Последнее поздравление

1 июня 2009 года руководство МВД по РБ наградило Сержуню Батуеву знаком "Лучший инспектор ОДН Бурятии"

Пестрая гурьба детей из Иволгинского социально-реабилитационного центра с гулом прошла через решетчатые двери дежурной части районного ОВД. Малыши, кто непринужденно, кто смирно, расселись в актовом зале отдела в предвосхищении подарков, разложенных на столе. Сегодня их будут поздравлять с Международным днем защиты детей. Поздравят милиционеры, которые когда-то спасли их от голодной смерти и ужасов пьяных родительских дебошей. Поздравят, правда, в последний раз: реабилитационный центр в этом году закроют.

В начале мая в реабилитационный центр из села Гурульба поступили семилетняя Аня и ее трехлетний братик Андрей. О том, что голодные ребятишки скитаются по деревне, сообщили соседи. Всю свою жизнь о детях заботилась их бабушка, но в апреле она умерла, и дети оказались совсем никому не нужными. 28-летняя мать Ани и Андрея воспитанием детей не занималась никогда. Она и сейчас пьянствует.

Маленького Андрея сразу с улицы увезли в больницу — он задыхался, как при астме. Врачи поставили малышу серьезный диагноз "острый трахеобронхит, затяжное течение средней степени тяжести, дыхательная недостаточность первой и второй степени, гипертермический синдром и острая пневмония".

— Сейчас оба ребенка находятся у нас в приюте, — рассказывает Сержуня Батуева, старший инспектор ОДН ОВД по Иволгинскому району. — Как видно, малыши недоедали, у обоих недовес по возрасту. Девочке уже восьмой год, а к школе она совсем не подготовлена.

Роковая колыбель

Похожий случай год тому назад произошел в селе Верхняя Иволга. Тогда из-за халатности пьющей матери едва не умер годовалый мальчик.

— Информация о том, что мать закрыла своего ребенка дома и уже три дня где-то пьет, поступила к нам от жителей села, — рассказывает инспектор. — Ее старший сын, которому тогда было всего четыре года, бродил по селу в поисках пропитания, о младшем ничего не было известно. На двери дома висел замок. Когда подошли к окну, услышали слабый, едва уловимый детский плач. Я выставила окно и залезла в дом. Картина была ужасающая. В доме все было перевернуто, ребенок лежал в кроватке абсолютно голый. Рядом с ним — обгрызанный кусок засохшего хлеба. Малыш был измазан фекалиями, было понятно, что он их ел, чтобы не умереть с голоду.

Задыхающегося ребенка с температурой около сорока завернули в покрывало и доставили в больницу. Вскоре родителей этих детей лишили родительских прав, в отношении них было возбуждено уголовное дело. Оба мальчика на сегодняшний день воспитываются в приемной семье, а их бывшие родители так и продолжают пить.

Их родной матери давно за сорок. Когда-то у нее было пятеро сыновей. Двое младших теперь в новой семье, старший, 22-летний Олег, сейчас бомжует, а средний, 15-летний Сергей, заканчивает девять классов. Десять лет назад у горе-мамаши был еще один сын. Он умер в два годика в той самой колыбели, в которой недавно нашли полуживым его брата.

Мучения записывала в дневник

В этом году в реабилитационный центр из поселка Сотниково поступила 17-летняя Лида. Девочка трижды пыталась покончить жизнь самоубийством, сейчас с ней занимаются психологи. Когда зимой девочка поступила в центр, на ней не было живого места: вся в болячках, с педикулезом, на руке шрам от ножа, которым мать пыталась "воспитывать" девочку.

Родители-алкоголики выгнали Лиду из дома, когда та отказалась идти ночью за спиртом. Лида ходила по улице целый день, обморозила уши, а потом пришла в школу за помощью, рассказала, что ей некуда идти, что родители запретили ей возвращаться домой. Учительница привезла ее в Иволгинский социально-реабилитационный центр.

Все свои мучения Лида записывала в дневник, откуда и стало ясно, почему девочка хочет уйти из жизни. Оказалось, что вот уже два года ее постоянно насилует родной отец. Мать за дочку не заступалась, помогала отцу сломить сопротивление девочки, удерживала ее за руки. "Лучше пусть мне достанется, чем чужому мужику", — оправдывался отец. Мать девочки в милиции не отрицала связи мужа с дочерью, говорила, дескать, по пьянке пару раз было, и добавляла: "И что такого"?

— Судя по результатам исследования, склонности к фантазированию у Лиды нет, — говорит Сержуня Батуева. — Девочка жила в настоящем аду! Родители заставляли ее собирать металлолом, на вырученные деньги пили. За любой пустяк девочку били, она постоянно недоедала. Когда Лида поступила в наш центр, она все насытиться не могла, ей давали тройную порцию.

Родителям девочки за сорок, несколько лет назад они обосновались в домике садоводческого товарищества в Сотниково. На днях должно было состояться судебное заседание, но оба родителя на него не явились. За изнасилование и развратные действия сексуального характера отец Лиды тоже ответит. Сейчас проверяется, не подвергалась ли насилию со стороны отца младшая дочь, которая сегодня вместе с Лидой находится в приюте.

— У родителей девочек полная деградация личности, весь смысл их жизни сводится в рюмке водки, — говорит инспектор. — Больше им ничего не надо — ни дома, ни детей, ни работы.

Отомстила мужу через ребенка

Но не всегда родители превращаются в монстров из-за пьянства. В начале февраля из Иволгинского района в БСМП с тяжелыми переломами был доставлен четырехмесячный малыш. Целый месяц он пролежал в реанимации. Молодая, благополучная с виду мать ребенка долго не признавалась, что травмы сына — дело ее рук.

— Женщина рассказала мне, что ее сын очень подвижный малыш, потому и упал с кровати, — говорит Сержуня Батуева. — А у самой глаза бегают. Потом призналась, что, дескать, сына уронил племянник. Я разыскала мальчика, в присутствии педагога он рассказал, что вообще боится брать ребенка на руки, а в тот день пришел со школы только вечером, ребенок почему-то постоянно плакал. Я вызвала отца ребенка, он глаза прячет, как будто что-то скрывает. Около часа я убеждала его рассказать, что же произошло на самом деле, наконец он решился.

Выяснилось, что вечером 30 января он пришел с работы позже обычного. Сожительница заревновала его, устроила скандал. А потом назло ему взяла на руки ребенка и ударила его о деревянную спинку кровати. Три дня малыш мучился от страшных болей, "скорую" вызвали, когда ему стало совсем плохо.

В ходе уточнения обстоятельств дела выяснилось, что в отношении этой матери в ноябре прошлого года уже составлялся административный протокол по факту ненадлежащего исполнения родительских обязанностей. На тот момент женщина проживала в Закаменском районе. После ссоры с матерью она оставила своего двухмесячного сына на снегу и ушла. Благо, младенческий плач услышали соседи, иначе жизнь ребенка могла оборваться уже тогда.

За детей приходится драться

Шустрая девочка Катя признается, что, когда вырастет, станет инспектором по делам несовершеннолетних. Когда в январе этого года ее забирали из родного дома, от нее роем отлетали вши. Сейчас волосы у девочки немного отросли, скоро можно будет заплетать долгожданные косички.

В декабре у Кати родился братик, но, как только родители получили на него пособие, на неделю загуляли. Малыш, который и так родился недоношенным, комочком лежал на грязном и мокром одеяле. Позже врачи признали у него дистрофию. Рядом с малышом стояла детская бутылочка со скисшим молоком. Когда отец ребенка понял, что из милиции пришли за его сыном, набросился на женщин с угрозами.

— Он стал выгонять нас из дома, а мужик он здоровый, выше меня, — рассказывает Сержуня Батуева. — Толкнул меня, завязалась борьба, мы упали с ним на грязный диван, потом скатились на пол. Я говорю ему, успокойся, но он мужик сильный, вцепился мертвой хваткой, тогда я вспомнила один прием. Теперь смирно передо мной стоит.

Новорожденный вскоре попал в детский дом "Аистенок". По счастью, он избежал участи своего брата, которого в 2002 году пьяная мать задавила во сне. В отношении родителей сейчас возбуждено уголовное дело, но это их нисколько не пугает, они продолжают пить как прежде.

Реабилитационный центр закрывают

— В деревнях процветает пьянство, молодые семьи спиваются, — говорит инспектор. — За пять месяцев этого года у нас возбуждено уже 14 уголовных дел в отношении нерадивых родителей за неисполнение ими обязанностей по воспитанию детей. Для сравнения: за весь прошлый год мы привлекли к уголовной ответственности родителей по 12 делам.

Сейчас в Иволгинском социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних живут 25 ребятишек. В маленьком общем доме созданы все условия для их реабилитации, для детей это настоящая отдушина. 8 июня центр закроют, в нем дети уже не будут жить. Осенью, по возвращении детей из оздоровительных лагерей, их расформируют по детским домам, часть направят в Республиканский центр для несовершеннолетних, старших отправят учиться в лицеи или техникумы. Дети о закрытии центра еще не знают.

Здание центра признано аварийным. Можно было перебраться в другое здание, но в силу уже начавшейся реформы по сокращению в стране числа детских домов центру было в этом отказано. По словам директора центра Даримы Цыденовой, отныне учреждение поменяет свое название и будет заниматься лишь сопровождением так называемых замещающих семей (приемных, опекунских семей и семейно-воспитательных групп).

Имена детей по этическим причинам изменены.

Метки:
baikalpress_id:  69 945