Все было на порядок круче

Уходящий 2009 год был для Бурятии годом, полным масштабных событий

В гостях у нас побывал сам глава государства. В борьбе с коррупцией не мелочились и арестовали сразу министра МВД. Аварию с теплоснабжением нам устроила кошка-диверсантка. Деньги прибывали миллиардами. Главный итог года: Бурятия привыкала жить в условиях громких новостей.

Деньги не успевали осваивать

Экономика Бурятии купалась в деньгах. Относительно, конечно, но соседние регионы недоверчиво и ревниво поглядывали на бывшую падчерицу страны. К концу года Бурятию начали откровенно склонять по Сибири: типа "посмотрите, там государственного бабла — как грязи".

С этим трудно поспорить. Успешный московский лоббизм Вячеслава Наговицына — понятие давно метафизическое. Складывается ощущение, что за очередным траншем он ездит с авоськой, как на рынок. Многие миллиарды федеральных денег буквально силком впихивались в регион и в прошлом году. На пресс-конференциях журналисты путались в нулях, миллиардах и уставали переписывать названия очередной программы, согласно которой в Бурятию идет товарняк с деньгами.

Поставленный на поток приход денежных средств изумил до ступора местные власти в районах. Они откровенно не справлялись с золотым дождем. Отвечающий за экономическое развитие Бурятии Александр Чепик читал лекции, как ими распорядиться. Это помогало мало: не освоенными остались миллионы рублей.

Курс на экономию

Тем временем в министерствах случился новый тренд. Пока там радостно потирали руки от упавшего на счета счастья, пришла команда экономить — в стране ведь кризис. Поэтому, недолго думая, министерствам под самое "не балуйся" обрезали все статьи расходов, не связанные с процветанием населения Бурятии. С тех пор ведомства пребывают в прострации. На очередном открытии объекта миллионов в сто-двести чиновники не забывают шепнуть о голимой нищете в коридорах власти.

Народ по традиции был несколько в стороне от экономических успехов Бурятии. Его бренное существование развлекали открытием в республике новых больниц, школ, подстанций, жилья. А также различного рода вспомогательных учреждений, типа многофункциональных, расчетных и других центров. Население Бурятии доброжелательно и снисходительно наблюдало за желанием власти достать ему с неба звезду.

Народ был настолько отзывчив к усилиям местной власти, что почти не протестовал. Пенсии, зарплаты и цены болтались в пределах терпения жителей Бурятии. Тем не менее, изредка появлялись недовольные жизнью. По традиции локально бунтовал север Бурятии. Им постоянно чего-то не хватало: то света, то тепла, то работы. Не то чтобы им все это давали сразу и много, но местные пугачевы и разины притихали на время.

Отдельной темой было недовольство бизнеса местными порядками. В Улан-Удэ случилась волна акций протеста, вплоть до гуляний с флагами по площади Советов и голодовок. Она не привела ни к чему хорошему для всех участников процесса. Обсуждаемые сооружения все-таки посносили, зато и резонанс по России был серьезный.

Больше нечего желать

Бурятия к концу лета оказалась усталой и ошалелой от приезда Президента России. С людьми поступили жестоко. Они ждали мессии годами и были наполнены ожиданием. После Медведева наступило понимание, что чудо уже случилось, и всем погрустнело. Теперь республика находится в тревожном поиске идеи — чего бы еще пожелать для всеобщего объединения и энтузиазма.

Вообще, власти устроили форменный беспредел в первом полугодии 2009 года. Сначала народ с непривычки дичился благоустройства Улан-Удэ — газонов, цветочков, беленых бордюров. Потом латанием дорог, что привело к использованию в неразумных пределах трехэтажного мата из-за пробок. Попытка привести в должное, то есть красивое, состояние фасадов зданий повергло горожан в шок, потому как сроду такого не видели. Эту изощренную вакханалию прекратили по причине приезда VIP-персон на многочисленные мероприятия.

Лето выдалось урожайным на тусовки федерального уровня. Форумы и конференции следовали один за другим, равно как и кортежи высокопоставленных персон по улицам Улан-Удэ. Апофеозом всего стал уже упоминавшийся приезд г-на Медведева, который порядком удивился степени цивилизованности Бурятии. В смысле, не в юртах живем, вертолеты делаем, красивый театр состругали за недорого.

Местная власть выжала максимум из посещений громких начальников. С Кудрина — несколько десятков миллиардов на произвольный праздник 350-летия присоединения Бурятии к Росиии. С Медведева — заручительство в симпатиях к региону. Еще неизвестно, что дороже.

Монумент в виде пня

Внутренняя политическая жизнь не отличалась многообразием. Партии в рамках Народного Хурала пытались дискутировать по известной формуле: "А ты кто такой?".

Коммунисты справно отмечали дни рождения и юбилеи своих почти языческих символов, чем повергали в легкий шок местные СМИ. Например, приглашая на день 130-летия товарища Сталина. "Справороссы" иногда пытались озадачить общественность смыслом существования партии "Единая Россия", дескать, на кой ляд она нужна. Но народ не сильно улавливал эти флюиды. ЛДПР в лице г-на Бобкова, как обычно, боролась со всеми сразу. В это время партия власти, которая "Единая Россия", монументально сидела пнем весь год и не сильно парилась по поводу происходящего вокруг.

Интриги среди чиновников были куда веселее. До белого каления заинтересованную общественность довела комедия с первым заместителем правительства Иннокентием Егоровым. Горы противоречивого инсайда, свалившиеся с площади Советов на свободные уши, не оставляли сомнений: с Егоровым что-то скоро будет. Причем по качеству слухов это могла быть как дуэль на мясорубках с Александром Чепиком, так и полет в космос. Закончилось все банально. Вячеслав Наговицын обломал весь эффект, развеяв сплетни об отставке и предложив продлить контракт с первым замом.

Непрерывная история вокруг возможной отставки Геннадия Айдаева более сдержанна. Одна часть сообщества вечно прогнозирует, вторая методично опровергает. Тем временем мэр Улан-Удэ продолжает удивлять гранитной сопротивляемостью неприятностям.

Печально оживила площадь Советов весенняя смерть только что назначенного министра инфраструктуры Черниговского. Интрига в назначении нового главы ведомства была умеренной, но закончилась неожиданно — назначением молодого Сергея Козлова.

В ходе обсуждения сермяжного смысла пенсий бывших чиновников на 250 миллионов в год из местного бюджета на свет неожиданно появился Леонид Потапов. Он попытался объяснить свою непричастность к доплатам, а кроме того, активно размышлял о насущном. Появление политика-мастодонта было встречено небурными и непродолжительными аплодисментами.

Кошка-диверсантка выжила

Энергетики, как электрические, так и тепловые, звездили в 2009 году не на шутку. Безусловным ньюсмейкером оказалась ТГК-14. В течение всего года компания добивалась славы, и она достигла цели. Сначала менеджмент публично попросил роста тарифа на 30 процентов без достаточных оснований и был неласково "отшит" Вячеславом Наговицыным. Затем сотрудники ТГК-14 нахрапом бросились к населению выбивать неплатежи методом отключений. Потом попытались бороться с местными СМИ на предмет лояльности и преклонения. Апофеозом годичных мытарств ТГК-14 в Бурятии стала авария на ТЭЦ-1 с помощью кошки-изверга. Кошка сумела выжить. Будет ли ей предъявлено официальное обвинение и как с нее взыщут компенсацию — осталось непроясненным.

У остальных энергетиков дела шли менее игриво. Авария на Саяно-Шушенской ГЭС коренным образом повлияла на оптимизм коллег с Гусиноозерской ГРЭС. Теперь они пребывают в ожидании большой работы на благо всей Сибири и, соответственно, больших денег.

МРСК Сибири и "Бурятэнергосбыт" находятся в состоянии каких-то трогательных отношений, скрытых от общественности. Стороны, очевидно, делят что-то большое и громоздкое. Их телодвижения угловаты и иногда слышны спорные реплики участников скрытого конфликта.

Виктор Сюсюра не занимался мелочами

С коррупцией в 2009 году Бурятии боролись своеобразно. Истомившиеся в ожидании громких разоблачений и посадок высоких чинов были сражены наповал. Арестовали не менее чем самого главного борца — министра МВД Виктора Сюсюру.

В течение пары-тройки суток все перестали заниматься общественно-полезным трудом и только глубинно размышляли: что мог украсть министр? Перебрав всю экономику Бурятии, пересчитав серьезных людей, дающих взятки, а также берущих взятки, суммы откатов, знающая часть населения согласилась с официальной версией: человеку в ранге министра МВД воровать в Бурятии нечего.

Попытались, конечно, "повесить" на нынешнего сидельца Лефортово местный нефрит, лес, золото и прочие мелочи (в масштабах страны). Но громких местных последствий после ареста главы МВД не случилось. Схемы умыкания народного добра, как показывает практика, продолжают работать. И стало очевидно: Виктора Сюсюру посадили не за Бурятию.

Между тем, и кроме кандалов министра, в Бурятии было чему радоваться поборникам жестких мер. Весной как майский гром прошел арест главы "Улан-Удэнской управляющей компании" Баира Цыренжапова, позже в застенках оказался помощник судьи, причастный к делу. Совсем недавно под уголовное дело попала не менее чем заместитель мэра Улан-Удэ Гемаля Гендунова. Подразумеваются звенья одной цепи, уходящей к знаменитому уже бизнесмену Юрию Турченюку.

Год удался

В общем, год, без сомнения, удался. Все как в жизни — были гости, семейные скандалы, утраты родственников, радости и грезы. Не то чтобы семья Бурятия стала дружнее, но и разрозненной — тоже вроде бы нет. Зато мы стали чуть шумными, более говорливыми. Иногда пытаемся орать на весь мир, и вроде неплохо получается. Нищета тоже вроде не грозит — всего лишь бюджетное умеренное питание и не в обносках ходим. В общем, есть о чем мечтать, к чему стремиться. На будущий год опять кто-то приедет, кого-нибудь посадят, но в это время построим пару-тройку школ и больниц. Вспоминаем через год, по итогам.

Метки:
baikalpress_id:  70 937