О доме ТОМ

Мастерские традиционных ремесел появились в центре Иркутска

Три года назад мы рассказали вам об Игоре Коморникове из Большого Луга, который своими руками создавал экзотические музыкальные инструменты, глиняную посуду, выпекал бездрожжевой хлеб в русской печи. С тех пор в жизни Игоря многое изменилось: он решил поделиться с людьми секретами своего мастерства, нашел сотоварищей по народным промыслам и создал мастерскую для творческих друзей. Дом ТОМ (Творческое объединение мастеров) находится в Иркутске, неподалеку от набережной, и пройти мимо него просто невозможно: глиняные, вырезанные из дерева, сплетенные из бересты сувениры расставлены прямо в украшенных резьбой окнах старинного здания. 

Здесь русский дух… 

Следом за Свято-Троицким храмом на улице Чкалова стоит деревянный дом: его стены потемнели от времени, чуть покосилась крыша. Таких в Иркутске десятки. Но в этом доме жизнь бьет ключом — осенью прошлого года в нем поселились художники, гончары, столяры... Руководит Творческим объединением мастеров Игорь Коморников, мастер на все руки.

— Когда мы сюда въехали, все тут было иначе: стены оклеены старыми газетами, сверху замазаны известкой и какой-то краской… Пришлось все обдирать, чтобы дом принял свой исконный вид, поменяли окна, — показывает Игорь хорошо сохранившееся издание 1937 года, которое он поместил на стену в качестве декора. — Этот дом — исторический памятник, его обязательно надо сохранить.

Дом построили одновременно с храмом — в конце XVIII века. В одной его половине жили священнослужители, а в другой была организована церковно-приходская школа. Советские власти устроили здесь коммуналку. Множество мелких квартир существовало в нем до недавнего времени. Квартиранты-маргиналы не заботились ни о сохранении своего жилища, ни об элементарных удобстве и безопасности — не утепляли окна, не меняли проводку.

Убрав перегородки и очистив стены, Игорь и товарищи вернули тот неповторимый дух старины, который помогает творцам настроиться на нужный лад и подчеркивает энергетику предметов, родившихся в руках мастеров.

Дело спорится 

Несколько гончарных кругов, муфельная печь и даже студия звукозаписи прекрасно уживаются под одной крышей. По углам стоят небольшие каменные голландские печки с литыми дверцами, зимой они спасают от холода. На заднем дворе достаточно места для тех, кто предпочитает работать на свежем воздухе.

Первую комнату отвели под сувенирную лавку. Но не только сувениры можно здесь найти: на полках размещены чаи, соки из местных ягод, мед и банки с шишками в темноватом сиропе.

 — Это варенье из молодых сосновых шишек, их особым образом варят с сахаром, пока они молодые и мягкие, только созрели, — объяснил Игорь Коморников. — А вот залитый сосновым вареньем десерт из грецких орехов, их присылают нам друзья из Коломны.

Необычное варенье очень полезно — молодые шишки содержат много витамина С, но Игорь уверяет, что оно еще и вкусное. Рядом расположились пакеты с иван-чаем. Местные умельцы Сергей и Лида не одну неделю лета проводят за сбором ингредиентов и выпускают аж 5 сортов этого напитка, в зависимости от степени ферментации.

Обойдя стеллажи с глиняными фигурками, туесками из бересты и другими многочисленными сувенирами, мы остановились у небольшого подиума с баяном и гуслями. С ближайшей полки Игорь взял большую деревянную дудку — владимирский рожок.

Мастер наиграл мелодию:

— Такими на Руси пастухи приманивали коров, и, рассказывают, удои были больше! Мы с моим другом Олегом делаем музыкальные инструменты. На изготовление такого рожка из уже просушенного дерева уходит около пяти дней.

С собой из Большого Луга в Иркутск Игорь привез полутораметровый диджериду — аналог духового инструмента австралийских аборигенов, выполненный из ствола сибирского кедра. Ради эксперимента Игорь сделал такой же из бамбука, это проще — продолбить перегородки в полом стволе. Но, оказалось, бамбук совершенно не подходит для Сибири — в мороз он трескается.

Музыка души 

О нюансах создания народных русских и экзотических инструментах и игры на них Игорь и его друзья рассказывают на мастер-классах. Обучение желающих многоступенчатое: от похода в лес за материалом до готового музыкального инструмента. Здесь учат создавать тверской рожок, флейту пимак, белгородский пищик, владимирский рожок и даже гусли. Придется попотеть, но результат и опыт того стоят! Мы вышли во двор на мерный стук молотка. В тени березы парень выдалбливал сердцевину очищенного от коры полубревнышка.

 — Вот, делаю себе диджериду из кедра. В Австралии середину выедают термиты, а я сам, руками... — отложив долото, рассказал Александр. — Я играл на гитаре, а недавно решил освоить этнические инструменты. Сначала сделал кахон, а теперь работаю над этим. Создав инструмент с нуля, лучше понимаешь его суть.

Кахон — это квадратный перуанский барабан, можно сказать, народный инструмент. В XIX веке колонизаторы запретили круглые африканские барабаны, но находчивые рабы делали инструменты из обычных ящиков. Сделанный из фанеры кахон звучит благодаря особому строению передней стенки, за которой прячутся струны. Чтобы на нем играть, музыкант просто садится на свой инструмент верхом.

Поводом для создания каких-либо инструментов становится понравившаяся музыка, а иногда и материалы определяют изделие.

— У меня был заказ на изготовление игиля — тувинского музыкального инструмента типа скрипки, его еще называют моринхур. И как-то попала в руки шкура лошади, с хвостом, а мне как раз не хватало конских волос для смычка и струн. Тогда я сделал игиль и большой бубен, — смычком указал Игорь на круглый инструмент, висящий на стене. — Сейчас обдумываю, как лучше сделать бронзовый гонг. Работы полно!

Несмотря на продолжающийся ремонт и заказы, Игорь еще учит печь бездрожжевой хлеб, а его коллеги — изготавливать обереги, панно, мандалы, рисовать на камнях и другим интересным вещам. А еще дом ТОМ приглашает к сотрудничеству мастеров разных народных ремесел, готовых влиться в дружный коллектив творческих людей.