О чем говорил губернатор?

Последние дни богаты на события в Иркутской области: одни обсуждают ливневые дожди; другим интересно, почему был отложен региональный совет; третьи хотят знать, как идет подготовка к отопительному сезону и что кроется за слухами о скорой отставке главы региона.

Эти и другие темы журналисты обсуждали с губернатором Иркутской области Сергеем Левченко 17 августа. Глава региона рассказал о возможном повышении зарплат для бюджетников; о поддержке для олимпийцев; пояснил, почему откладывается его отпуск; прокомментировал слухи о скорой отставке.

Ответы главы региона Сергея Левченко на вопросы журналистов — сегодня в «Пятнице».

«Был бы рад, если бы президент приехал»

В первую очередь губернатор заговорил о бюджете:

— В прошлом году ситуация с финансированием была достаточно сложной — в бюджете не хватало около 5 млрд руб. Мы тогда предприняли ряд действий, сконцентрировались, решили вопросы с поступлением налогов и неплохо закончили прошлый год с точки зрения бюджета. Плюс удалось привлечь федеральные ресурсы — около 5 млрд; такого не было уже давно. Кстати, по оценкам специальных служб, бюджет Иркутской области является вторым по прозрачности в стране. К тому же мы одни из первых по наполняемости бюджета. Рост составил 117%. Правда, это влечет вероятность урезания субсидий и субвенций от Минфина — они могут перенаправить средства в отстающие регионы, но мы постараемся свое удержать.

Сергей Георгиевич сообщил, что есть большая вероятность закончить этот финансовый год с хорошими показателями, а это значит, что у сотрудников бюджетной и социальной сфер может вырасти зарплата.

Кроме того, до конца 2018 года будет продлено действие закона о материнском капитале для многодетных семей, также в бюджет 2017 года заложены средства на помощь семьям с небольшим достатком для сбора детей в школу и для спортсменов олимпийского уровня, которые добились высоких результатов.

— Будет ли оказана помощь из областного бюджета пострадавшим от ливневых дождей?

— Откровенно говоря, ущерб оказался не таким большим, каким мог бы быть. Сейчас специалисты завершают подсчеты, а далее, согласно алгоритмам, муниципалитеты будут оказывать помощь пострадавшим. Возможности у них, конечно, небольшие. Если у них не хватит резервов, то мы поможем.

— Кто понесет ответственность за некачественное строительство подпорной стены библиотеки имени Молчанова-Сибирского, которую размыло во время дождя? 

— К сожалению, тех, кто должен нести ответственность, смыло. Некачественные работы в областной библиотеке проявили себя еще до ливня. Наши инженерные службы давно стараются решить проблему с подрядчиком, который строил это здание. К тому же гарантий срок здания еще не истек, и подрядчик по закону обязан устранять все недостатки. Но компания обанкрочена, поэтому прямого решения для исправления ситуации не предоставляется. Пришлось обратиться в Арбитражный суд, он определит, за чей счет должен быть произведен ремонт подпорной стены и протечек, затопивших несколько этажей. Ищем ответственного.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о судьбе Ледового дворца.

— Адрес стройфирмы, которая возводила областную библиотеку, очень похож на адрес строительной организации, которая строила Ледовый дворец. Из этого можно сделать некоторые выводы, но я их до решения суда озвучивать не стану. Компания эта, конечно же, уже обанкрочена. Пять лет назад, напомню, Арбитражный суд установил, что при строительстве Ледового дворца украдено 140 млн руб. Сейчас экспертами установлено, что Ледовый дворец не может работать на заявленную мощность в 3 тысячи зрителей. Максимум, который реально туда впустить, — 800 человек. Все из-за недостатков в проектировании. Затрачено около миллиарда рублей на строительство дворца из средств областного бюджета, поэтому такой расклад нас устроить не может. Необходима еще одна, окончательная, экспертиза, после которой будем привлекать к ответственности тех, кто строил Ледовый дворец.

— Подготовка к отопительному сезону в области проходит не вполне гладко, что является причиной этого?

— Недавно у меня был глава Мамско-Чуйского района вместе с главами администраций. Они рассказали, что не могут организовать северный завоз. Тому есть объективные обстоятельства — на северных реках критически низкий уровень воды, что не позволяет баржам идти с полной загрузкой. Максимум — это половинная загрузка. Мы уже поменяли поставщика, поговорили с пароходствами и решаем эту проблему. Есть проблемы в Вихоревке и Байкальске, но оттуда пока никто не обращался — справляются сами, сменили подрядчиков. Тем не менее мы следим за подготовкой в каждом муниципалитете, стараемся помочь, выезжаем на места, если видим, что сроки не соблюдаются.

— Вы сказали про хорошо наполняемый бюджет, для чего тогда правительство привлекает коммерческий кредит в 6 млрд руб. под большие проценты?

— Мы не привлекаем, мы, наоборот, переводим средства из коммерческих кредитов в бюджетный кредит. По этой схеме идет замена коммерческих кредитов на бюджетные. Напомню, когда-то мы получили бюджет с 28-миллиардным государственным долгом. Сейчас он снижен на треть! Вместе с тем снижены затраты на обслуживание этого долга примерно на 150 млн.

— Во вторник, 16 августа, был сорван региональный совет. Скажите, насколько глубок конфликт между вами и мэрами?

— Если это и называть конфликтом, то он мелкий. Я общаюсь со всеми мэрами — и поодиночке и с несколькими сразу. И я понимаю, что во многих муниципалитетах ситуация непростая. Вот, например, бизнес-омбудсмен Борис Титов отмечает, что, к сожалению, у муниципалитетов очень большие долги по тем контрактам, которые они заключают с бизнесом. Как такое получается? Либо им денег не хватает в бюджете, либо они неправильно распределяются. Мы все эти вопросы с муниципалитетами проговариваем в связи с подготовкой к отопительному сезону. В общем, ничего сверхъестественного не происходит.

Что касается повестки регионального совета, то она была заранее отправлена, заранее согласована — за две недели примерно. Я по-человечески понимаю, что не все мэры хотели бы публично говорить о своих недостатках, но, как губернатор, я обязан требовать, чтобы и подготовка к зиме шла в срок, и другие вопросы решались. И говорить об этом можно хоть на заседании правительства, хоть на региональном совете. Я обязан требовать исполнения сроков, в том числе по ветхому и аварийному жилью, которое в некоторых городах (сегодня не буду называть, в каких) идет совсем плохо, а руководитель территории не приезжает на заседания правительства. Я отношусь нормально к главам как к людям, но как губернатор обязан с них требовать как с мэров. Не всегда это нравится. Ну, что делать? То, что произошло, — это такой всхлип, это больше эмоции, чем реальная проблема. Потому что уже на следующий день несколько мэров приехали ко мне объяснять свою позицию. Вот это именно вторая сторона медали: с одной стороны, хочется со всеми собраться, с другой — решить свои вопросы в индивидуальном порядке. Я думаю, мы все отладим. Я готов обсуждать любой вопрос с любым мэром. Ни один глава не может сказать, что я ему отказал во встрече. Но есть вещи, которые мэры должны и сами решать, а это не всем нравится.

— Мэр Братска обвинил областное правительство в невыполнении обязательств по переселению из ветхого и аварийного жилья. Насколько это справедливо?

— Рассудите. В Братске тяжелая ситуация — очень большой объем такого жилья. В сезон 2015—2016 годов там надо расселить порядка 40 тысяч квадратных метров и почти 92 тысячи — до окончания программы, то есть до 31 августа 2017 года. Остается чуть больше года. Для решения вопроса нужно выделить земли под строительство домов для переселения. Сегодня по той программе, которая существует в Братске, земель на эти дома выделено всего лишь на 30%. Любая компания, которую мы могли бы направить туда, строить в воздухе не может. Для этого нужна земля, а по-хорошему, и инфраструктуру сделать. Если не получается, нужно предложить семьям, нуждающимся в переселении, переезд в другое место. Всем мэрам такая возможность предоставляется. В Иркутске, в Ново-Ленино, стоит более 550 квартир пустых, и строительные компании готовы на условиях бюджетной стоимости квадратного метра — 35 тыс. руб. — предоставить это жилье.

И с точки зрения переселения во вторичное жилье — тоже выполнение программы на уровне 11%. Я оцениваю такую работу как неудовлетворительную. Деньги выделяются, с Министерством финансов мы договорились — эту часть обеспечили. Но уж построить-то можно? В Братске была самая мощная строительная организация, и ситуация эта вызывает недоумение. Я уважаю главу города как человека, но требую, чтобы обязанности мэра исполнялись. И не выносить вопрос на заседание правительства или регсовет я не имею права — я обязан это делать.

— Знаете ли вы, что сейчас идет обзвон жителей Иркутской области с вопросами о том, знаем ли мы, что губернатор Левченко сорвал форум ОНФ и поэтому президент 1 сентября к нам не приедет?

— Начнем с того, что был бы очень рад, если бы президент приехал. Потому что такие встречи помогают оперативно решать вопросы федерального уровня. Но пока поездка перенеслась. Мне об этом сообщили по телефону из ОНФ, заодно попросили помочь в организации форума, и мы подключились. Поэтому так называемые опросы, которые ведутся с московских номеров, — это один из элементов избирательной кампании. Они похожи на те, которые раздавались в разгар предвыборной кампании летом прошлого года, — их было больше миллиона! Это зафиксировано, есть наши обращения в полицию. Скажу больше — руководство одной из партий России считает, что наша областная организация с задачей выборов не справляется, поэтому приехали сюда 30 человек и ведут вот эту кампанию, отодвинув руководство нашей областной кампании. Они же занимаются выпуском всяких разных газет, они же очень профессионально занимаются распространением всяких слухов. Очевидно, эти люди считают, что сибиряки — это дураки, которые не разберутся и на основании этих слухов переменят свою позицию. Но я думаю, что они заблуждаются: сибиряки — народ устойчивый и свою позицию меняют только в крайних случаях, а не по звонку с московского номера.

— А вы уйдете в отпуск на время выборной кампании?

— Это первое, с чего я хотел начать выступление. Думал, сообщу, что ухожу в отпуск с 19 августа, но ситуация изменилась, и я решил задержаться как минимум на неделю. Некоторые вопросы не терпят отлагательств даже на неделю. А ухожу в отпуск для чистоты выборной кампании. Не хочется использовать служебный кабинет, связь, машины — так будет честно.

— Кто останется вместо вас руководить регионом, и какими полномочиями он будет наделен?

— Все по уставу — первый заместитель, председатель правительства. Но я не исключаю, что на некоторых совещаниях и встречах буду присутствовать. При этом административно все бразды останутся у заместителя.

— Говоря о выборной кампании, хочется услышать ваше мнение о распространяющихся слухах о том, что скоро у нас сменится губернатор. Сюда приплетают ваши поездки в аппарат президента и другое. Даже ставят сроки ухода — месяц, два, три.

— Четыре, пять, десять, сорок… Это еще один метод ведения выборной кампании. Метод непорядочный, и я его отношу к той команде, которая приехала в Иркутскую область. Местных представителей партий и кандидатов я продолжаю считать порядочнее тех наймитов, которые делают братскую могилу во взаимоотношениях людей, а потом уезжают, забрав свои деньги. Объяснять мои поездки в таком ключе несправедливо и неправильно.

Ответив на этот вопрос, Сергей Левченко решил сам предложить тему разговора:

— Что-то вы меня про лес не спрашиваете. Давайте я сам вам расскажу. И тоже с точки зрения работы этих засланных казачков. Эти специалисты решили сделать глубокомысленные выводы из тех данных, которые имеются. Например, говорят, что в Иркутской области изрядно увеличилось количество незаконных рубок по сравнению с прошлыми годами. На самом деле увеличилось количество привлеченных к уголовной ответственности людей — их 410. Хорошая работа правоохранителей переворачивается. В реальности рубок изрядно уменьшилось! На пожароопасный период я запретил санитарные рубки, под которые ныряли все кому не лень. А под справку на вырубку леса для индивидуального строительства некоторые умудряются возить лес годами! (Позднее в разговоре Сергей Левченко акцентирует внимание на том, что пожаров в регионе стало меньше в сравнении с прошлым годом на 150 000 гектаров, а торфяных возгораний нет вовсе. — Авт.)

По-человечески эмоционально губернатор отреагировал на вопрос о трагедии в черемховском психоневрологическом интернате, четверо воспитанников которого умерли в инфекционной больнице:

— Кто-нибудь из вас был в этом интернате? Я побывал. И скажу честно — смотреть на этих детей больно. В этом интернате собраны ребятишки, у которых нулевой иммунитет, и, к сожалению, сколько этот ребенок будет жить, никому неизвестно. Опасность для них представляет даже открытая форточка, не говоря уже об инфекциях.

— Подхожу к кровати, вижу: лежит вот такая девушка, ей 18 лет, — Сергей Георгиевич разводит руки на длину стола, его голос едва заметно дрожит. — Если она прожила, не разговаривая, с нулевым иммунитетом 18 лет — значит, за ней очень хорошо ухаживали. Эти дети сохраняются только за счет материнской любви тех, кто за этими детьми ухаживает.

Дальше Сергей Левченко пояснил, почему был уволен главный врач черемховской городской больницы № 1, куда 10 июля начали поступать с кишечной инфекцией дети из интерната: «Есть определенные инструкции, которые он должен был выполнять, — сообщать в контролирующие органы о случаях заболевания. Он этого не сделал в первый раз и во все последующие тоже». Нарушения выявлены и в самом интернате — его директор отстранена от должности.

К слову, принято решение провести капитальный ремонт здания в Иркутской областной инфекционной больнице, которое раньше занимал центр СПИД — здесь планируется разместить детскую реанимацию и отделение областной инфекционной больницы.

Закончил пресс-конференцию Сергей Георгиевич на положительной ноте — сообщил о том, что в Иркутской области началась работа по созданию детской юношеской спортивной школы по хоккею с мячом.

— Я принял это решение, когда сходил на хоккейный матч и увидел, как много людей любят этот спорт. И где же его еще развивать, как не в Сибири? Будем растить свои кадры, своих игроков для своей команды, — заявил Сергей Левченко.

Про деньги, ремонт и жилье

Мы поинтересовались у иркутян: «А о чем бы вы спросили губернатора Иркутской области?»

  Артем:

— Я в этом году иду в 11-й класс лицея. Я спросил бы у губернатора совета, куда поступать, где лучше получить высшее образование.

 

Светлана:

— Мне очень хотелось бы спросить Сергея Левченко, почему так долго идет ремонт на виадуке в Усольском районе.

 

Иван:

— Спросил бы, как работает программа «Молодым семьям — доступное жилье». Очень мало информации вижу на эту тему.

 

Александр:

— Я хотел бы узнать, почему не могу получить 150 кубов леса для строительства дома. Везде получаю один ответ — лимит исчерпан.

 

Ирина:

— Первым делом спросила бы, почему такие маленькие детские пособия. У нас трое детей, и ежемесячные платежи смешные.

Иллюстрации: 

Среди проблем, поднятых на пресс-конференции губернатора Сергея Левченко, был и вопрос о потопе в Молчановке: «Кто виноват?» Напомним, эта 10-этажная суперсовременная библиотека была построена в иркутском Академгородке в декабре 2012 года. Первые проблемы начались весной 2013 года — при таянии снега и дождях в хранилище просачивалась вода. Настоящим бедствием стал трехдневный дождь, случившийся в Иркутске 10 дней назад — около тонны дождевой воды попало в хранилище. Сотрудники (на фото) собирали воду как могли, чтобы спасти книги. По словам специалистов, причиной стали ошибки при проектировании и строительстве здания. Руководство библиотеки и ОГКУ «Управление капитального строительства», которое является заказчиком возведения здания, многократно обращалось к генеральному подрядчику — Волго-Вятской строительной компании. Результата это не принесло: компания находится в состоянии банкротства. «С Волго-Вятской строительной компанией мы пытались работать в рамках закона. УКС понуждал предприятие устранить дефекты
Среди проблем, поднятых на пресс-конференции губернатора Сергея Левченко, был и вопрос о потопе в Молчановке: «Кто виноват?» Напомним, эта 10-этажная суперсовременная библиотека была построена в иркутском Академгородке в декабре 2012 года. Первые проблемы начались весной 2013 года — при таянии снега и дождях в хранилище просачивалась вода. Настоящим бедствием стал трехдневный дождь, случившийся в Иркутске 10 дней назад — около тонны дождевой воды попало в хранилище. Сотрудники (на фото) собирали воду как могли, чтобы спасти книги. По словам специалистов, причиной стали ошибки при проектировании и строительстве здания. Руководство библиотеки и ОГКУ «Управление капитального строительства», которое является заказчиком возведения здания, многократно обращалось к генеральному подрядчику — Волго-Вятской строительной компании. Результата это не принесло: компания находится в состоянии банкротства. «С Волго-Вятской строительной компанией мы пытались работать в рамках закона. УКС понуждал предприятие устранить дефекты
Материалы в тему: 

Губернатор отложил отпуск

Вчера Сергей Левченко дал обширную пресс-конференцию Трагедия в черемховском интернате, срыв заседания регионального совета, набирающая обороты избирательная кампания по выборам депутатов Госдумы — все эти события, безусловно, создали определенное напряжение в регионе. Губернатор Иркутской области Сергей Левченко, чтобы дать оценку всем этим событиям, собрал вчера пресс-конференцию. О бюджете Начал Сергей Левченко с хороших новостей: денег в казне стало больше. Если в конце прошлого года ситуация с бюджетом региона была достаточно напряженной, то в этом году она улучшилась. — В кон...