Социально ориентированный бюджет — это неправильно

Игорь Шутенков рассказал "Номеру один" о приоритетах правительства в финансовой политике

Министерство финансов Бурятии — ведомство немногословное, ведь "деньги любят тишину". Между тем, реформирование финансов Бурятии Вячеслав Наговицын сразу после прихода на должность посчитал приоритетным направлением. Там в течение года происходили глубинные изменения, начиная со смены министра и заканчивая новой концепцией межбюджетных отношений внутри Бурятии. В свете предстоящего утверждения Народным Хуралом нового трехлетнего бюджета на следующей неделе и финансового кризиса общемирового масштаба интервью министра финансов Бурятии Игоря Шутенкова газете "Номер один" имеет двойную актуальность.

— Министерство финансов Бурятии отслеживает ситуацию с финансовым кризисом в России или это прерогатива сугубо федеральных ведомств, и Бурятия вынуждена "плыть по течению"?

— Ежедневный, даже ежечасный, мониторинг финансового рынка России является нашей обязанностью и вынужденной необходимостью, не только в последние недели, но и постоянно. Мы вынуждены следить как за московскими, так и местными банками. Ведь, как известно, правительство Бурятии привлекает кредитные ресурсы коммерческих банков. Это делается или из-за кассовых разрывов, или на покрытие дефицита республиканского бюджета. В первую очередь, мы следим за изменением процентных ставок по кредитам. То есть, под какие удобные и выгодные республике проценты мы можем разместить свои заявки на кредиты.

Правительство Бурятии собирается выпускать свои облигационные займы. И для того, чтобы разместить их на рынке ценных бумаг, должна быть нормальная, стабильная финансовая ситуация на фондовом рынке. Мы отслеживаем банковскую деятельность, а также соседние регионы, которые выпускают подобные займы. Делаем выводы, следим за обстановкой.

— Вы считаете, что, несмотря на финансовый кризис, все-таки есть смысл в подготовке выхода с ценными бумагами Бурятии на фондовый рынок?

— Мы в любом случае будем проводить работу по выпуску ценных бумаг. У нас уже готова вся нормативная база и сейчас надо пройти регистрацию в Минфине России. В связи с кризисом можно всего лишь сказать, что будем выбирать момент, когда наиболее выгодно их разместить.

Цель в выпуске республиканских ценных бумаг ведь одна — привлечение дополнительных средств в Бурятию. Но либо мы привлекаем коммерческие кредиты, причем краткосрочно, сроком не более одного финансового года, либо выпускаем ценные бумаги от одного года до трех-пяти лет. К примеру, облигации, выпущенные на три года, как вы понимаете, облегчают возврат долга. Кроме того, выпуском последующих ценных бумаг можно пролонгировать текущие долги. Это более гибкая политика управления государственным долгом.

Ну и, кроме того, мы минимизируем таким образом финансовые риски. Ценные бумаги выпускаются с определенной процентной ставкой, и в течение нескольких лет она не будет меняться. В то время как кредиты в коммерческих банках в начале года были около 8 процентов, то сейчас уже их предлагают под 13 процентов. Разница очевидна. Когда мы начали работать в данном направлении, то планировали разместить небольшой транш порядка 1 миллиарда 100 миллионов рублей. Это сравнительно немного для российского финансового рынка, но весьма значительные деньги для Бурятии.

— Теперь о делах сугубо внутренних. Текущий год является первым полным финансовым годом новой власти. Насколько изменились процедура и характер межбюджетных отношений по сравнению с прошлой практикой?

— Действительно, в последнее время произошли большие изменения в межбюджетных отношениях. Ранее дотации в муниципальные бюджеты направлялись по среднедушевому принципу. Иначе говоря, исходя из численности жителей, живущих в том или ином районе. Это не совсем верный подход, на мой взгляд. Если взять район, то, конечно, в нем есть поселение, являющееся, если так можно выразиться, центрообразующим. В нашем случае это районные центры. И по этой схеме в основном все дотации уходили в этот районный центр.

Мы пересмотрели свои отношения и стали направлять субсидии в районы республики, исходя из их бюджетной обеспеченности. Что такое бюджетная обеспеченность? Это наполняемость доходной части по сравнению с расходами. Выводится средний показатель обеспеченности муниципалитета и по нему финансируются все поселения. То есть небогатые поселения дотягиваем до лидеров (как правило, районных центров). Пока их дотируем не на сто процентов от необходимого, а на семьдесят, дабы они сами проявляли инициативу и пытались заработать себе в бюджеты. Законопроект с этими новшествами был вынесен на июньскую сессию этого года, проходили бурные обсуждения, и депутаты, и главы районов согласились работать в новых условиях.

Кроме того, мы стараемся делать все необходимое, чтобы муниципалитеты были более самостоятельными в принятии финансовых решений. К примеру, передаем местным бюджетам дополнительные источники доходов вместо дотаций.

— Со страниц республиканских СМИ уже успели прозвучать претензии к министерству финансов Бурятии, что в бюджете республики на 2009 год сокращены расходы на социальную сферу. Это действительно так?

— Социальные расходы в динамике не уменьшаются. Да, какие-то затраты будут меньше. Возьмите, например, статью "культура". В этом году идет ремонт оперного театра, русского драмтеатра. Но в следующем году этих расходов уже не будет. Но это не значит, что мы стали меньше внимания уделять культуре. Есть публичные обязательства, которые взяло на себя правительство Бурятии на основе законодательных актов, иными словами, это социальные выплаты. Они составляют 12 процентов всех расходов бюджета и будут полностью выполнены.

Но постоянно иметь социально ориентированный бюджет, на мой взгляд, неправильно. Надо переходить к "бюджету развития". Это всего лишь означает, что не все доходы, получаемые свыше, мы будем отправлять в "социалку". Они будут уходить в инвестиции, чтобы в будущем мы могли получать дополнительные доходы. А доходы, как известно, мы можем получать только от производства товаров и услуг.

— Попасть как можно большим количеством отдельных строк в бюджет следующего года со своими проектами — всегда было приоритетной задачей любого из ведомств. Такая игра "Веселые старты" каждый год среди министерств. В связи с трехлетним бюджетированием изменились подходы к включению в бюджет тех или иных проектов?

— В прежние годы, в условиях, когда не хватало финансовых средств, все смотрели и читали бюджет. Вот что туда войдет, то и писалось в программу социально-экономического развития республики. Сейчас ситуация меняется. Приоритеты расставлены по-другому.

Бюджет на сегодня — это всего лишь финансовый, технический документ. Можно сказать, это "инструкция по эксплуатации". Первична, и это никто не скрывает, Программа социально-экономического развития Бурятии. Поэтому надо стараться попадать не в бюджет, а в программу СЭР. И то, что определено там в качестве основных направлений, будет подкреплено финансовыми ресурсами. Но попасть в бюджет, минуя программу СЭР, уже ни у кого не получится.

Тем не менее, трехлетний бюджет, как и бюджет на год, является документом, способным реагировать на изменения в жизни. Внесение в бюджет новых объектов или республиканских программ возможно, если они имеют большое значение для развития Бурятии и включены в программу СЭР.

Трехлетний бюджет не должен никого пугать. Министерство финансов России уже планирует концепцию до 2023 года, но это не говорит о том, что будет пятнадцатилетний бюджет в строгих рамках. Это просто возможность среднесрочного и долгосрочного планирования.

— И последний вопрос. Бюджет Бурятии следующего, 2009, года будет дефицитным?

— Пока на первое чтение в Народный Хурал предложен бюджет, сбалансированный по доходам и расходам, то есть как без дефицита, так и без профицита. Причем, в него заложено уже грядущее повышение зарплат бюджетникам в соответствии с планами федерального правительства.

Метки:
baikalpress_id:  68 859