Как строили Баргузинский тракт

На 25-километровый участок дороги 64--89 с 2007
года было проведено 3 конкурса на сумму 2 млрд рублей

Чиновники рапортуют об "освоении" средств и укладке асфальта, а дороги нет

Писать про все 700 с лишним километров строительства дороги Улан-Удэ — Новый Уоян — все равно что писать про космос. Дорога бесконечно длинная, а миллиардные траты на нее не поддаются человеческому осмыслению. Поэтому "Номер один" и телеканал "Тивиком" решили проследить судьбу одного конкретного участка — с 64-го по 89-й километры. И сразу же наткнулись на сюрреализм.

Строили три раза

Мы, наряду с другими жителями и гостями Бурятии, проехавшись летом по Баргузинскому тракту в сторону Байкала, впали в горестное недоумение от отсутствия асфальта на этом участке. Причем асфальт отсутствует второй год подряд, несмотря на праздники и великих гостей. Наслушавшись народных высказываний, выраженных в нецензурной форме об этом участке 64—89, журналисты сообща пошли во власть искать ответ на вопрос: а что здесь, собственно, происходит?

Уже ставший знаменитым своим бездорожьем участок, безусловно, подпадает под понятие "эпический ремонт". Туда начиная с 2007 года направлялись средства. Как оказалось, на 25 километров дороги проводилось в общей сложности три тендера на общую сумму почти в 2 миллиарда рублей.

Первый конкурс был проведен в середине ноября 2007 года на сумму свыше 900 миллионов рублей. Выиграла его известная своими долгами и банкротством "Корпорация "Согласие Стройинвест". Заказчик — Республиканское дорожное агентство.

Второй конкурс был в июле 2009 года. Таким образом появился следующий будущий банкрот — ОАО "Красавтодорстрой", который подрядился 25 километров красивого асфальта положить за 661 миллион рублей. Заказчик тоже изменился: ГУ "Управление региональных автомобильных дорог РБ".

Третий конкурс прошел совсем недавно. На тот же участок с 64-го по 89-й километры в мае 2011 года приходит третий строитель — ООО "Агродорспецстрой". Тендер проводился с формулировкой "завершение реконструкции объекта" при всяческом отсутствии дороги на месте строительства вообще. Цена вопроса — 367,6 миллиона. Заказчик — ГУ "Управление региональных автомобильных дорог РБ".

Итак, почти 2 миллиарда разыгранных денег при отсутствии дороги. Возникли вопросы: какая часть из этих денег уже "ушла" к строителям, двое из которых банкроты? Какие лимиты федеральные и республиканские бюджеты выделяли для оплаты работ? И можно ли посмотреть на принятые акты приемки работ на этом участке? Ну, и хотелось бы знать, когда асфальт там все-таки будет? Официальное письмо с такими вопросами от журналистов ушло в адрес правительства, а конкретно в министерство транспорта Бурятии.

Все путем

Запрос, видимо, произвел глубокое впечатление на адресатов. Первые недели попытки узнать о его судьбе наталкивались на просьбы перезвонить следующему абоненту, потом следующему и еще раз следующему. Поговорив с несколькими отделами министерства транспорта, а также с ведомствами внутри министерства, в том числе с заказчиками, журналисты были отправлены в итоге напрямую в приемную министра Сергея Козлова. Спустя месяц министр внезапно ответил. Письменно. В отношении двух первых подрядчиков-банкротов, которые 3,5 года пытались сделать дорогу, содержалась бесценная информация:

"В связи с неисполнением условий госконтрактов, срывом сроков графиков производства работ государственные контракты с вышеуказанными подрядными организациями в разное время были расторгнуты, при этом авансовые платежи, перечисленные в период производства работ ЗАО "Согласие Стройинвест" и ОАО "Красавтодорстрой", освоены в полном объеме".

Далее в ответе указывалось, что сейчас у нас третий подрядчик по счету и он работает в соответствии с графиком. В общем, все хорошо было в ответе. Сколько денег конкретно было заплачено банкротам, не сказали, за что именно заплатили, не сказали. Но отметили, что все средства "освоены". Все чин чинарем.

Прочерки вместо цифр

Тогда приведем факты, что мы смогли добыть в свободном доступе. Итак, начнем с 2007 года. Контракт заключен в конце ноября. В пункте 4.2 проекта контракта: "Заказчик имеет право перечислить Генподрядчику аванс в размере _% от годового лимита финансирования". Вот именно так, а не иначе — пропуск вместо цифры. Можно написать цифру "100", при договоренности двух сторон. Прилагаемый к тендеру план-график финансирования с пустыми графами. Календарный график — также пустой, одна видимость.

Но в "Сведениях о проведении конкурса" скромно указано строкой: "Лимит финансирования на 2007 год составляет 20 млн рублей". То есть "Согласие Стройинвест" начало работу по контракту с 20 миллионов рублей, отработанных срочно в декабре 2007 года. В пургу, мороз. Что было дальше — не совсем понятно. В связи с отсутствием подробной официальной информации о дальнейших перипетиях строительства об этом можно только гадать. Но сколько бы ни выделялось денег фирме "Согласие Стройинвест", все они были удачно "освоены". Так нам рассказал министр транспорта республики Бурятия Сергей Козлов.

Начинай сначала

В 2009 году к документам подошли более серьезно. Переписали слово в слово технические характеристики с 2007 года. Тем самым зафиксировали, что прежний подрядчик на дороге вообще ничего не делал и все нужно начинать заново. Так же там сразу обозначили:

"Заказчик имеет право авансировать Подрядчику работы в размере до 30 % от суммы лимита бюджетных обязательств на текущий календарный год". И написали: "лимит финансирования на 2009 год — 193,9 миллиона рублей". Таким образом, мы имеем полное право допустить, что второй подрядчик получил более 60 миллионов рублей на руки сразу после заключения контракта. Куда, правда, истратил, — непонятно. Нам ведь не ответили, кроме того что "освоено".

В рамках этого контракта у заказчиков случился суд в 2010 году с "Красавтодорстроем". И от подробностей того суда становится куда веселее, чем от ответа чиновников. Управление региональных автомобильных дорог Республики Бурятия предъявило полмиллиона рублей штрафных санкций за нарушение сроков строительства на дороге Улан-Удэ — Курумкан на участке 64—89.

Было обнародовано следующее: "Из актов, составленных представителями заказчика и генподрядчика, следует, что, по состоянию на 12 мая 2010 года, установлено нарушение ответчиком предусмотренных графиком сроков выполнения отдельных видов работ. В том числе: укрепление откосов земляного полотна — на 22 дня, устройство верхнего слоя основания из асфальтобетона — на 2 дня, устройство дополнительного слоя основания из ЩПС — на 21 день, устройство нижнего слоя основания из ЩПС — на 17 дней".

И указано: "Согласно календарному графику производства работ стоимость вышеуказанных работ составляет: "по устройству верхнего слоя основания из асфальтобетона — 89,99 миллиона рублей".

Иначе говоря, по документам, уже в мае 2010 года там на 90 миллионов положили верхний асфальт. Это не считая еще вдобавок 90 миллионов, отмеченных там же, в суде — на два нижних слоя дороги и откосы. Итого 180. В отсутствие запрашиваемой информации можно спросить у автолюбителей всей Бурятии: по какому асфальту они ездили на том месте? Возможно, журналисты и граждане ошиблись и не увидели там нового асфальта. Который существует, исходя из документов.

Уборка асфальта

В контракте 2011 года уже все по-честному. Впервые открытым текстом прописаны драконовские условия для подрядчиков, коим рискнуло быть ООО "Агродорспецстрой". Только размер обеспечения заявки на участие в аукционе — 22,4 миллиона рублей. То есть за 4 года почти впервые, видимо, решили найти реальную компанию, способную построить, а не "осваивать".

Кажется, нашли. Вроде бы даже неплохо работают. Как сообщают наши корреспонденты с места строительства того злополучного участка "64—89", сейчас там уже лежит 18 километров нового асфальта. Хотя еще в середине лета никакого асфальта не было.

Единственное пока непонятное пятно в истории третьего, последнего госконтракта лежит в техническом задании одной строкой. В "Сводной ведомости объемов работ" в главе "Подготовительный период" указано: "Разборка существующего асфальтобетонного покрытия". Всего 2,16 тысячи кубометров".

Возможно, это кусок старой дороги, которую всеобщими усилиями даже не удосужились убрать начиная с 2007 года за многие миллионы рублей. Другой вариант — это мифический асфальт, "проложенный" за реальные 90 миллионов рублей от 2010 года, который теоретически теперь убирают. Чтоб все сошлось по документам.

На самом деле ответы ведь лежат на поверхности. Они есть у министерства транспорта Бурятии. Там же лежат подписанные и расторгнутые госконтракты с банкротами, оплаченные счета, счета-фактуры, акты сдачи-приемки работ и прочие документы. Оттуда могли бы внятно и спокойно объяснить: вот это плохие дяди — они взяли бюджетные деньги. А это хорошие дяди — они нам строят дорогу на новые бюджетные деньги. Но ответ прозвучало: "освоено". Всеми.

Метки:
baikalpress_id:  73 534