Один вокруг Хубсугула

Путешественник-экстремал рассказывает о пешем походе длиной в 400 километров

Продолжение. Начало в № 37.

Озеро Хубсугул, расположенное в Монголии на высоте 1650 метров, в двадцати километрах от российской границы, называют младшим братом Байкала. Они и вправду очень похожи. Разве что Хубсугул в пять раз меньше Байкала и по протяженности, и по глубине. Как мы уже сообщали, этим летом иркутянин Рудольф Кавчик, отметившийся в свое время необычными путешествиями, отправился вокруг Хубсугула пешком. История умалчивает, совершал ли кто-нибудь подобное путешествие — скорее всего, нет. Три недели ушло у экстремала на то, чтобы совершить задуманное. Вернувшись в Иркутск, он поделился своими записками с редакцией газеты «СМ Номер один».

Через дебри дикого леса

Пятый день путешествия. Автомобильная дорога уходит от берега озера далеко вглубь материка, обходя прижим, идти по ней скучно. На карте генштаба указан альтернативный путь — тропа вдоль берега.

Если бы я знал, как заблуждается генштаб! Тропа там была, но лет триста назад. Ее остатки мне попадались на вершинках в виде широкой дороги, две телеги разъедутся. Все остальное давно заколодило, заросло молодой порослью и переплетается с неимоверным количеством троп животных. Козьи тропы повсюду, но только не в нужном мне направлении. Прорубаюсь сквозь ветви, орудуя мачете. Постоянно хлюпает вода под ногами. Тепло, иду по этой влаге в сланцах. Удобно: что затекло, то и вытекло.

Пройдя за четыре часа восемь километров, спустился в широкую долину к прекрасному заливу. Вода бирюзовая, да еще и теплая — +23. Накупался вдоволь, побрился. Место для стоянки замечательное, песчаная долина с редкими лиственницами, теплая вода и обилие дров.

В конце долины меня ждал неожиданный сюрприз. Стоит в распадке избушка, не иначе как лешего! Низенькая, только на четвереньках заползать, и из толстенных бревен. Двери нет. Печки нет и не было. Внутри поганки обосновались.

Все хорошее когда-нибудь кончается — и снова бурелом, да еще и в горку идти. Привычно чавкает вода. Еле заметная тропа идет вдоль берега. Ее бы почистить — получилась бы удивительная по красоте тропа. День подходит к концу. Упираюсь в ручей и жуткий бурелом, иду вниз к озеру. Через час стемнеет, пора искать место для ночлега. Между прижимами небольшая полоска берега, шириной 3—5 метров и длиной метров 300. Немного дров. Прошел за день 13,5 км.

Монгольские пельмени

На следующий день дорога привела в очередную большую долину. В глубине раскинулись кучками юрты, пасется скот. Ребятишки заняты лошадьми, вяжут из обычной веревки уздечку. Не успел камеру навести, малой уже запрыгнул на спину неоседланной лошади, гарцует, показывает свое умение.

Знакомимся, спрашиваю, сколько им лет. Сам рассказываю, что иду вокруг Хубсугула. Общаемся жестами и прекрасно понимаем друг друга. Старшему 16 лет, младшему — шесть. Из юрты выходит молодая женщина, машет рукой, приглашая в юрту. Несколько смущен приглашением. В глазах хозяина тот же приветливый взгляд: «Заходи, гостем будешь!»

Вход в юрту низенький и узкий, с рюкзаком не войти. Оставляю его снаружи, слегка волнуюсь за его целостность. В юрте на удивление светло и не жарко. Хотя окон нет, а на улице +28. Посредине — железная печка, казан с теплым чаем. Слева и справа две деревянные кровати. В центре комод с телевизором и спутниковым телефоном. У входа разно образная утварь. Приглашают садиться на кровать, обувь просят не снимать. Все же скинул сланцы — непривычно в доме ходить в обуви. Пол деревянный, выкрашенный коричневой половой краской и покрыт половиком. Стены завешаны синим шелком. У потолка сушится мясо. Хозяйка начала хлопотать у очага, налила монгольский чай. Подала пиалу с урюмом и арул. Сама ушла хлопотать по хозяйству на правую многофункциональную кровать. И пищу на ней готовят, тесто катают, используют как стол и по прямому назначению. 

Дети взялись за очаг, наполнили казан свежей водой, развели огонь. Взрослые завели разговор, спрашивали, откуда я и куда иду. Слушали, кивали головами, смеялись. Такое чувство, что мы старые знакомые. Дети включили телевизор — вот, дескать, работает.

Была у меня с собой одна гематогенка, берег на черный день. Не удержался, отдал детям. Думал, удивлю и порадую сладостью. Да, удивил, но вот уплетать не стали. Рассмотрели яркую упаковку, младший откусил чуток и тут же протянул отцу попробовать, потом братьям и маме. Все попробовали по чуть-чуть, едва прикусив. Да, сладко, но дети не привычны к конфетам. Помусолив, не съели и половины, отложили и продолжили игру.

Хозяйку зовут Наран Гэрэл. Молодая, лет тридцати, красивая женщина с приятной и искренней улыбкой. Так и пышет энергией  и здоровьем. Муж Ганбаатар старше ее лет на десять. Спокойный, жилистый и уравновешенный мужчина.

В руках Наран закружилась кухонная утварь, мука, вяленое мясо, лук…. И вот уже «пельмени» крутит, да так ловко и ажурно кромку закрывает, что я не удержался и попросил научить.

Вокруг мамы крутится младшенький, пытаясь утащить кусочек, строит глазки, шалит. Мама не ругается, смеются вместе с мужем, потакая шалости и игре.

В казане закипела вода, старший настругал чай от большого прессованного брикета с выдавленной звездой. Средний сынишка через длинную железную трубочку раздувает огонь в печи. Хитро придумано с трубочкой — наклоняться к топке не нужно и пускать дым по юрте. Отец достает муку, помогает хозяйке по кухне. Все заняты делом, и так складно и ладно выходит домашняя работа, что любо-дорого посмотреть.

Чай слили и процедили. Казан протерли и нарезали подвяленного сала. Зашкворчало, запахло вкусно едой. Отец высыпал в растопленное сало полную пиалу муки, а старший вылил туда чай, чем сильно удивил меня. Готовят монгольский чай, думаю я, но Наран в эту закипевшую смесь высыпает только что слепленные «пельмени». Через 10 минут хозяйка подает всем пиалы, полные «пельменей» в белом соусе, по-монгольски банштай цай. Первую протянула мужу. После хозяина подали пиалу мне.

Все ели быстро. Дети по-простому уселись на полу. Взрослые расположились на кровати, сложив ноги по-турецки. Казан опустел мгновенно, вот это аппетит! Каждому досталось по две небольшие пиалы.

Продолжение следует.

  • Кухня

Монгольский чай — зеленый чай, заправленный ячьим молоком.

Урюм — что-то среднее между маслом и густой сметаной, но очень сладкое, чрезвычайно вкусное.

Арул — традиционный монгольский творожный сушеный сыр. Зубы сломаешь.