Общественные слушания или «хитрые игры» монгольских энергетиков?

Та часть учёных, общественных деятелей и СМИ Иркутской области, которая следит за проектами строительства ГЭС на притоках реки Селенги в Монголии, усиленно готовится к запланированным на 16-18 мая 2017 года публичным слушаниям. Директор НИИ биологии Иркутского государственного университета Максим Тимофеев считает, что для тех сил в Монголии, кто занимается проектированием и поиском финансирования для строительства ГЭС, слушания являются лишь формальностью и при любом их итоге от своих планов они не отступятся. Тем не менее для придания своему проекту некоторой благопристойности в глазах международных организаций Монголия параллельно ведет работу с избранными экспертами из числа российских учёных и, возможно, общественников.

Неформальная подготовка

На своей странице в социальной сети «Фейсбук» Максим Тимофеев впервые написал о негласных предложениях из Монголии еще 10 апреля: «Мне позвонили некие лица, назвавшиеся представителями Монгольской академии наук, и предложили проект по взаимовыгодному сотрудничеству, которое меня должно обязательно очень (!) заинтересовать. Я, примерно догадываясь о каком формате «сотрудничества» идёт речь, все-таки для пущей проверки попросил направить все предложения официально через управление ИГУ по международной деятельности. Ну и сразу же написал свой пост в facebook. Однако вот уже прошел ровно месяц, и, как и ожидалось, никаких предложений по официальным каналам мне так в итоге и не поступило. Очевидно, что формат предложенного мне «сотрудничества» предполагал определенный интимный характер и не подразумевал никакой публичности или официоза. Что интересно, после моего поста на ленте facebook мне сообщили сразу несколько знакомых о том, что аналогичные предложения о «сотрудничестве» поступали и другим участникам процесса. Такие вот дела».

Вероятно, имена тех, кто принял предложения о «сотрудничестве» (если таковые нашлись в Иркутской области), станут известны лишь во время слушаний. Хотя уже сегодня в сообществе «#СпасиБайкал», где идут самые активные дискуссии вокруг монгольских проектов, можно без труда вычислить не только монгольских активистов, выступающих в поддержку строительства ГЭС, но и их российских сторонников. Как правило, аргументация в пользу ГЭС на Селенге сводится к нескольким ключевым тезисам.«Монголия — суверенное государство и на своей территории может делать что угодно» — что верно, но с оговорками: если это не затрагивает интересы других стран и мирового сообщества в целом. «Международные организации не могут вмешиваться, потому что проект не затронет Байкал, а лишь Селенгу» — что вовсе неправда, потому что любые события на Селенге неизбежно влияют на Байкал. «Россия вообще не имеет права вмешиваться, потому что уже продала Байкал Китаю» - этот тезис базируется всего на одной декларации о возможности строительства завода по розливу байкальской воды для последующего экспорта в Китай. А если бы планировали экспортировать воду в Люксембург — продали Люксембургу?

В адрес России звучат и другие упреки: Россия сама виновата, потому что именно советские ученые изучали гидропотенциал Селенги и высказывались о возможности строительства ГЭС; Россия продает Монголии энергию по завышенным ценам (в действительности реализует очень немного и по средним для региона ценам); Россия уже нанесла Байкалу большой ущерб (но страна вкладывает миллиарды в ликвидацию ущерба). Как правило, тиражируют антироссийские тезисы не монгольские блогеры, которые, очевидно, не могут убедить российскую аудиторию, а блогеры с «пропиской» в Москве, Санкт-Петербурге и даже на Северном Кавказе. Трудно сегодня оценить эффективность этой работы, но в том, что она проводится сознательно и целенаправленно, сомнений нет.

Не садись играть в «напёрстки»

Максим Тимофеев прогнозирует и ход слушаний, и их последствия: «На следующей неделе в Иркутске пройдут так называемые общественные консультации, посвященные проектам строительства монгольских ГЭС на притоках реки Селенги. Сейчас многие активно призывают небезразличных людей прийти и высказать свое мнение и озабоченность на этих слушаниях. Выскажу свое мнение и я. По правде говоря, я не понимаю, для чего российская сторона дала согласие на весь этот спектакль с «отчетом перед общественностью». В ситуации со строительством указанных ГЭС в части экологической и природоохранной составляющих все предельно ясно. В случае строительства ГЭС речь идёт исключительно (!) о вариантах выбора последствий между очень плохими или катастрофически плохими. Никаких иных вариантов для экосистемы Байкала при реализации проекта не будет. Весь перечень негативных последствий для экосистемы Байкала уже неоднократно озвучен, он хорошо известен всем более-менее специалистам, всем политическим и, хочется надеяться, специальным службам нашего государства.

Совершенно очевидно и то, что никакого реального влияния на планы по реализации проектов эти общественные мероприятия также иметь не будут. Да и никто не рассчитывает на принятие каких-либо серьезных решений, иначе бы уровень делегатов от Монголии на них был бы на порядок выше.

Сейчас все предсказуемо, поскольку позиции сторон предельно ясны и антагонистичны: с одной стороны — гражданская общественность, которая выступит единым фронтом «против», с другой стороны — представители Монголии, которые будут доказывать, мол, «все не так уж и однозначно...», мол, «если взглянуть на чёрное под определенным углом, то чёрное становится не таким уж и чёрным, а скорее серым, а если отойти чуток подальше, то можно заметить отблески белого...» Доказывать они это будут, правда, тоже без особого жару, поскольку сами понимают всю бессмысленность мероприятия. Так зачем, кому и для чего нужны эти «общественные консультации»?

На самом деле все очень просто и представляет довольно незамысловатую двухходовочку. Проводимые слушания нужны именно для монгольской стороны и исключительно для международной легитимизации процесса. Напомню, что Байкал – объект Всемирного наследия ЮНЕСКО и любые угрожающие этому природному объекту проекты должны непременно получить согласование и экспертизу этого международного органа. Это дело само по себе непростое и требует проведения определенных процедур. Общественные слушания – как раз одна из них. Теперь на заседаниях уровня ЮНЕСКО у лоббистов проекта будет аргумент: мол, проведены такие-то демократические общественные слушания, в таких-то городах, с присутствием таких-то ученых, специалистов и гражданских активистов. Их мнение таким-то образом «учтено» ... все хорошо, прекрасная маркиза, можно строить.

При этом не стоит недооценивать лоббистов ГЭС. Работа ведется очень серьезная и на самых разных уровнях. С одной стороны, идет шумная публичная кампания с вовлечением наиболее активной и пассионарной части экологической общественности в обсуждение частных технических деталей убийственного для Байкала проекта, со сбором пожеланий, предложений и обещаниями «учесть и принять к сведению». Цель – выпустить пар активистов, дать выговориться, создать видимость легитимного процесса и учета мнения всех сторон. Это первый уровень.

С другой стороны, идёт неафишируемая работа по повышению «заинтересованности» конкретных экспертов, публичных и не очень публичных лиц, имеющих какое-либо влияние на формирование позиции государства по указанному вопросу. Это второй. Третий, четвертый и пятый скоро тоже, несомненно, проявятся: экономические, политические и геополитические... следите за руками.

Резюмируя: сейчас мне (нам), как тому простаку, предлагают выбрать свой из наперстков. А уж куда в итоге будет положен «шарик», очевидно, определят ведущие этой игры. Само решение о согласовании проведения этих «консультаций» уже было явной ошибкой. Участвовать же сейчас в этом спектакле — лить воду на лопасти строящихся электростанций».

И всё-таки слушания будут

Такая точка зрения, безусловно, имеет право на существование, и поведение монгольской стороны отчасти подтверждает правоту Максима Тимофеева. В первой половине апреля, уже после завершения цикла общественных слушаний в Республике Бурятия (которые завершились полным неприятием проекта), правительство Монголии приняло решение о создании компании «Эгийнголынусанцахилгаанстанц» («ГЭС реки Эг»). Как сообщают монгольские СМИ, новая госструктура будет отвечать за подготовку к реализации и за саму реализацию проекта строительства ГЭС на реке Эгийн-гол (приток Селенги), станция может стать самой мощной в Монголии — проектом предусмотрено 315 МВт.

Выглядит все так, будто Монголия не намерена считаться с мнением России и международных структур, однако все может оказаться не более чем смелым блефом при очень плохом раскладе: собственных средств на подобные проекты у Монголии нет, а Китай кредитную линию на 1 млрд долларов заморозил в июне 2016 года после встречи президента РФ Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина. Слушания в Иркутской области будут полезны хотя бы тем, что заставят общественные организации региона провести «смотр сил» и оценить способность влиять на реализацию опасных для Байкала проектов — все равно, в Монголии или в России.

Источник http://altairk.ru/new/economy/tricky_games_mongolian_energy_drinks

Источник: Альтаир
12/05/2017 - 10:26
Метки: Слово
Загрузка...