Откуда взялся пьяный «Ауди»?

В Октябрьском районном суде завершился опрос очевидцев по уголовному делу «о ДТП на плотине»

Напомним, 5 июля 2015 года в Иркутске «Ауди Q5» с красноярскими номерами вылетела с Байкальского кольца на плотину на встречную полосу и столкнулась с автомобилем «Ниссан-Марч». 28-летнего водителя «Ниссана» Андрея Кудрявцева в тяжелом состоянии увезли в больницу, его 29-летнюю жену Марию спасти не удалось. Находившийся в «Ауди» 31-летний директор ООО «Безопасный город» Павел Анку-динов был пьян и заявил полицейским, что он всего лишь пассажир. В сентябре следователи установили, что он и есть вероятный виновник аварии, и возбудили в отношении него уголовное дело. Во вторник и четверг, 17 и 19 мая, суд допросил последних свидетелей обвинения, среди которых были и друзья подсудимого.

Первым за трибуну пригласили врача-травматолога отделения травматологии и ортопедии медсанчасти ИАПО Павла Хазиева, где Павел Анкудинов проходил лечение после ДТП. Однако из-за огромного потока пациентов медик не смог вспомнить ни самого подсудимого, ни его диагноза. Поэтому суд решил огласить показания свидетеля, данные на следствии:

— Шестого июля 2015 года в отделение травматологии поступил Анкудинов Павел Сергеевич. Он пояснил, что травму руки и головы получил в ДТП, произошедшем 5 июля: ударился правой кистью о руль автомобиля. Диагноз Анкудинова при выписке — закрытый оскольчатый перелом четырехпястной кости правой кисти со смещением обломков. Подтвердив показания, свидетель уже было собрался к выходу, но слово взяла представитель потерпевшего Андрея Кудрявцева Светлана Шамбурова. Правда, вопрос ее был адресован не врачу, а подсудимому.

— Каким образом он правой рукой ударился о руль, если сидел на пассажирском сиденье? — спросила женщина.

— Я не знаю, ничего не могу сказать, — отрезал Павел Анкудинов, казалось, несколько удивленный неожиданным вопросом.

Диалог прервал судья, обратившийся к Светлане Шамбуровой: «Хочу пояснить, что подсудимый еще не давал показаний, на вопрос суда он пояснил, что вину признает. Когда он будет давать показания, вы сможете задавать ему все интересующие вопросы». Отпустив врача, в зал пригласили таксиста Антона Лыткина, который выступал понятым на месте аварии. Он рассказал, как при нем стражи порядка проводили обыск салона злополучного «Ауди».

— Изъяли передние подушки безопасности, телефоны, сим-карты, по-моему, еще документы на машину и сигнальный пистолет. Все предметы запаковали при нас, понятых, и должны были отправить на экспертизу. На подушках безопасности я видел следы бурого цвета, похожие на кровь, — рассказал Антон Лыткин. 18-летняя студентка Мария Турусина дала показания, как утром 5 июля прошлого года познакомилась с компанией Павла Анкудинова в кафе «Чили» на улице Карла Маркса.

— С молодыми людьми я познакомилась около 10 утра. Они употребляли алкоголь, подсудимый был в состоянии опьянения. Это было видно по его поведению, чувствовалось по запаху. В их компании я общалась с другим молодым человеком. Я видела, как Павел один уезжал на «Ауди».

После этого слово дали другу Павла Анкудинова Агарону Кобеляну, который, узнав, что Павел попал в аварию, поспешил навестить его в больнице.

— Павел был без сознания. Врачи сказали, что он второй или третий раз его теряет. Затем его увезли на томографию, взяли анализы, а потом отпустили домой. После этого мы поехали в кафе «Харатс Паб» в Ново-Ленино. Пробыли там десять минут, пили чай. С нами был знакомый по фамилии Комиссаров. Я спрашивал у Паши, что случилось. Он постоянно твердил мне, что не помнит. С кем он был в машине, пояснить не смог.

Затем суд огласил показания матери подсудимого Натальи Анкудиновой, которая не смогла прийти на заседание: «Павел — мой старший сын. Он рос здоровым ребенком, на учете у нарколога и психиатра никогда не состоял, психическими расстройствами не страдал. По характеру Павел спокойный, учился в школе на «4» и «5», окончил вуз по специальности «программист», два года служил в армии. До 19 лет, пока я не развелась с мужем, воспитывался в полной семье. К уголовной ответственности Павел не привлекался, не был замечен в противоправных действиях. Сын холост, детей нет. У Павла есть водительское удостоверение, но личного автомобиля нет, поэтому его водительские навыки я оценить не могу. Спиртными напитками он не злоупотребляет, наркотические и психотропные вещества не принимает. Вечером 6 июля сын позвонил мне и сказал, что находится в больнице, что произошло ДТП. Мне Павел пояснил, что плохо помнит обстоятельства аварии и не хочет об этом говорить».

Не смог прийти и друг подсудимого Георгий Комиссаров, накануне аварии отдыхавший вместе с Павлом Анкудиновым в ночном клубе «Чердак». Его показания тоже зачитали: «Вечером 4 июля 2015 года я встретился со своими друзьями Павлом Анкудиновым и Андреем Маланиным, мы поехали в ночной клуб. Они были на автомобиле Андрея «Ауди Q5». Когда мы подъезжали к ночному клубу, за рулем был Андрей. В клубе мы были примерно с 23 часов до утра, выпивали. Около 6 часов утра я на такси поехал домой, Андрей и Павел остались в клубе с новыми знакомыми. Вечером 5 июля я узнал о ДТП на плотине. Кто был в момент ДТП за рулем «Ауди», я не знаю. Я поехал в Ново-Ленино в «Харатс», где находился Андрей с новыми знакомыми. Он пояснил, что его в машине не было, а ключи были у Павла. Затем подъехали Агарон и Павел. Последний был в шоковом состоянии, ничего внятного он не объяснял. Спустя несколько дней я разговаривал с Павлом по телефону, и он говорил, что не помнит момента аварии».

Под конец заседания стало известно, что хозяин «Ауди» Андрей Маланин (житель Красноярска. — Прим. авт.) не сможет приехать и дать показания, поскольку находится в СИЗО Красноярска (по другому делу. — Прим. авт.). На следующий день суд допросил еще четверых свидетелей, среди которых оказались двое сотрудников полиции и владелец «Рендж-Ровера», на котором утром 5 июля ездил хозяин «Ауди».

— Четвертого июля я с другом Алексеем Коваленко отдыхал в ночном клубе «Чердак», — рассказал владелец «Рендж-Ровера», директор ООО «Фирма «Земля» Евгений Бальчугов. — Возле клуба на улице, получается, уже на следующий день, мы познакомились с Павлом и его другом Андреем. Они стояли возле «Ауди», который, как я понял, принадлежал Андрею. Затем мы поехали в кафе «Чили». Андрей сел в мою машину, а Павел — в «Ауди». Он был один. В «Чили» мы были вчетвером — ели, выпивали. Не помню, употребляли ли алкоголь. Часа через два мы с Андреем и Алексеем поехали на заправку, потом к нам подъехал Павел на «Ауди». Затем мы с Андреем и Алексеем уехали в кафе «Мангал». Когда мы были в кафе, у Андрея сел телефон, и он не мог позвонить Павлу. Мы побыли в «Мангале», позагорали и втроем поехали в «Харатс Паб» в Ново-Ленино. Вечером туда подъехал Павел с незнакомыми мне людьми. Тогда я и узнал про ДТП. Павел был в шоке, говорил, что ничего не помнит. Про состояние опьянения я ничего не могу сказать.

Сотрудник специализированного следственного отдела по расследованию транспортных происшествий Юрий Герасимов рассказал, как вечером 5 июля к нему в кабинет доставили Павла Анкудинова. По словам свидетеля, подсудимый был настолько пьян, что диалога с ним тогда не получилось.

— Его доставили ко мне уже к концу рабочего дня для следственных действий. Он был неадекватен, находился в состоянии опьянения.

— Скажите, пожалуйста, во сколько меня привезли к вам на допрос? — оживился после рассказа следователя Павел Анкудинов.

— Уже ближе к вечеру, не могу назвать конкретного времени, — ответил Юрий Герасимов.

— Это было после одиннадцати вечера! — перебил свидетеля подсудимый. — Полицейские привезли меня из дома. Адвокат подсудимого решила перевести разговор в другое русло, поинтересовавшись у свидетеля, могло ли неадекватное состояние Анкудинова быть связано с травмами, которые он получил в ДТП.

— Если я не ошибаюсь, на руке у него был ожог, других внешних травм не было, — ответил следователь.

— Тем не менее человек участвовал в ДТП, получил удары от тех же подушек безопасности. А вы связываете невменяемое состояние только с алкогольным опьянением? Это состояние не могло быть связано с неврологией? — продолжала напирать адвокат.

— Я не медик и не обладаю такими познаниями, — спокойно ответил Юрий Герасимов. — Но он был в таком состоянии, что у нас даже простого разговора не получилось. Не знаю, алкогольное это было опьянение или наркотическое. Не помню, исходил ли от него запах. Но все признаки опьянения были налицо — бессвязная речь, неестественно блестящие глаза, шаткая походка. Поэтому в тот вечер я его не допрашивал.

Отпустив свидетеля, суд объявил недолгий перерыв до следующего дня. Поскольку основных очевидцев допросили, гособвинитель предложила отказаться от вызова не явившихся. Суд удовлетворил это ходатайство.

Следующее слушание назначено на четверг, 26 мая.

Почти год «Пятница» следит за последствиями ДТП, произошедшего на плотине ГЭС в Иркутске 5 июля 2015 года. В автомобиль «Ниссан-Марч» на большой скорости врезался «Ауди Q5» с красноярскими номерами, в буквальном смысле смяв «Ниссан», в котором ехали Андрей и Мария Кудрявцевы. В результате женщина скончалась, а мужчина получил серьезную черепно-мозговую травму

Родная тетя Марии Кудрявцевой (жены Андрея Кудрявцева, ставшего инвалидом.-- Прим.авт.) Елена Акентьева не пропускает ни одного судебного заседания.
Родная тетя Марии Кудрявцевой (жены Андрея Кудрявцева, ставшего инвалидом.-- Прим.авт.) Елена Акентьева не пропускает ни одного судебного заседания.
Загрузка...