"Баин-Зурхэ" догоняет миллионы

Деятельностью угольного разреза заинтересуется прокуратура

Успешный угольный разрез "Баин-Зурхэ" в Селенгинском районе попал в скандал, грозящий репутации компании и уголовными делами. Не исключается и версия вывода нескольких десятков миллионов рублей на сторону.

Бывший "Сталинград"

Четыре года назад в окрестностях Гусиноозерска на буроугольных месторождениях компания "Баин-Зурхэ" с большой помпой начала добычу угля. Ранее эти богатые пласты минерального топлива разрабатывал разрез "Холбольджинский". В лучшие годы, в конце 80-х, здесь добывалось до трех миллионов тонн ежегодно. Но вместе с исчезновением СССР, а далее и промышленности в привычном виде, разрез был закрыт. Тысячи людей оказались на улице, а работа на промышленном объекте замерла. К тому времени эти места представляли собой печальное зрелище — полуразрушенные здания, затопленные водой места угледобычи и тому подобные пейзажи. Журналисты даже сравнивали эти места со Сталинградом.

Но уголь на месторождении никуда не делся. В 2006 году на залежи пришла компания "Баин-Зурхэ". Причем одновременно компания входила в состав горнодобывающего холдинга. "Разрез Баин-Зурхэ" тогда полностью взял в свое ведение бывшие владения холбольджинцев.

Для восстановления этого "Сталинграда" компания "Баин-Зурхэ" смогла привлечь до двух миллиардов рублей. Была закуплена современная техника, как российского, так и зарубежного производства. С особенной гордостью представители компании тогда демонстрировали СМИ новый стотонный экскаватор из Германии, который мог за один раз своим ковшом поднять четыре кубометра грунта.

Сбыт предполагалось организовать в сторону находящейся рядом Гусиноозерской ГРЭС. Ей уголь нужен постоянно, причем местное топливо обходится электростанции существенно дешевле, сообщалось тогда. Это еще одно из преимуществ восстановления производства и добычи угля на разрезе.

Взял предоплату — и банкрот

Три года спустя после резвого старта между компанией "Разрез Баин-Зурхэ" и его подрядчиком ООО "Производственно-транспортная компания "Байкал" случился конфликт, результатом которого стало судебное разбирательство.

В середине 2009 года между "Баин-Зурхэ" и ПТК "Байкал" был заключен договор, по условиям которого последняя оказывала разрезу услуги на общую сумму более чем 47 миллионов рублей. На эти деньги она должна была производить вскрышные работы и добывать уголь. Через полгода стороны заключают еще одно соглашение, по которому "Баин-Зурхэ" переводит почти 65 миллионов рублей на счет "Байкала" за еще не проделанные работы — авансом.

В течение всего десятого года подрядчик не произвел тех работ, которые должен был сделать по договору. По этому поводу заказчик 30 сентября 2010 года обращается в суд с требованием отдать обратно 17 с лишним миллионов рублей, на которые, по мнению представителей компании "Баин-Зурхэ", "Байкал" работы не проделал.

Дальше — больше. Через два месяца после обращения в суд, 30 ноября, ПТК "Байкал" признается банкротом. Суд принимает решение обязать банкрота вернуть долг.

Не совсем понятно, каким образом отразится этот конфликт на работе угольного разреза, ведь "Байкал", исходя из документов, и должен был добывать уголь. Начальник отдела регулирования недропользования и геологии министерства природных ресурсов Бурятии Михаил Борхонов на вопрос о ситуации вокруг "Разреза Баин-Зурхэ" ответил:

— Республиканское министерство не имеет никакого отношения к разрезу. Министерство природных ресурсов лицензию данной организации не выдавало и поэтому не курирует ее деятельность.

В Федеральном агентстве по недропользованию по Бурятии нашему корреспонденту сообщили, что о конфликте на разрезе ничего не знают. Зато, по их словам, разрез развивается очень успешно и динамично. Так, компания планировала в 2010 году добыть до полумиллиона тонн угля. По данным пресс-службы правительства Бурятии, "Разрез Баин-Зурхэ" в прошлом году, в общем, добыл около 470 тысяч тонн, полностью выполнив план.

Итак, мы имеем публично успешную угольную компанию и одновременный скандал на десятки миллионов рублей. А тут еще нашлась информация в Интернете — в некоторых справочниках сам разрез "Баин-Зурхэ" сменил юридический адрес с гусиноозерского на: североосетинский. И располагается в городе Владикавказ, на улице Цоколаева. Как говорят в народе, "совсем все запущено".

Между тем, в недрах правительства Бурятии на вопросы о ситуации с конфликтом на "Баин-Зурхэ" реагируют нервно. Кроме природных ведомств, за разрезом наблюдает еще и экономический блок правительства. Там о скандале уже известно. По их мнению, речь может идти о преднамеренном выводе средств и возможном нарушении закона. Вероятно, ни сумму долга, ни другие деньги, заведенные в "Байкал", догнать уже не удастся. У банкротного "Байкала" попросту нет таких активов, если вообще какие-нибудь есть. Документы о ситуации на разрезе уже должны быть переданы в прокуратуру Бурятии.

Популярные материалы по тегам статьи: 
Загрузка...