На Верхней Березовке идет жестокий передел

 Жирная линия кадастрового плана разделила территорию
в СНТ им. Тимирязева на землю, одна часть которой теперь относится к
дачному товариществу, другая -- к муниципальной собственности

Приватизация дач в престижном месте приобрела нравы Дикого Запада

По количеству земельных скандалов Верхняя Березовка уже побила все рекорды. Сотка там уже действительно идет на вес золота. При этом происходящее на местной "Рублевке" эксперты, не стесняясь, называют беспределом. Обыкновенных дачников там не любят. Домишко и огород в шесть соток уже неактуальны. Поэтому с потомственными дачниками, десятилетиями имевшими за городом кусочек земли, случаются неприятные события. Причем с завидным постоянством.

Вычеркнули из списков

Речь пойдет об одном из самых старых садоводческих товариществ Улан-Удэ. Первые домики на Верхней Березовке, недалеко от Этнографического музея появились в конце 50-х — начале 60-х годов прошлого века. Когда-то "тимирязевские дачи" считались "ЛВРЗ-вскими". Владельцы участков — бывшие и ныне работающие сотрудники завода. Так было до недавнего времени. Несколько лет назад президент России объявил дачную приватизацию. Правом оформить в собственность несколько соток земли и закрепить пожизненное право на него решили воспользоваться и в дачном товариществе им. Тимирязева.

Без межевания провести приватизацию участков, как известно, невозможно.Как рассказывают корреспонденту "Номер один" дачники, "сначала перед этим мы сходили к руководителю нашего садоводческого товарищества Зоригто Николаеву, который велел нам подготовить планы участков, на обратной стороне нам написали, что мы действительно являемся членами товарищества и не имеем долгов. Все эти документы мы сдали в администрацию Улан-Удэ, в комитет по имуществу. Получили решение о том, что нам выдается в бессрочное пользование участок. На этом же документе было написано, что за признанием права нам необходимо обратиться в Регистрационную палату".

Далее в землеустроительной фирме садоводам пообещали: когда наберется определенное количество людей, сделают межевание сразу всем. А потом случилось малообъяснимое. Татьяна Михайловна Нургинова, владелец участка 74: "Спустя несколько дней я снова пошла, чтобы спросить, когда же нам сделают межевание. Мне сказали, что, согласно кадастровому плану, мой участок и еще 30 подобных в товариществе в этот план не попадают".

Поначалу люди не могли поверить в свое несчастье. Ведь за "бортом" кадастрового плана оказались самые старые участки, некоторым уже по 50 лет. Они располагаются около самой трассы. Именно с них начиналась история дачного товарищества. Иначе говоря, часть исконных садоводов "Тимирязева" выгнали из товарищества, не уведомив. А несколько участков вообще оказались поделены на неравные части. Границу кадастра умудрились провести по их территории. Получилось, что у кого-то в собственности оказался только туалет и одна сотка с парой кустов. Это, конечно, выглядит смешно, но хозяева таких дачных угодий схватились за головы.

Самое удивительное, что сравнительно новые участки — вдали территории, у самого леса, с понастроенными, по местным меркам, "дворцами", благополучным образом оказались включены в кадастровый план. Естественно, люди возмущены. Они отнюдь не против новых соседей, "дворянского гнезда", как его по традиции обозвали. Но вот почему секвестр товарищества сделали не в пользу тех дачников, которые имеют во владении землю вот уже десятки лет? Многие здесь живут и зимой, и летом.

— Нам непонятно одно: у каждого из нас, первых получателей земельных участков, имеется решение администрации Железнодорожного района о том, что нам предоставляется земля с определенным количеством соток, — комментирует ситуацию член правления садоводческого товарищества Александр Иванович Сорокин. — Если это было известно заранее, то почему наш председатель не собрал нас и не сказал, что нам необходимо собрать и другие документы, которые бы позволили узаконить наши права на землю?

Тихой сапой

Корреспондент "Номер один" попытался хронологически восстановить, как произошло устранение значительного числа дачников. Судя по всему, сначала председатель дачного товарищества Зоригто Николаев отправился в землеустроительную фирму "Зенит-КБ".

— Когда к нам обратился председатель садоводческого товарищества, мы заключили договор и сделали проект границ территории, — рассказал по телефону директор компании "Зенит-КБ" Николай Беляевский. — В архиве мы постарались найти все постановления властей, которые когда-то давали разрешение на отведение земель под дачные участки в этом районе. Не хватало документа на один участок в 3 гектара, который датировался 1978 годом, на земельный отвод. Проект мы отдали в комитет по имуществу на утверждение, но нам отказали ввиду отсутствия постановления на эти 3 гектара. Эти документы в оригиналах я передал Зоригто Николаеву. Как продвигалось дело дальше, я не знаю, поскольку ко мне председатель товарищества больше не обращался.

Таким образом, первая землеустроительная фирма, которая пыталась оказать услуги дачному товариществу, межевание не проводила и кадастровый план не рисовала.

Спустя некоторое время, после того как "Зенит-КБ" сложил с себя полномочия, председатель объявил всем дачникам, что теперь они работают с новой фирмой, а именно ООО "Земельные ресурсы".

Но, как оказалось, в "Земельных ресурсах" были вынуждены только разочаровать значительную группу владельцев дачных участков. Посмотрев принесенные председателем документы, там объявили, что межевание уже случилось, причем общее, и, согласно кадастровому плану, многие остались "за бортом".

Более того, как выяснилось, у руководства компании сложилось весьма неоднозначное отношение к тому, что происходит в садоводческом товариществе им. Тимирязева.

— С товариществом мы сотрудничаем порядка двух месяцев, первые люди пришли к нам в апреле, — рассказал директор ООО "Земельные ресурсы" Виктор Попов. — Мне непонятно в этой ситуации одно: для чего надо было делать общее межевание товарищества? Вопрос по тем участкам, которые не вошли в границы кадастрового плана, мы сейчас решаем с Роснедвижимостью. Как с ними быть, никто не знает. После того, как к нам обратились граждане, мы запросили сведения и обратились с вопросом к председателю — как такое могло произойти?

Виктор Попов сказал главное: он пытался работать с "тимирязевскими" документами, в которых уже было и межевание, и кадастровый план. Причем там многих дачников уже не было вместе с участками. Иначе говоря, после "Зенита-КБ", который отказался проводить работы из-за недостатка всех необходимых бумаг, председатель, не уведомив членов товарищества, не проведя собрание, все-таки сделал межевание и утвердил кадастр. А потом уже отдал бумаги для дальнейшей приватизации участков. "Кинутые" дачники, впрочем, как и "Земельные ресурсы", заинтересовались, зачем Зоригто Николаев самолично порешал судьбы товарищества столь кардинальным способом.

Проблемы садоводам — земля другим

— Ранее наше товарищество не имело кадастрового номера, — объяснил председатель Зоригто Николаев. — Никаких документов по отводу земли мы тоже не смогли найти, поскольку архивы самого ЛВРЗ были утрачены в результате наводнения. Поэтому было решено произвести аэросъемку и общее межевание земли, чтобы сделать кадастровый план.

Также он поведал, что якобы ранее были такие порядки: каждому человеку полагалось только определенное количество соток, и ни одного квадратного метра больше. Когда устанавливали границы, то те, кто их нарушил, вышли за кадастровый план.

Какие порядки, какие метры? Это все детский лепет. Люди не получили ответа, кто и на каких основаниях проводил общее межевание без согласия дачников в период между обращениями товарищества в две землеустроительные фирмы. Какой лихой землемер по согласованию с председателем выкинул дачников из "Тимирязева"? Здесь самая темная сторона всей этой истории.

Выкинутые дачники задавали вопросы своему председателю в присутствии корреспондента "Номер один": "На другом конце товарищества в кадастровый план попала неосвоенная территория — верхнеберезовский лес, но почему вы исключили нас? В чем дело, уважаемый?"

На что Зоригто Николаев ответил следующее:

— Те участки, которые остались за границей кадастрового плана, будут учтены, и никто не запретит людям провести приватизацию. Есть опыт судебной практики, и сейчас мы готовим документы для того, чтобы получить решение суда по отводу земли на те 3 гектара, которые были отрезаны из кадастрового плана. Когда все члены кооператива пройдут процесс приватизации, садоводческое товарищество перестанет существовать. Вместо него будет организовано товарищество собственников жилья.

Ему заочно оппонируют профессионалы. Как утверждает Виктор Попов, люди попали в тяжелейшую юридическую ситуацию. Ведь у некоторых граница прошла прямо по участку. По его мнению, "сначала людям надо будет присвоить кадастровый номер каждой части участка, затем их соединить и зарегистрировать участок как общий. То, что сейчас происходит в этом дачном товариществе, не поддается никакой критике. Как теперь поступать людям, надо спрашивать у комитета по управлению имуществом, управления Роснедвижимости, Кадастровой палаты. Сегодня надо задавать вопросы председателю, исполнителю, который межевал землю и делал кадастровый план, и тому органу власти, который это согласовал, то есть администрации города.

Режут по живому

Самое печальное, что в Улан-Удэ это не первый случай. В товариществе "Весна" имело место подобное. А происходит банальная вещь. Действительно, в советское время землю оформляли на коллективные сады как придется (ведь земля была государственная), к тому же многие документы за десятилетия потерялись. Можно предположить: вместо того, чтобы пытаться решать этот вопрос с властями и дать людям возможность спокойно приватизировать дачи, некоторые председатели по договоренности с нанятыми землемерами выкидывают из кадастрового плана участки без подтверждения документов. "Излишки" гектаров в кадастровом плане добирают неосвоенными территориями для себя или состоятельных сограждан. Сотка земли в черте Улан-Удэ давно стоит уже сотни тысяч рублей. Тем более на Верхней Березовке.

А простые дачники, десятилетиями считавшие свой клочок земли своим — уже поколения выросли, оказываются бесправными. Они теперь оказались на муниципальной земле и смело могут считаться самовольщиками. Причем остались они один на один со своими проблемами — ведь они уже не члены товариществ. Кто за это ответит?

Метки:
baikalpress_id:  68 721