От чего же умер ребенок?

Лучшие специалисты страны выясняли причину смерти девочки из Иркутска

На этой неделе суд вынес приговор директору частного детского сада в иркутском Академгородке, в котором в августе 2014 года при загадочных обстоятельствах погибла маленькая девочка. Расследование дела заняло почти два года, камнем преткновения стали противоречивые заключения экспертов относительно причины смерти ребенка. В итоге результаты анализов, необходимые образцы и материалы уголовного дела были отправлены в Москву на суд опытнейших специалистов. О самых значимых деталях этого сложного дела рассказывает заместитель руководителя Первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Иркутской области Павел Привалов.

13 августа 2014 года родители, как обычно, привезли детей в детсад к Вере Байбородиной, находившийся в обычной трехкомнатной квартире в Академгородке. После сончаса Вера начала будить ребятишек. Полуторогодовалая девочка не просыпалась. Женщина изо всех сил пыталась реанимировать ребенка, но у нее ничего не вышло, прибывшие врачи скорой помощи констатировали смерть малышки.

Почему умер ребенок? Этим вопросом задавались родители девочки, полицейские, следователи и общественность. Естественно, с замиранием сердца ждали ответ на этот вопрос Вера и ее семья.

Вскрытие проводили иркутские судебные эксперты, они вынесли заключение — причиной смерти является врожденная эктопия поджелудочной железы в стенку двенадцатиперстной кишки.

— Такую патологию выявить очень сложно, особенно у детей, — говорит следователь. — Многие люди живут с подобным заболеванием всю жизнь и, умирая в преклонном возрасте, даже не догадываются, что у них была такая проблема. Что нас смущало в заключении? Если бы причиной была эктопия, которая иногда приводит к растворению двенадцатиперстной кишки, появилась бы клиническая картина — невыносимые боли, которые обычно длятся несколько часов или несколько суток. Но девочка была совершенно спокойна, и днем ранее, и в день смерти ни на что не жаловалась.
Следователи назначили исследование в красноярской лаборатории. Эксперт из Красноярска назвал другую причину смерти. Говоря простыми словами, в организм девочки попал какой-то препарат, возможно медицинский, из-за чего и наступила смерть.

Иркутские и красноярские эксперты назвали две разные причины смерти, поэтому следователи приняли решение провести экспертизу в Москве. Чтобы взять дополнительный материал, была проведена эксгумация тела девочки.

— В Российском центре судебно-медицинской экспертизы Минздрава России работают эксперты высшей категории. Они проводят самые сложные экспертизы, — рассказывает Павел Привалов.

Специалисты центра исследовали дополнительный материал, полученный после эксгумации, заключения иркутских и красноярских экспертов, материалы уголовного дела, в котором была расписана вся короткая жизнь девочки вплоть до мельчайших нюансов, каждый из которых имел значение для установления клинической картины.

К сожалению, заключение самых лучших специалистов страны не смогло пролить свет на тайну смерти маленькой иркутянки.

У девочки действительно была эктопия поджелудочной железы, но из-за отсутствия клинической картины никакой связи с наступлением смерти это заболевание не имеет. Проводились исследования крови — признаков каких-либо препаратов не обнаружено, кровь ребенка чиста. Как бы это парадоксально ни звучало, в данном деле причина смерти отсутствует. Лучшие умы не смогли разрешить сложную задачу. Мозг ребенка отправил организму сигнал «не жить», что вызвало этот сигнал — навсегда останется тайной.

Может быть, в данном случае имеет место феномен, который называют синдромом внезапной детской смерти, когда здоровый ребенок беспричинно умирает во сне?

— По этому поводу я разговаривал с врачами, и все они сказали, что такого не бывает, причина должна быть. Так и в случае с девочкой, причина есть, но установить ее невозможно, — объясняет следователь.

Получив окончательные результаты экспертиз, следователи пришли к выводу, что владелица частного детского сада не имеет никакого отношения к смерти ребенка. Однако в ходе следствия были обнаружены основания для возбуждения уголовного дела по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья, совершенные в отношении услуг, предназначенных для детей в возрасте до шести лет».

— К сожалению, закон четко не регламентирует деятельность по присмотру и уходу за детьми, — говорит Павел Привалов. — Очень сложно привлечь к уголовной ответственности человека, который незаконно занимается этой деятельностью.

В итоге Байбородину обвинили в том, что работала без документов и не соблюдала санитарные нормы. В этом женщина свою вину признала и получила три года условно. Мать девочки, узнав о приговоре, выбежала из зала суда. Судя по всему, она намерена подать апелляцию и добиться, по ее мнению, справедливого суда над няней.

При этом у осужденной приговор не вызвал особых эмоций. Женщина молча собрала вещи и направилась к выходу. Тем более что решение суда тут же отменили и няню отпустили по амнистии.