Одиннадцать дней без еды

78-летний пенсионер разминулся в горах со своим попутчиком и продолжал его искать, пока не обессилел

Корреспондент нашей газеты 7 августа возвращался из похода на Шумак. На подходах к конечной точке путешествия — местности под названием Сухой ручей, где расположены турбаза и автомобильная стоянка, — нами был встречен Михаил. Он искал своего дедушку-путешественника, 78-летнего Виталия Добрынина, который отправился на Шумак еще 21 июля, а 26 июля разминулся со своим родственником и попутчиком Леонидом. Леонид вышел к Сухому ручью, а от Виталия Андреевича вот уже 12 дней не было никаких вестей. Зная закаленный характер и умение не поддаваться трудным обстоятельствам Виталия Андреевича, его родственники были уверены — дедушка жив, но, скорее всего, нуждается в помощи. Так оно и оказалось.

Жизнь Виталия Андреевича — пример того, что и в преклонном возрасте можно вести насыщенную, активную жизнь. Выйдя на пенсию, житель Ангарска продолжил работать — создавать проекты домов, зданий и сооружений — и не бросил свои увлечения: рыбалку, охоту, походы.

Виталий Андреевич десять раз бывал на Шумаке, но нынешний поход едва не стал для него роковым. Он прекрасно ориентировался в местности на подступах к Шумаку, и в этот раз он пошел не самым популярным маршрутом — через Хубутинский перевал.

Виталий Андреевич и его попутчик Леонид, видимо, не очень соответствовали друг другу. Виталий Андреевич быстро собирался после ночевок, но шел не очень быстро, а Леонид, наоборот, собираться быстро не умел, зато шагал быстрее своего напарника. Из-за этого они в итоге и разминулись.

Утром 26 июля Виталий Андреевич проворно собрал рюкзак и двинулся в путь, рассчитывая, что товарищ его догонит. Но этого не случилось — туристы пошли разными тропами. Когда Леонид понял, что они потеряли друг друга, то предпринял затяжную, но безрезультатную поисковую операцию, после которой решил не идти на Шумак, а выходить к цивилизации, и спустился к Сухому ручью.

— Хорошо зная дедов характер, я был уверен, что он не вернется, пока не найдет Леонида, — говорит внук Михаил. — Так и вышло. Он ходил и искал товарища на протяжении многих дней, переживал за него. У деда были с собой только 4 банки тушенки, сахар, чай и все. Остальные продукты унес Леонид, так они распределили груз. Тушенка быстро закончилась, и дедушке оставалось для поддержания сил только заваривать травы. Котелка у него с собой не было, только крошечная сковородка для оладушек, в ней он и кипятил воду. Три сковородки — одна кружка чаю.

Проведя 11 дней на одних отварах, Виталий Андреевич очень обессилел. Ему попадались туристы, но ангарский пенсионер не привык просить помощи. Единственное, о чем он спрашивал встречавшихся ему людей, — не видели ли они Леонида.

Родные пенсионера скинулись и наняли за 150 тысяч вертолет. Он вылетел с турбазы Шумак и три часа кружил в районе Хубутинского перевала. Виталий Андреевич догадывался, что вертолет прилетел по его душу, и отчаянно махал руками, но экипаж вертолета (два бывалых туриста и спасатель) его не заметил. Когда вертолет развернулся буквально над его головой, Виталий Андреевич даже расстроился.  

— Туристов, которые шли через Хубутинский перевал, мы просили предупредить дедушку, что Леонид давно вышел, пусть дедушка ждет нас на тропе, скоро мы за ним придем, — рассказывает Михаил. — Дедушка остановился у слияния рек Ара-Хубуты и Ара-Ошей, к нему вышли спасатели. Он был к тому времени обезвожен, спасатели отпаивали его бульоном. Дедушка уже несколько дней жил в палатке, палатка и спальник промокли из-за бесконечного дождя, дедушка мерз.

Спасательная операция осложнялась многодневным ненастьем. И если в городе шел дождь, то в горах к нему добавился снег.

Местные жители не хотели гнать лошадей по непогоде. Наконец Михаилу удалось найти отчаянного коновладельца, который дал трех лошадей. Одна из них довезла измученного Виталия Андреевича до места, где его смог забрать автомобиль.

Сейчас ангарский пенсионер постепенно приходит в себя. По давней привычке, даже пережив нешуточное испытание для своего здоровья, к врачам обращаться не стал. По словам супруги, сначала Виталий Андреевич пил бульоны, сейчас же ест даже больше обычного — набирает потерянные килограммы. Из своего злоключения ангарский пенсионер сделал следующий вывод: «Душа-то моя тянется в горы, но физически мне такой поход уже не осилить, ноги и голова уже не те».

Иллюстрации: 

Виталий Добрынин — бывалый походник, любящий природу и жизнь,  крепкий морально и физически человек. Во время поисков его родные не сомневались — в случае критической ситуации он не сдастся.
Виталий Добрынин — бывалый походник, любящий природу и жизнь,  крепкий морально и физически человек. Во время поисков его родные не сомневались — в случае критической ситуации он не сдастся.