"Байкал" сливают

Улан-удэнский аэропорт "Байкал" заметно отстал по развитию от красноярского, но надежда еще остается

Улан-удэнский аэропорт безнадежно проигрывает в конкурентной борьбе — стечение обстоятельств или заговор?

Улан-удэнский аэропорт "Байкал", бывший "Мухино", продолжает оставаться самым загадочным экономическим субъектом на карте Бурятии. Количество, казалось бы, позитивных новостей о его деятельности уже превысило все допустимые пределы, но надеяться на его счастливое существование нет никакой возможности. И даже неожиданный шанс перевести на себя авиатрафик соседнего Иркутска, возможно, уже не поможет.

Взлет "Емельяново"

Иностранные собственники, статус международного, появление брендового имени — ничто не помогает. Судьбу "Байкала" трудно прогнозировать даже с учетом безмерного оптимизма нынешней республиканской власти. Главные печальные новости для нашего аэропорта в последнее время приходят не из кабинетов власти Бурятии и даже не из Австрии, где таятся загадочные собственники нашего аэропорта. Наблюдатели отмечают, причем с некоторым недоумением, резкое усиление красноярских позиций.

Совсем недавно красноярский аэропорт "Емельяново" стал на 51 процент собственностью Красноярского края — федеральные власти уступили ему свою долю. Теперь власти края могут влиять на ситуацию более оперативно. Вскоре здесь будет создана свободная экономическая зона портового типа. Кроме того, министр транспорта России Игорь Левитин весной этого года лично открыл в аэропорту "Емельяново" гигантский грузовой центр. ОАО "РЖД" совместно с администрацией края готовятся строить туда железную дорогу.

Частные владельцы остальных акций (братья Абрамовичи — собственники компании "Крас Эйр", ранее владевшей нашим аэропортом) вкладываются в дорогое светосигнальное оборудование. Инвестиции в красноярский аэропорт льются через край. На сегодня только одна авиакомпания "ВолгаДнепр" обслуживает в красноярском "Емельяново" 40 рейсов "Боингов-747" еженедельно.

Последний транзит

У нас же ситуация весьма и весьма грустная. В 90-е годы улан-удэнский аэропорт выжил за счет технических посадок грузовых "Ил-76" на "великой китайской трассе" Китай—Москва—Европа. При этом мы не занимались перевозкой грузов, а только обеспечивали техническую посадку. В 2003 году, воспользовавшись ситуацией в мировой гражданской авиации, китайские авиакомпании закупили большой парк грузовых самолетов "Боинг-747". Этим самолетам, в отличие от "Илов", не нужна техническая посадка в Улан-Удэ. Дальность полета — 8—10 тысяч километров. И они перешли или к беспосадочным полетам, или теперь садятся в том же Красноярске. Так мы "потеряли" китайцев.

Теперь в Улан-Удэ аэропорт пустует — весь авиапоток составляют несколько пассажирских рейсов. В связи с этим цена обслуживания в аэропорту сильно выросла. В недавних официальных документах в отношении "летных" республиканских дел недвусмысленно перечислены причины усиливающегося кризиса. Кроме потери грузовых рейсов и появления красноярского конкурента, это "изменение таможенных процедур для "челноков"; отсутствие инфраструктуры, необходимой для авиакомпаний; ограниченные возможности принятия в аэропорт воздушных судов". И еще целый ворох причин, вплоть до "ограниченной платежеспособности населения Бурятии".

Новостью эти причины не стали, они много лет известны, но на фоне бурно развивающегося аэропорта г. Красноярска выглядит все это малопривлекательно. И какой в этих условиях может быть "логистический центр"? Без быстрых и грамотных действий стремительно ухудшающуюся ситуацию преодолеть невозможно.

Зачем австрийцам наш аэропорт?

В прошлом году аэропорт "Мухино" за 24 миллиона долларов купили австрийцы. Но, видимо, обрадовавшись столь удачному вложению капитала, ушли в нирвану — никаких действий вслед за покупкой не последовало. Правительство Бурятии чуть ли не силком заставило инвесторов создать на их новом предприятии их же собственный Совет директоров. Случилось это только в марте, спустя почти полгода после покупки. Теперь, по информации местных чиновников, готовится Соглашение, в котором намереваются прописать обязательства по инвестициям. Станут ли "подписываться" под инвестициями в далекую Бурятию в компании "Meinl Airports International" — еще большой вопрос.

Насчет австрийцев в кабинетах власти Бурятии ходит две версии. Одна маловероятная, но удобная: "Meinl Airports International" купил аэропорт "Мухино" словно "кота в мешке". Дескать, бывшие собственники (из Красноярска, кстати) "развели" австрийцев на большие деньги, подсунув им хилое строение на окраине Улан-Удэ за 24 миллиона долларов. Иностранцы "повелись" и теперь не знают, что делать с этим "счастьем" в глубокой Сибири.

Другая версия намного печальней, но, судя по числу и влиятельности ее сторонников на площади Советов, более вероятная. Усилиями никому неведомых австрийских бизнесменов улан-удэнский аэропорт просто потихонечку "сливают" — его с гарантией выключили из конкурентной борьбы за Восточную Сибирь. И действительно мы наблюдаем бум инвестиций и интенсивное развитие красноярского "Емельяново" и лишь протокольные заявления о светлом будущем улан-удэнского "Байкала".

Собственник же улан-удэнского аэропорта вообще не подает голоса. Все опрошенные корреспондентом "Номер один" чиновники считают весьма вероятным такой разворот, правда, фактов, подтверждающих такую версию, не приводят. Но даже если вдруг все происходящее окажется печальным совпадением, факт налицо — красноярский аэропорт занял нишу, вполне пригодную для "Байкала" (с теми же грузовыми рейсами, к примеру). И теперь крайне мало шансов, что его оттуда можно вытеснить.

"Байкал" может бороться

Что остается у местного аэропорта со звучным именем и "международным" статусом? Для начала есть концепция логистического комплекса Вячеслава Наговицына. Большой вопрос, как наша концепция увяжется со складывающимся рынком международных и внутрироссийских авиаперевозок. На этот вопрос пусть отвечает правительство Бурятии. И предлагает, как сделать Улан-Удэ экономически выгодным транзитным пунктом.

Кроме того, федеральным властям аэропорт "Байкал" все-таки нужен, и не только на словах. Вообще-то он включен в список аэропортов федерального значения. Кстати, там нет того же красноярского аэропорта. А "Байкал" — аэропорт всепогодный и не требующий больших инвестиций в навигационное оборудование. Для Восточной Сибири это до сих пор является важным фактором. В Иркутске, например, 20 процентов рейсов планируется с учетом ухода на запасной аэродром. Поэтому пристальный интерес федеральных властей к Бурятии в этой связи все-таки не угаснет.

Ну и наконец, скоро в улан-удэнском аэропорту будет много работы. Уже сообщалось, что начинается реконструкция иркутского аэропорта. Опыт переводов рейсов из Иркутска в Улан-Удэ уже был в 80-х годах прошлого века, когда в соседнем городе проводилась реконструкция взлетно-посадочной полосы. На столицу Бурятии тогда выпала нагрузка принимать на себя транзитные рейсы.

Ситуация повторяется. Улан-Удэ может в перспективе перетянуть на себя транзитные рейсы на Дальний Восток и в центральную часть России, а также международные рейсы — нам выпадает хороший шанс. Но, как отметили в правительстве Бурятии, для этого "необходимо правильное руководство аэропортом и адекватная стоимость услуг аэропорта и топлива при заправке воздушных судов". А вот это пока вопрос. Как заявило УФАС Бурятии, пока наш аэропорт является "одним из самых дорогих аэропортов Восточно-Сибирского региона".

Метки:
baikalpress_id:  68 656