«Он один выходил из «Ауди»

Уверяют свидетели ДТП на плотине ГЭС в Иркутске

В Октябрьском районном суде продолжаются слушания по уголовному делу «о ДТП на плотине». Напомним, 5 июля 2015 года «Ауди Q5» с красноярскими номерами вылетела с Байкальского кольца на плотину и на встречной полосе столкнулась с «Ниссан-Марч». 28-летнего водителя «Ниссана» Андрея Кудрявцева в тяжелом состоянии увезли в больницу, его 29-летнюю жену Марию спасти не удалось. Без мамы остались дочки Кудрявцевых 2 и 4 лет. Находившийся в «Ауди» 31-летний директор ООО «Безопасный город» Павел Анкудинов был пьян и заявил полицейским, что он всего лишь пассажир. Только в сентябре следователи установили, что он и есть вероятный виновник аварии, и возбудили в отношении него уголовное дело. 26 и 27 апреля в суде проходил допрос свидетелей. 

— Я ехал на «Дэу-Матиз» по правой полосе со стороны микрорайона Юбилейного. Передо мной шел «Субару-Форестер», и параллельно с ним по левой полосе — «Ниссан-Марч», — начал рассказ приглашенный в зал очевидец Дмитрий Закузенный. — Со стороны Байкальского кольца на встречную полосу вылетел «Ауди Q5», и я услышал удар. «Ниссан» подлетел вверх и задней частью зацепил «Субару», с которого слетел багажник и пролетел мимо меня. Под мой автомобиль посыпались осколки с «Марча». В шоке я остановился, выскочил из машины и попытался открыть дверь «Ниссана», но она не давалась. В салоне была женщина без сознания, пристегнутая ремнем безопасности. Я вызывал скорую, когда подъехала машина ДПС, из нее вышел капитан полиции и подбежал к «Ниссану». А из «Субару» выскочила женщина в светлом платье. Закричав: «Кто это сделал?» — она схватила с дороги какую-то пластмасску и бросила ее в «Ауди». Я увидел, что из «Ниссана» течет бензин, и крикнул капитану, чтобы он вызывал МЧС. Также я заметил, как из «Ауди» из-под подушек безопасности с пассажирской стороны выходил подсудимый. Травм у него не было, но он немного хромал. Он был по пояс раздет, без обуви, а потом на нем появились тапочки. После ДТП с ним разговаривал какой-то молодой человек, и я услышал, как подсудимый пояснял, что спал на заднем сиденье. Он был пьян и неустойчиво стоял на ногах. Кроме подсудимого, в «Ауди» я больше никого не видел.

Судья, гособвинитель и адвокаты задали свидетелю несколько уточняющих вопросов. У потерпевших вопросов не было, зато подсудимый Павел Анкудинов решил не оставаться в стороне: 

— Вы говорите, что ехали за «Субару-Форестер». А из вашего рассказа понятно, что ваша машина оказалась впереди него и осколки залетели под нее, а не под «Субару». Вы пропустили его?

— Нет, я был за «Субару», после аварии я сразу остановился, и осколки полетели под меня, — ответил очевидец. — Ведь мимо меня пролетел багажник.

Затем слово передали следующему свидетелю — Татьяне Фараоновой. Девушка не только видела момент аварии, но и успела пообщаться с предполагаемым виновником прямо на месте происшествия.

— Мы с мамой ехали за «Марчем». Подъезжая к Байкальскому кольцу, я увидела, как слева на большой скорости летит внедорожник. На наших глазах он врезался в «Марч», от удара обе машины развернуло. Мы остановились, и я подошла к «Ауди». Сначала открыла заднюю пассажирскую дверь — там никого не было, потом пошла к передней. На пассажирском сиденье находился молодой человек. Я спросила его, все ли с ним в порядке, он ответил, что все нормально, но болит плечо. В салоне он был один, и я спросила его, где водитель. Он сказал, что сбежал. Но чтобы кто-то еще выходил из «Ауди», я не видела. Потом я подошла к «Марчу» — там было месиво. Водителя я не увидела, заметила только девушку, подумала даже, что она водитель. Потом мы увидели мужчину, который вызывал скорую помощь, и уехали.

— А «Субару-Форестер» на месте происшествия вы видели? — спросила у девушки адвокат подсудимого.

Свидетель немного растерялась и не смогла ничего ответить. Тогда слово вновь взял Павел Анкудинов: 

— Вы утверждаете, что ехали за «Марчем». При столкновении с «Ауди» «Марч» зацепил «Субару». Об этом говорил свидетель, выступавший до вас. Где ваша машина ехала-то? Почему вы не видели второй автомобиль, попавший в ДТП?

— Эта машина не попала в поле моего зрения, — ответила девушка. 

Зато следующий очевидец — мать Татьяны Фараоновой Людмила Байкова белый «Субару» вспомнила:

— Из этого автомобиля выходила женщина, ее рука была в крови. Я увидела «Субару», только когда мы уже уезжали. Он стоял немного дальше «Марча». Полицейских сразу после аварии я не видела, но не могу утверждать, что их не было.

Водитель пассажирского автобуса Алексей Ивченко, ехавший со стороны Байкальской, тоже уверял суд, что из внедорожника никто, кроме Павла Анкудинова, не выходил. 

— После столкновения я увидел, как к «Ниссану» подбежал мужчина, а девушка подошла к «Ауди». До этого «Ниссан» спокойно ехал по своей полосе и на встречную не выходил. Минуты две-три я был на месте аварии, потом поехал дальше по маршруту. 

В среду, 27 апреля, суд выслушал начальника специализированной пожарно-спасательной части Евгения Козулина.

— Столкновение произошло за несколько машин до меня, практически на остановке «Плотина ГЭС». Увидев на дороге разбитый «Ниссан», я выскочил из машины и подбежал к нему. Внутри была девушка с множественными повреждениями и парень. Вскоре рядом остановился автомобиль сотрудника нашего подразделения. Вместе с ним мы открыли дверь «Ниссана» с водительской стороны, проверили пульс пострадавшего. Парень сильно склонился вперед, и, чтобы он не задохнулся, мы стали его придерживать. Мы не вытаскивали его из машины из-за травм, которые могли у него быть. Вокруг столпились люди. Я видел, как к «Ауди» подходил парень и открывал переднюю пассажирскую дверь. В какой-то момент до меня донеслись слова: «Они же на меня выскочили». На остановке стояла лавочка, этот парень на нее присаживался. Затем подъехал автомобиль спасателей, они вышли и стали извлекать людей из искореженного «Ниссана».

Хозяевам пострадавшего в аварии «Субару» — супругам Старковым также дали слово.

— Я не видел, как летел «Ауди», — признался пенсионер Валерий Старков. — При вождении я не отвлекаюсь, смотрю только на свою полосу движения. Возле остановки я услышал удар и понял, что на нас свалилась машина. Левую сторону моего автомобиля замяло — повредилась крыша, двери, стекла вылетели. Я до сих пор не восстановил его. Компенсацию за повреждения виновник аварии мне не выплачивал и не предлагал. Так что ущерб мне не возмещен до сих пор. 

— Я сидела на пассажирском сиденье, — дополнила рассказ мужа Вера Старкова. — Видела, как мчался «Ауди». Его скорость была настолько высокой, что он подпрыгивал на дороге, пыль стояла столбом. Я сказала мужу, что, наверное, сейчас будет авария. Так и случилось. Произошел удар, и обе машины оказались буквально в воздухе. После аварии я с трудом открыла свою дверь — настолько она была повреждена. Мы с мужем стряхнули с себя мелкое стекло, осмотрелись. Когда я села на скамейку, чтобы привести себя в порядок, ко мне подсел молодой человек, похожий на подсудимого. Сказал, что он пассажир «Ауди», а водитель ходит где-то рядом. Потом добавил: «Ну надо же, нам ничего, а люди из голубого «Ниссана» вон как пострадали». Еще он говорил, что аварию создали не они, а голубая машина вылетела на встречку и в них врезалась. От парня шел сильный запах алкоголя, было видно, что он пьян. 

Выслушав за два дня десять очевидцев, судья назначил следующее заседание на 10 мая. На нем продолжится допрос свидетелей. 

  • За свои поступки нужно отвечать

После первого заседания уже на улице к журналистам подошел подсудимый Павел Анкудинов и сказал несколько слов: «Я не помню, как произошла авария. Она была очень сильной и страшной. Но я признал свою вину и готов помогать потерпевшим, перечислять им деньги. В любом случае нужно отвечать за свои поступки».