"Теплоходная" война

Один из теплоходов, переданный рыбоохране Бурятии,
стоит с пробитым дном в Гремячинске

Федеральные ведомства поссорились из-за байкальского имущества

В арбитражных судах Республики Бурятия и Иркутской области началась судебная битва за теплоходы. Истец в обоих разбирательствах один — Ангаро-Байкальское территориальное управление Госкомрыболовства России, чей головной офис находится в г. Улан-Удэ. Ответчиков сразу два: управления Россельхознадзора по Иркутской области и Бурятии.

Нашла коса на камень Предметом спора между уважаемыми федеральными учреждениями стали несколько объектов движимого и недвижимого имущества, расположенных на территории данных регионов. Спор возник потому, что в стране идет очередное перераспределение полномочий в сфере охраны рыбных богатств России.

Несколько лет назад, как мы помним, еще при президенте Путине, полномочия по борьбе с браконьерством на воде, вопросы охраны водных биоресурсов перешли к Россельхознадзору. Однако на излете президентского срока Владимир Путин принял решение лишить Сельхознадзор данных полномочий, передав их в созданное Госкомрыболовство. По последней информации, из 16 управлений Госкомрыболовства, созданных в России, 9 уже получили переданное им Россельхознадзором имущество.

В остальных, в том числе в Ангаро-Байкальском, при передаче имущества возникли серьезные шероховатости. Взаимное непонимание дошло аж до суда.

— В настоящее время мы не располагаем никакими материально-техническими ресурсами. У нас официально ничего нет. Хотя, в соответствии с приказом, нам должны были передать эти ресурсы в срок до 1 мая, — говорит заместитель начальника Ангаро-Байкальского управления Виктор Соболев.

Байкал охраняют... чужим теплоходом В Иркутской области предметом спора стал теплоход. Судно является единственным в области теплоходом класса "море". Теплоходы такого класса играют большую роль в патрулировании Байкала. Техника безопасности позволяет маломерному флоту удаляться от береговой полосы Байкала и мест убежища максимум на 2 километра. При волне не больше 0,75 метра.

Ни один начальник рыбоохраны не отважится нарушить инструкцию и приказать инспекторам выйти на "моторках" в открытый Байкал (а это треть акватории озера). По сути, это могут себе позволить лишь браконьеры, убегающие от рыбоохраны куда только можно — пусть даже в открытое море.

Инспекторы "играют по правилам", а браконьеры нет. И положение могут спасти только теплоходы, с борта которых можно десантировать лодки даже посреди Байкала. Они способны работать в любое время суток. При этом люди, находящиеся на нем, живут в комфортных условиях. Локаторы судна способны круглосуточно "сканировать" водную гладь и выявлять любые плавсредства, находящиеся в данном районе. Маломерный флот локатором не оснастишь.

А в отсутствие иркутского теплохода рыбинспекторы выкручиваются как могут. К примеру, недавно был проведен рейд на Малом море. Для этого в район Ольхона вышел теплоход, взятый по соглашению у "Байкалрыбвода".

Чей флаг взовьется над "Циклоном"?

В Бурятии споры разгорелись вокруг другого теплохода — "Циклон". Это лучший теплоход из всей флотилии рыбоохраны. И, к сожалению, единственный действующий в республике.

— Буквально несколько лет назад на него установлен новый судовой двигатель, произведен полный капитальный ремонт, — говорит Виктор Соболев. — В случае если бы мы его приняли, пустили бы в работу незамедлительно: нет никаких претензий к технической стороне. Но пока работать на нем нет возможности — идут споры в Арбитражном суде.

В настоящее время все "бурятские" теплоходы находятся в разных частях Байкала. Один стоит на севере озера. Другой — в дельте Селенги, в Мурзино. Есть в Турке. "Циклон" стоит в кабанском Оймуре. Ну а еще один лежит с пробитым бортом в Гремячинске.

Как отмечают в Ангаро-Байкальском территориальном управлении Госкомрыболовства России, остальные теплоходы нуждаются в капитальном ремонте.

— Надо сначала ремонтировать полгода. Да, четыре теплохода нам должны передать. Но один из них лежит в Гремячинске, выброшенный на берег, с 2005 года. С пробоиной в борту. Его фотографию увезли в Арбитражный суд в Иркутск: там заявляют, что по Бурятии нам передается много теплоходов, и один можно выделить на Иркутскую область. По всем теплоходам, которые принимаем, мы сделали дефектную ведомость, то есть описали, какой ремонт требуется, в каком техническом состоянии находится каждый теплоход. В любом случае, даже если в этом сезоне мы и примем теплоходы, все равно не сможем запустить их в эксплуатацию. Будут стоять на приколе. Но "Циклон" можно было бы запустить, — констатирует Виктор Соболев.

Ремонт "байкальских авианосцев" доростоящ. Так, ремонт валовой линии одного судна в среднем оценивается в 200 тысяч рублей. Если прибавить покраску, аккумуляторы и другие необходимые вещи, получается солидная сумма. Также два ведомства вовсю делят не только плавучее имущество, но и недвижимое на берегу.

Недавно к иркутским арбитражным страстям из Улан-Удэ в Иркутский суд было прислано дополнение к иску.

— 14 апреля этого года мы, в рамках передачи имущества, подписали с иркутянами перечень передаваемого нам имущества. Все было согласовано нами и господином Самарским, руководителем Россельхознадзора по Иркутской области. Однако, когда нам привезли распоряжение ТУ Росимущества, то из этого перечня в одностороннем порядке был, скажем так, изъят объект на 62-м км Байкальского тракта — база. Здание было оборудовано для стоянки судов, ремонта теплохода, там же место отдыха плавсостава, инспекторского состава. Это же не какие-то наши амбиции — это необходимо для работы, — отмечают в Управлении.

Еще одним камнем преткновения в отношениях между Ангаро-Байкальским управлением и Россельхознадзором по Бурятии стало административное здание в Северобайкальске. Если Управление не сможет добиться передачи здания, то у него на севере Байкала не будет ни базы ремонта флота и автомашин, ни складов, ни гаража...

Метки:
baikalpress_id:  68 547