В Бурятии повысили налог на всех

Евгений Пальцев: "То, что с трудом выторговывалось бизнесом в течение нескольких лет, оказалось нивелировано одним решением местных властей"

В результате переоценки кадастровой стоимости земель все промышленные и торговые предприятия республики будут вынуждены повысить свои цены

История с выкупом земельных участков под предприятиями может показаться скучной, но не стоит торопиться с выводами. Ибо, по сути, за расценки, установленные государством, платят, в итоге, обыкновенные граждане в магазинах, приобретая буханку хлеба или оплачивая коммунальные услуги. Правительство Бурятии сделало все возможное, чтобы население республики как можно полнее почувствовало на себе своеобразие земельных реформ.

Долгий вопрос

Если бегло вспомнить историю приватизации, то в начале 90-х годов процесс начался с того, что государство позволило гражданам или организациям выкупить имущество предприятий. Земля же под предприятиями, по мнению властей, должна была выкупаться по другим правилам и в другие сроки — после того, как появится Земельный кодекс, специальные федеральные и региональные законы. Когда же все это появилось, начались долгие дебаты и торги по поводу цены выкупа участков. Растянулись они на годы.

Как поясняет бывший председатель Госкомимущества Бурятии Евгений Пальцев, в настоящее время директор программ Улан-Удэнского авиазавода, "земля под предприятиями в Улан-Удэ стоила сначала 15 процентов от кадастровой стоимости. Потом правительство Бурятии поправилось и приняло решение о ставке в 4,5 процента. Это вполне нормализировало ситуацию в Бурятии, предприятия начали готовиться к выкупу своей земли".

Однако в других регионах России торг продолжался. И федеральные власти приняли решение ввести еще более низкую ставку для выкупа — 2,5 процента от кадастровой стоимости земли. Произошло сие знаменательное событие в ноябре 2007 года. Для Бурятии это означало, что предприятия могут выкупить землю еще дешевле, чем утвердило республиканское правительство. Но теперь дело встало за собственно кадастровой стоимостью, которую должны были определить на местах.

Недолгая радость

Правительство Бурятии 3 декабря 2007 года принимает постановление о новой кадастровой оценке земли. В результате этого решения в населенных пунктах цена земли повысилась в разы. И поэтому новая цена выкупа в 2,5 процента оказалась выше, чем при прежних 4,5. Как комментирует Евгений Пальцев, напомним, бывший крупный чиновник правительства Бурятии, "то, что в течение нескольких лет с огромным трудом выторговывалось бизнесом, оказалось нивелировано одним росчерком пера". "Нивелировано" — это мало сказано.

К примеру, если ранее авиазавод мог выкупить 190 гектаров производственных площадей за 29 миллионов рублей при 4,5 процента от прежней кадастровой стоимости, то с 1 января 2008 года ему предложили сделать то же самое за 46 миллионов при 2,5 процента. Та же история и с налогом на землю: до введения нового кадастра завод платил 12 миллионов рублей, с января прошлого года — 36 миллионов.

Как отмечает Евгений Пальцев, примерно такие же пропорции по "Улан-Удэстальмосту" и другим заводам. О субъектах малого бизнеса стоит сказать особо. По воле судьбы большинство из них оказались ближе к центру города, поэтому их кадастровая стоимость увеличена в 10, 20 и 30 раз. Теперь вопрос: куда предприниматели закладывают эти дополнительные "земельные" расходы? Авиазавод, к примеру, эти расходы заложит в цену на вертолеты. Но бизнесмен, который занимается производством хлеба и торговлей продуктами? В себестоимость товара, естественно. Таким образом, искусственно создан дополнительный налог на каждого жителя Бурятии.

Власть не услышала

Нельзя сказать, что после такого драконовского решения правительства Бурятии руководители предприятий сидели сложа руки. В результате в прошлом году случилась занимательная переписка между чиновниками и Союзом промышленников и предпринимателей Бурятии. В начале июня прошлого года от СПП РБ в адрес Вячеслава Наговицына было отправлено письмо, где директора, в частности, сообщали :"Можно привести примеры удорожания земельных участков под промышленными объектами в 10—200 раз. Сиюминутный результат — увеличение налоговых доходов — достигается через отвлечение средств бизнеса от наращивания производственных мощностей. По нашему мнению, происшедшее является следствием формального подхода госорганов... Полагаем, что нужно критически рассмотреть результаты проведенной кадастровой оценки земель..."

Министерство имущественных и земельных отношений ответило на письмо промышленников весьма "оперативно": спустя почти пять месяцев — 31 октября 2008 года. В нем рассказано, каким образом считалась новая кадастровая стоимость, и сетования на снижение сборов налога на землю в связи с низкой кадастровой стоимостью в прошлом. Директора этот ответ оценили так:"Мы им про Фому, они нам про Ерему".

В декабре они вновь пишут президенту Бурятии: "К сожалению, ответ минимущества РБ — лишь констатация общеизвестных истин... и не содержит конструктивных предложений. Просим вернуться к вопросу...".

В тот же месяц, 29 декабря 2008 года, им ответил уже заместитель председателя правительства Александр Чепик. По его мнению, правительством все сделано правильно "в целях сохранения устойчивости доходной части республиканского бюджета, а также учитывая необходимость повышения инвестиционной привлекательности крупных предприятий". Вопрос закрылся.

Время рассудит

Евгений Пальцев сетует, что нынешнее правительство делает точно те же ошибки, что и прежнее, в котором ему довелось работать. По его мнению, "увеличение доходов бюджета за счет выкупа земель весьма спорно. Если бы я приобрел на эти деньги оборудование, тогда я бы стал плательщиком дополнительного налога на имущество, увеличились бы производительность и объемы выпуска продукции. Получается, что в этом случае в выигрыше остаются и государство, и предприниматель. Но в ситуации с выкупом земли — только государство или муниципалитет. Если бы деньги направлялись на развитие производства, у нас бы было больше шансов увеличить пополнение бюджета, чем при схеме правительства".

А капитализация предприятий, о которой говорит Александр Чепик, дается, по мнению бывшего министра, слишком дорогой ценой. "Как объект залога в банке земельные участки используются редко. Земля, на которой стоят заводы, для залога мало привлекательна — это не сельхозугодья. Собственный участок лишь увеличит залоговую стоимость имущества предприятия при получении кредита. Это единственное, чем можно было нормально аргументировать решение правительства", отмечает Евгений Пальцев.

Но, по его версии, увеличение ежегодных расходов предприятия на миллионы рублей не стоит того. Тему эту можно считать закрытой, ведь текущий финансовый год уже в разгаре, и муниципалитеты посчитали свои бюджеты и доходы согласно новым цифрам, учитывая, в том числе, налог на землю и нормативы по выкупу земли. Пересчитывать доходные части бюджетов в сторону уменьшения никто не станет, тем более в кризис. Время, по мнению промышленников, упущено, хотя они официально долбились в двери правительства Бурятии со своими предложениями. Там решили иначе.

Метки:
baikalpress_id:  69 427