Отвадить соседку

Поп­ро­бу­ем по­мочь друг дру­гу со­ве­том? Ведь все мы — для себя, для сво­их близ­ких, род­ных, со­се­дей, дру­зей и зна­ко­мых — са­мые что ни на есть вдум­чи­вые пси­хо­ло­ги. Всем, зна­чит, ми­ром...

Жанна:

— Уезжали в отпуск семьей, и я оставила ключ соседке, цветы просила поливать. Вернулись, и началась наша великая дружба. Ну, цветы она настолько залила водой, что половина из них просто пропала, сгнили мои цветочки от обилия влаги, хотя я просила всего-навсего обрызгивать их из пульверизатора. Сама виновата, поленилась отвезти их свекрови, хотя она предлагала помощь. Зато соседка теперь поняла, что она — главный член нашей семьи, теперь каждое утро воскресенья начинается с ее звонка в дверь и тарелочки несъедобной выпечки. Она по любому поводу приходит делиться новостями и сплетнями, советует всем нам, что носить, что есть, что в квартире переделать, как воспитывать ребенка и прочее, прочее, прочее. Для меня подобное общение — настоящая обуза. Сын, которому двенадцать лет, начинает по-тихому ей хамить, муж прячется. Я тоже стараюсь не открывать дверь без надобности, но это не выход, она все равно по телефону достает. Как разрешить ситуацию, ума не приложу, может быть, кто-то посоветует — как отвадить назойливую пенсионерку? У которой, между прочим, трое внуков и два сына.

Юлия Давыдова, экономист:

— Жанна, что вам мешает открыто ей сказать, что вы не нуждаетесь в ее визитах и, тем более, советах? Мой дом — моя крепость, еще не хватало, чтоб у вас разлад в семье настал из-за назойливой мухи, которая, заметьте, вам чужой человек! Она добровольно позиции не сдаст, только военные действия могут принести какую-то пользу, или это будет длиться вечно. Есть, конечно, еще вариант — что она на кого-то другого переключится, но это надо ждать. Так не лучше ли сразу удалить нарыв и все.

Максим Носков, студент:

— Вот до чего доводит лень! Отвезли бы цветы свекрови, и не было бы проблем. Но уж теперь, Жанна, если сами впустили к себе эту даму, то вам и выгонять ее. Открывайте дверь щелочкой, говорите прямым текстом, что вы не одеты, или спите, или любой другой предлог, но в дом не пускайте, на телефонные звонки просто не отвечайте, держите оборону, и она должна к вам скоро интерес потерять, а будете жалостливой — вообще на шею сядет.

Антонина, медицинский работник:

— Знаете, может, я не по теме, но ваша позиция напомнила мне одну знакомую, мою бывшую свекровь. Она вот так всегда закрывала двери от всех на свете и руководствовалась в жизни только одним правилом: хочется ей общаться с кем-то или не очень, есть настроение или нет, выгодно или невыгодно. И в результате — инсульт, пролежала три дня одна в закрытой квартире, она ведь даже родного сына принимала по звонку. А не хочется ей ни с кем разговаривать — трубку не берет. Пять лет прошло, а последствия инсульта дают о себе знать. Хотя все ведь могло быть совсем по-другому — если бы она к людям относилась не с таким чувством подозрительности и равнодушия. Вы к чему стремитесь, Жанна? К тому, чтобы отгородиться от всего мира? Можно ведь и по-хорошему с ней поговорить, и не брать на себя такой грех — оскорблять человека своим презрением.

Ольга:

— А вы, Жанна, пробовали объяснить этой женщине все ваше недовольство простыми русскими словами? Не обязательно ведь хамить, чтобы защитить свой дом от нежелательных гостей. К сожалению, не все люди умеют читать наши мысли. А может быть, и к счастью. Представляю, что бы тогда началось, когда все тайное стало бы явным — когда мы думаем одно, а говорим другое, смотрим в глаза и улыбаемся, а на самом деле…

Ирина:

— Несмотря на то что она вам неприятна, нужно как-то постараться все-таки держать себя в руках. С соседями, Жанна, надо дружить. Мало ли что. Вот так соберетесь экстренно куда-то, некому будет за домом присмотреть. Так что подумайте хорошенько, как вам половчее сохранить свою независимость, не переходя на личности, и не создавайте конфликта на пустом месте. В сущности, одинокий она человек, а то, что вяжется, так это даже неплохо, что кому-то вы еще нужны. На самом деле никому сейчас ни до кого дела нет. Я, например, из всех своих соседей знаю, может быть, только двоих-троих. А с остальными — никак, никакого общения, только кивнешь при встрече и дальше пойдешь. Переводите все на шутку, и, я уверена, соседка ваша быстро оставит вас в покое… Пока вам снова не понадобится ее помощь!

Илья:

— Ваша история заставила меня пересмотреть все мои отношения — и с друзьями, и с приятелями. Подумал: вдруг и меня кто-то воспринимает так, как вы свою соседку. Так вдруг стало грустно и одиноко. Вот так тянешься к человеку, а он совсем не разделяет твои симпатии. Не знаю даже, что сказать. Не знаю, и все. Мы последнее время только и делаем, что печемся о своей независимости и о границах своего пространства, так заботимся, что по-настоящему забываем о том, что происходит вокруг. Ну, избавитесь вы от вмешательства этой женщины, ну, станет вам легко и свободно. А кому она нужна, в конце концов, наша свобода? Чтобы закрыться на все замки?

Андрей Карасев, инженер-электрик:

— Никто никому не нужен. Ей, может быть, и нужно от вас не-многое — это перекинуться парой слов, а вы уже недовольны.

Андрей Панарин, переводчик:

— Может быть, я ошибаюсь, Жанна, но, по-моему, проблему создали вы сама. Ведь как это было? Вы навязали соседке ухаживать за своими цветами. Даже притом что она живет рядом, это все-таки для нее дополнительные заботы, как бы она вас потом ни убеждала, что это ей ничего не стоило. Вы на берегу не договорились с ней, что эта работа (а это действительно работа!) будет оплачена, что вы намерены ей заплатить столько-то и столько-то. Вот и представьте, вы всучили постороннему человеку ключи, обязали ухаживать за цветами, а бедная женщина между тем думает, может быть, и о том, что на ней еще и ответственность за сохранность вещей лежит. В каком-то смысле вы ей перепоручили еще и охрану дома. Предполагаю, что вы ограничились простым «спасибо», а она сказала в ответ — не за что, мне это было совсем не трудно. Значит, из области «оплаченных услуг» вы сама перевели ваши отношения в область «приятельства». Значит, вы сама дали ей право думать о вас как о хорошей знакомой и, может быть, даже младшей подруге.

В недальновидности здесь дело, в вашей, Жанна, извините, нечуткости, нашей вечной жажде халявы. Не знаю… Она вас выручила, а вы теперь страдаете. Так всегда и происходит — мы хотим всего, чтобы только потом за это не платить. Вы ее хоть как-то потом отблагодарили, Жанна?

baikalpress_id:  97 363
Загрузка...