Хлебный рынок Бурятии ждет передел

За последний год цена муки для оптовиков Улан-Удэ, снабжающих местные пекарни и магазины, поднялась в два раза

По оценкам экспертов, за год число пекарен в Улан-Удэ сократилось на 25 процентов, а хлебопекари из других регионов имеют к нашему рынку чрезвычайный интерес. При этом цена на булку хлеба по-прежнему самая низкая, если не во всей России, то уж в Сибири точно. И это еще не все мукомольные и хлебопекарные новости Бурятии. Картина в целом совсем нерадостная. Вскоре ожидается серьезный передел нашего рынка и повышение цен на хлеб и мучные изделия.

Как ни крути, но чтобы объяснить, почему случился беспрецедентный рост цен на муку в Бурятии, необходимо сказать пару слов об общемировых тенденциях. Во-первых, на мировом рынке зерно дорожало темпами тоже практически сумасшедшими, и крупные российские зерновые компании восприняли сей факт как повод для повышения цен внутри страны.

Аналогии с бензином и баррелем нефти в 126 долларов очевидны. В результате с весны прошлого года местные оптовики и "Бурятхлебпром" периодически получали от поставщиков прайс-листы с, казалось бы, нереальными ценами на муку, но ко всему быстро привыкаешь. И сегодняшняя оптовая цена в 13,5—14 рублей за килограмм уже не шокирует.

Крестьяне "зажимают" зерно

Кроме того, как рассказал корреспонденту "Номер один" гендиректор крупной оптовой компании "Дария" Андрей Козлов, за последний год резко усилился экспорт алтайского зерна. Что не могло не повлиять на ее поставки в Бурятию, а также на ценообразование.

Крупные зерновые компании в стране скупили большую часть зерна и вывозят его, преимущественно через Среднюю Азию. Сейчас самым крупным импортером алтайского зерна (которым кормится вся Сибирь), как это ни покажется странным, является Таджикистан. Причем все знают, что через эту среднеазиатскую страну зерно уходит в третьи страны. Зерно или уже мука уходит в Турцию, Арабские Эмираты, а также в страны, где случился неурожай, например, из-за погодных условий.

На этом плохие новости глобального и общероссийского масштаба о зерне заканчиваются. Как уверяет Андрей Козлов, ежегодно дефицитная ситуация с мукой стабилизируется к концу мая. После того как в стране проходит посевная, крестьяне выкинут излишки зерна на рынок. То, что излишки муки у сельчан есть — это факт.

Крестьяне в России ежегодно занижают данные по урожайности — приберегают пшеницу на черный день. И обычно в мае, июне каждый раз "вылазят" объемы муки, на которые совсем не рассчитывали. Прошлым летом, например, во время безудержного роста цен, крестьяне сидели на своих закромах до последнего в ожидании еще большего подорожания. В этом году наверняка случится что-то похожее.

И к тому же до нового урожая осталось всего три месяца — Краснодар начнет выдавать первую пшеницу "на гора". Некоторые оптимисты делают осторожные прогнозы, что к октябрю-ноябрю текущего года цены на зерно в России и даже в мире, возможно, слегка упадут. В частности, это косвенно подтверждает благоприятный прогноз погоды на лето в зерновых странах.

Бурятия — не житница

Тем не менее, Бурятия вынуждена зависеть от внешних факторов, при, казалось бы, потенциально сильной аграрной составляющей в экономике республике. К сожалению, так будет продолжаться еще долго, а возможно, и всегда.

Дело в том, что Бурятия вообще не приспособлена для большого производства пшеницы. По крайней мере, даже в советские времена о самообеспечении зерном речи не шло. Как уверяют эксперты, всего лишь в некоторых районах Бурятии можно выращивать хорошую хлебную пшеницу. Это части Мухоршибирского, Кабанского, Бичурского районов. И совсем "частички" Курумканского, Хоринского, Баргузинского, в основном в долинах рек.

В этой связи, далее по цепочке, совсем невнятно выглядят мукомольные предприятия Бурятии, если их вообще можно так называть. С бывшим флагманом советской перерабатывающей промышленности — Заудинским мелькомкомбинатом вышла не самая оптимистичная история, к примеру. Сегодня он превратился из мельницы республиканского масштаба в обслуживающее локальное кормовое предприятие птицефабрики и свинокомплекса, ему же принадлежащих. Гости Бурятии очень удивляются, когда на упаковке товаров предприятия видят надпись: "Мясо курицы, произведенное Улан-Удэнским мелькомбинатом". Если на нем и делают муку, то исключительно для собственной пекарни.

В свою очередь, крупные сельхозпредприятия республики давно уже поставили (каждый себе) мельницы китайского производства. Фокус в том, что мука с этих мельниц нетоварная по определению — по качеству не годится. Но руководство бывших колхозов и совхозов нашло ей применение. Такой некондиционной мукой рассчитываются с местными работниками вместо денег.

Но порой у предприятий "случаются" остатки зерна, которые можно перемолоть в промышленных масштабах. В наши дни его везут на "Макбур", который перехватил у мелькомбината статус республиканской мельницы, работающей на давальческом сырье. Но, установив у себя оборудование, "Макбур" получил и проблемы, ибо своего сырья (зерна) в Бурятии мало, а выйти на необходимые объемы у "Макбура" не получается.

На фоне всей этой мукомольной печали активные разговоры о создании в Бурятии резервного зернового фонда, может, и имеют право на существование, но должны быть более основательными. Одним желанием здесь горы не свернешь. И зерно ниоткуда так просто не возьмется. Еще есть банальный вопрос — а где хранить этот резервный фонд? У нас с советских времен не осталось нормальных зерноприемных пунктов. Как отмечают наблюдатели, последний сельский был в Шалутах, но его сломали и вывезли все оборудование. Остается, правда, еще Заудинский мелькомбинат, но насколько он готов технологически к большим объемам хранения — серьезный вопрос.

Цены на хлеб вырастут

Если закончить технологическую цепь, то с хлебом картина в Бурятии также безрадостная. Единственное, чем республика может похвастать, так это самыми низкими, по сравнению с близлежащими регионами, ценами на буханку хлеба.

Но низкая цена на хлеб в магазинах одновременно является и самой главной проблемой для местных хлебопеков. И даже недавнее подорожание до 14 рублей за булку все равно не спасает положение. Как заявил Андрей Козлов: "Я общаюсь со многими пекарями. Ведь экономику и ценообразование не обманешь. Они посчитали рентабельность после повышения, и оказалось, что и сейчас работают на "нуле". Сидят и ждут — либо грядущего понижения цены на муку, или еще какого-то чуда.

Поэтому и отстает хлебная промышленность Бурятии от соседних регионов, и именно из-за многолетней ценовой политики руководства республики. Хлебопекарным предприятиям нет возможности развиваться — нет оборотных средств. Себестоимость у нас дороже, чем в Иркутске, тем более, в Иркутской области достаточно много своей, местной пшеницы. В Чите немного по-другому — там энергоресурсы дорогие, но у них и цены на хлеб не сдерживают".

В профессиональных хлебопекарных кругах не является новостью, что сейчас осуществляется серьезная попытка захода на наш рынок со стороны ангарских производителей. И есть большие шансы положительного исхода дела для них. Если они зайдут, то произойдет серьезный передел рынка. Тем более, что в сфере производства хлеба и, прежде всего в технологическом плане, Иркутская область далеко впереди бурятских производителей. Совершенно не исключен вариант захода с чрезвычайно демпинговыми ценами. Тамошние бизнесмены чувствуют себя уверенно и могут себе такое позволить. Это вопрос лишь конкретных цифр.

Зато у нас картина несколько обратная. По версии наблюдателей, за последний год прекратили работу до 25 процентов мелких производителей хлеба. Не выдержали низких цен на хлеб. Единственным, светлым пятном в хлебном бизнесе является приход в него в последнее время серьезного местного бизнеса. Прежде всего, это крупные торговые сети: "Абсолют", "Титан" и другие. Но и предприниматели, имеющие по два-три средних магазина, тоже ставят пекарни. Весь вопрос, надолго ли...

А если подвести итог беглого обзора происходящего с зерном и производными от него в Бурятии, и поверить экспертам, то кризиса с наличием муки не предвидится, равно как и с ценами на нее тоже все будет нормально. С хлебом ситуация более непредсказуемая и зависит от ряда факторов, как политических, так и экономических. Но революционных изменений ждать также вряд ли стоит. Просто он будет дорожать.

Метки:
baikalpress_id:  68 166
Загрузка...