разыграть Алечку, — рассказывал Фред Юсфин. — Взял салфетку и по всей форме выписал наряд на работу: «Фамилия: Пахмутова Александра. Профессия: композитор. Задание: написать песни, достойные наших ребят. Срок исполнения: 31 декабря 1963 года». К шутливому наряду Аля отнеслась вполне серьёзно — страна получила песни о Братской ГЭС, о ЛЭП-500, которые поются до сих пор. Эти песни сыграли в жизни Пахмутовой, Добронравова и Кобзона не решающую, но значимую роль».

Действительно, вряд ли есть люди старшего поколения, не знающие песен «По Ангаре» или «Прощание с Братском». А Сергей Гребенников и Николай Добронравов написали ещё и книгу «В Сибирь, за песнями!», которую выпустило в 1964 году издательство «Молодая гвардия».

Выбрали жену

Кобзон с Юсфиным дружили так крепко, что в свой очередной приезд в Братск певец попросил у него совета, на ком жениться. Достал три фотографии.

«Девушки просто прелесть. На конкурсе фотомоделей каждая взяла бы призовое место, — пишет Фред Юсфин в своей книге. — Вопросик, нечего сказать. Одна — солистка Красноярского ансамбля народного танца Люда Коркина, вторая — актриса Московского театра на Таганке Алла, третья — ленинградка с огромными синими глазами и удивительно обаятельным лицом, Нинель Дризина, красивая девушка, окончила техникум, работает в знаменитом кафе «Север» на Невском проспекте заведующей производством. Рождается план. Моему сыну Сашке надо поступать в Нахимовское училище. А что если нам всем вместе махнуть в Ленинград, сочетая приятное с полезным? «Смотрины» прошли великолепно. Неллечка и её замечательная мама Полина Моисеевна приняли нас по-царски. Мне осталось только сказать: «Иосиф, по-моему, это то, что надо».

Иосиф Кобзон сделал предложение девушке и получил согласие.

«Как настоящий жених он должен был получить благословение её родителей. С мамой всё просто, а вот с отцом было сложнее. Михаил Дризин был осуждён за то, что имел дело с иностранной валютой, отбывал срок в одном из лагерей Свердловской области. Так вот Иосиф поехал к отцу Нелли и получил его благословение».

Свадьба состоялась через несколько месяцев в ленинградском ресторане «Садко». Тамадой Кобзон назначил своего друга Юсфина.

Время показало: выбор певца, сделанный с помощью друга, оказался правильным. Нелли стала для певца надёжной опорой на всю жизнь. В браке у них родились сын Андрей и дочь Наталья.

После Малинина, перед Бабкиной

На празднование своего 70-летия в 2007 году Иосиф Кобзон пригласил в Москву делегацию из Братска. Первый концерт прошёл в Кремлевском дворце, а второй, на следующий день, — в Манеже, где «собрались, наверное, все знаменитые персоны России. Космонавты и артисты, композиторы и политические деятели, писатели и художники, зарубежные гости, земляки, врачи и спортсмены», пишет Фред Юсфин. «Договорились, что братчанам дадут слово молвить и песню спеть. Мы развлекаемся с соседями по обильному столу, а Игорь Кравцов (лучший баритон Братска. — Авт.) нервно курит. Ему же выступать с песней «Главное, ребята, сердцем не стареть», перед такой аудиторией!

Нас поставили в очередь между Александром Малининым и Надеждой Бабкиной, на что певица сначала разозлилась, а после выступления Игоря подошла и очень хвалила».

Игорь Кравцов был знаком с Иосифом Кобзоном ещё с советских времён:

«Впервые я увидел Кобзона в ДК «Лесохимик» в далёком 1975 году. Тогда артисты считали модным и престижным приезжать в наш город. Иосиф Давыдович всегда был, что называется, статусным артистом, визитной карточкой. И после развала страны он остался единственным, кто ещё поддерживал эту связующую нить».

Кобзон и Юсфин дружили более полувека и ушли из жизни один за другим. 10 ноября 2017 года не стало Фреда Юсфина, а 30 августа 2018-го — Иосифа Кобзона.

Использованы материалы книги Фреда Юсфина «Моя счастливая жизнь» и сайта iosifkobzon.ru.

Свадьба Иосифа Кобзона и Нинель Дризиной
Свадьба Иосифа Кобзона и Нинель Дризиной