Преступника выявила только экспертиза

К десяти годам особого режима на днях был приговорен житель Улан-Удэ, который из-за бутылки портвейна задушил кочергой родную мать.

В "послужном списке" с виду обычного тихого 31-летнего мужчины это уже не первое тяжкое преступление против родственников. Будучи несовершеннолетним юношей, тринадцать лет назад он застрелил своего двоюродного брата. Тогда следствие пришло к выводу, что убийство произошло по неосторожности. Сучкова приговорили к условной мере наказания, но не прошло и семи месяцев, как он вновь оказался на скамье подсудимых. На этот раз за совершение насильственных действий сексуального характера в отношении своего родного племянника.

Сучкова осудили на восемь лет строгого режима. Тогда все родственники отказались от него. Кроме матери. Она одна защищала свое непутевое дитя, из-за него порвала отношения с дочерью, семилетний сын которой стал сексуальной жертвой Сучкова. После условно-досрочного освобождения, отсидев шесть лет, парень приехал к матери. Вернуть сына к нормальной жизни ей так и не удалось. Он начал пить, работать не хотел: говорил, что работать — "не по понятиям". А в последнее время начал поднимать на мать руку. Жили мать с сыном раздельно, но в одном дворе: она в доме, он во флигеле.

27 августа прошлого года переночевать у Сучкова попросился его приятель Воронов. Он побоялся пьяным идти домой и, чтобы не ругала жена, пошел к Сучкову.

Было уже поздно, когда Сучкову захотелось выпить. Он решил залезть к матери в дом. Через форточку на веранде проник внутрь дома. Не включая свет, прошел в комнату. Воронов должен был ждать друга во флигеле, но решил посмотреть, как тот незаметно для матери сможет вынести спиртное. В полумраке дома сквозь жалюзи он увидел, как Сучков, держа что-то железное в руках, давил на что-то белое. Тот будто увидел его в окне, бросил это белое и прошел в комнату. Вернулся уже с чем-то похожим на чайник в одной руке и железным предметом в другой. Когда Сучков вышел на крыльцо, приятель спросил, что произошло, но ответа не услышал.

В тот момент Сучков осознал, что задушил внезапно проснувшуюся мать. Решив все стрелки перевести на Воронова, он велел ему идти во флигель, а сам побежал к дяде со словами "Там мамку удушили!". Вызвал милицию в надежде, что сотрудники сразу же подумают на Воронова и заберут его. Милиции он объяснил, что пришел к матери, а та была уже мертва. Сказал, что у него гостил Воронов, и дал его подробное описание.

Через некоторое время в своем поступке Сучков раскаялся. В порыве чувств он несколько раз пытался позвонить в дежурную часть милиции и признаться во всем, чтобы успокоить душу. Но каждый раз в последний момент решал ничего не говорить. Дважды он приходил в Советский отдел милиции и признавался, что убил свою мать, но ему, пьяному, не верили и отправляли домой спать.

В трезвом же уме Сучков сознаваться не хотел. Тем более что забрал у родственников машину матери и начал получать деньги от квартирантов, которые снимали у его матери квартиру по Гагарина. Он продолжал оговаривать Воронова, который свою причастность к преступлению отрицал.

Чтобы установить, кто же из них двоих врет, приехали специалисты из Иркутска и провели редкую психолого-физиологическую экспертизу, и, согласно ее результатам, вышло, что Сучков дает лживые показания, а Воронов, наоборот, говорит правду.

Пока шло следствие, Сучков свою вину признал, но в суде свою вину признавать отказался. На сегодня приговор в законную силу не вступил.

Имена изменены. По материалам прокуратуры по Советскому району города.

Метки:
baikalpress_id:  71 916