Отпуск за свой счет

Мужчины без любви глупеют. Но есть, есть возможность удержать себя на краю, чтобы не скатиться окончательно в омут тупости и невежества, можно ведь и себя полюбить. Вечная любовь, та-ра-ра…

Гена полюбил себя, и никаких тебе мук в такой любви. Чтобы без всяких там гаданий — любит, не любит. Взял и полюбил себя навсегда. Ну, немножко он еще кошек любил. Кошек больше, чем остальных людей. Он по этому принципу и жен выбирал. Чтобы женщина любила и его, и его кота. И так все отлично. Там, правда, во время кастинга на первую женитьбу вклинилась одна Оля со своим ни к селу ни к городу признанием насчет «у нас будет ребенок». Но Гена такое лицо сделал надменное. А Оля впечатлительная, на нее такие лица, такие выражения этих лиц еще действовали. Поэтому она и ушла в слезах и принялась героически воспитывать своего мальчика. Передавала, правда, через общих знакомых приветы Гене и пожелания. Но общие знакомые эти были женщины, которые Гене приветы передавали, но и от себя много чего добавляли. «Ну, не знаю», — такое, например, и — «Не похож совсем мальчик-то». Такие тетеньки встречаются «добрые», которым кажется, что все должно быть по справедливости: «любишь кататься…» и так далее. И Гена женился на одной, которая, как ему показалось, любит его больше всех прочих. То есть остальные тоже его любили, но эта Анюта все-таки выделялась. И кота его любила, потому что говорила постоянно — Котя, Котя; Гене — Гена, Гена; коту — Котя, Котя. Гена, кстати, всех своих котов Котями звал. Котя хорошо кормленный, и Анюта за этим следила. И все, в общем, гармонично. Каждый занимается своими делами. Анюта занимается только Геной и параллельно Котей. И немножко так всем остальным. Но этого «немножко» тоже хватало насчет уборки и внешнего вида. Потому что у Гены и самого внешность, поэтому и требования. Анюта поэтому должна соответствовать. Но это все надо успеть после того, как кота накормила и поговорила как следует с этим котом. Гена всегда прислушивается, как кто с котом разговаривает. А то приходил один раз приятель, можно сказать в друзья набивался.

А тут проходит в комнату, там кот в кресле свернулся, спит, а этот товарищ, глупый совсем, взял и согнал кота с его законного котового места. Так что неудивительно, что вылетел этот товарищ прямиком на лестничную площадку, а следом его башмаки полетели и куртка.

Гена тогда прямо рассвирепел. Гена вообще-то крупный мужчина и роста хорошего. А тут какой-то… приходит, ведет себя как неизвестно кто. В Генином же собственном доме, с собственным же Гениным котом. Гена сильно за кота переживает, и когда кот отправляется на свои мартовские гуляния, Гена бродит по округе, ищет кота и зовет жалостливо — Котя, Котя. Не уснет, если кота домой не загонит. Такая привязанность у человека.

Но вообще-то Гена обслужить себя в состоянии. Но в компании ему лучше. Поэтому он и не возражал, когда Аня бросила свою учебу-работу и занялась исключительно его персоной. Аня взялась белье крахмалить, хотя Гена и говорил, что это уже перебор. Обеды она готовила. Сегодня, говорила, у нас ростбиф. На самом деле, конечно, кусок обыкновенного размороженного мяса, но звучит. Ростбиф. Выпивали понемножку. Бормотуху, конечно, всякую. Но если туда гвоздики накрошить с лавровым листом, запросто можно сказать — пили давеча глинтвейн. Аня книжки читала и запоминала кое-что из прочитанного. А Гена погружен в работу, в командировки свои интересные, вплоть до заграничных. И Аня не то что скучала, но куда время девать, если его вагон. Поэтому и неудивительно, что ее где-то там с кем-то застукали и Гене с удовольствием доложили. Аня изобразила еще все положенные этюды и миниатюры. Но Гене все равно уже неинтересно, тем более что все оказались в курсе. Поэтому Аню собрали на выход, хотя она еще трепыхалась насчет размена квартиры. Как же, как же. Квартира по документам вообще других родственников. Это Гена все-таки подстраховался в свое время. Мало ли что. Так что Аня с чем пришла, с тем и ушла. Глинтвейну своего напилась и ругалась на лестничной площадке довольно громко и грубо. Некрасиво. Но ничего, пристроилась быстро к кому-то, скоро и уехала совсем жарить там ростбифы и запивать глинтвейном.

Гена, конечно, холостяковал недолго, потому что любить себя ему лучше всего в компании. Девушек знакомых полно. Квартира опять же в таком районе, и комнаты в квартире с названиями — спальня, кабинет, гостиная, столовая. С ума сойти, столовая. Выходишь утречком на балкон — река. А если кто и гуляет по набережной, то исключительно тихо, значит, интеллигентно. И почти все — знакомые. У Гены были требования — чтобы молодая и чтобы нетолстая. Но таких в его окружении полно. Поэтому там у него небольшая давка образовалась из претенденток. И в этот как раз момент Генин кот отправился на свои гулянки, и Гена в тот как раз вечер больше обеспокоен был поисками кота, нежели спутницей жизни. И вот праздник случился — кот нашелся. А кота нашла одна Маша, кот упирался, рвался опять на свободу, но Маша удержала и торжественно смогла вручить рычащую животину счастливому хозяину. Гена прямо прослезился, обнял Машу и оставил у себя на жительство. И опять все под копирку. Глажка Гениных рубах, готовка обедов, коктейли, командировки. Гена — по городам и весям, а Маша скучает. Вот что им всем неймется? Учились, работали. Хоть на кого, хоть кем. На курсы бы записались, какие — неважно. Чего они все пьют-то? Маша тоже вдруг заскучала и с позором была выставлена на улицу. И все по новой. И Гена уже понимает, что с девушками хлопотнее, чем без них. Хотя временами все-таки было отлично. Особенно молодость когда и современность. Но это только временами, и очень короткими временами.

И вот в сорок лет Гена затосковал. И год он тоскует, и второй. И, главное, все ведь нормально. Со здоровьем нормально, с работой — лучше и лучше. На все денег хватает — чтобы питание, чтобы одежда и отдых. А вот не радует ничего, ну, может, кот только.

Но котам тоже радость нужна. Чтобы не такой хозяин, склонный к меланхолии, депрессии и хандре. Коты любят, чтобы с ними поиграли, поговорили, порасспросили о том о сем. Чтобы красотой их кошачьей восхищались поминутно. А Гена придет с работы, уставится как дурак в телевизор и сидит так весь вечер. Даже всех приятельниц своих разогнал, и такими, главное, грубыми словами.

Девушки, конечно, обиделись. Самые отважные совершали еще набеги на его квартиру, но без той ранешней прыти. А кому понравится такое отношение? Девушка нарядится в красивое, в лосины, там, ботфорты, лицо раскрасит, прически, маникюры, Сислей, Кашарель. Бутылок купит. А Гена откроет дверь и спросит хмуро — чего надо? Девушка еще улыбается, бутылками в пакете гремит зазывно, а Гена не реагирует совсем ни на красоту, ни на бутылки.

— Некогда мне, и настроения нет, — и дверью как хлопнет.

Девушки, конечно, вконец разобиделись и ушли по другим совсем адресам. Благо есть еще ценители, не перевелись. И веселые есть, и находчивые имеются. В конце концов, что, на Гене свет клином сошелся, что ли. Вообще, псих какой-то стал. А ему, кстати, и на работе стали осторожно намекать, что, может, он так устал, и не пора ли вам, Геннадий Иванович, в отпуск хоть бы даже и за свой счет. Гена обиделся и заявление про отпуск написал. В отпуск пошел, а что ему теперь делать, не придумал, ни хобби у него никаких, ни планов-прожектов. Зато тут кот учудил — взял и ушел к другим хозяевам. Гена кота отловил, кот уходит, Гена опять его ищет, а кот уходит и уходит. Пока не выяснилось, что кот теперь по соседству у одной бабки пристроился. И, главное, чего там коту у бабки лучше? Минтаем кормит, и все. Бабка сама бедная, едят вдвоем этот минтай, а кот похорошел, распушился, шерсть блестит, видно, что у бабки ему нравится. И уходить не хочет. А в Генину сторону даже не смотрит.

Тут Гена вконец расстроился, обиделся на весь мир. Дома сидит перед телевизором, и что ему делать вечером? И целый день чем занять? Ни друзей у Гены, ни подруг. Один на целом свете. Гена заплакал, достал старую записную книжку, взялся Олю разыскивать. Ну, Оля, которая когда-то родила мальчика. А Гена ведь даже не поинтересовался ни разу. А сейчас такая тоска, такая тоска, потому к Оле он и поехал.

— А, привет, — сказала Оля. — На сына пришел взглянуть? Подожди, он скоро с работы придет.

И, главное, Оля с Геной разговаривает так, словно расстались они буквально на днях, спокойно так разговаривает, словно живет он по соседству и зашел вечер скоротать. Говорит, а сама делами своими домашними занимается. Спокойно, и в душу не лезет, ни о чем таком не расспрашивает. Даже обидно. Потом сын пришел. Здоровенный такой парняга, прямо как Гена в молодости.

— Привет, — сказал, — меня Колей зовут, а вы ведь отец мой?

Вот тут Гена принялся плакать, рыдать, а Оля с Колей перепугались, воды ему налили в два стакана. Так два стакана с водой и суют. Гена из одного попьет, потом из другого, а сам плачет, успокоиться не может. И все им про кота рассказывает, что кот предатель, променял Гену на бабку с минтаем. И про женщин своих рассказывает, какие они подлые и неблагодарные. И что никто его не любит. А сам все плачет и плачет. А Оля с Колей сидят и успокаивают:

— Что ты, Гена, что ты, Гена, мы же тебя любим, мы тебя знаешь как любим.

Тут у Гены слезы начинают помаленьку высыхать, он даже улыбаться стал.

— Правда любите? — и всхлипывает, всхлипывает, словно поверить не может.

— Правда, правда…

— За что меня любить-то, — застеснялся тогда Гена.

— А мы просто так, ни за что, — хором сказали Оля с Колей.

Самая верная любовь получается. Это уже потом, когда Гена лучше узнал и Олю, и Колю, и полюбил их навеки, к нему кот вернулся. Соседская бабка сама кота привела, говорит: «Кот ваш давно скучает, а вернуться стесняется».

baikalpress_id:  104 730