Из доярок — в председатели

Сегодня в штате ООО "Возрождение" числится 55 человек, средняя зарплата составляет примерно 6—7 тысяч рублей

Имя этой женщины, сумевшей возродить разорившийся колхоз, известно почти во всем Прибайкальском районе

Еще в советские годы, во времена расцвета и стабильности сельского хозяйства в стране, в ее дом приезжали высокопоставленные гости из Москвы, а все потому, что она была не просто передовым работником Зырянского совхоза, дояркой с многолетним стажем, а еще и матерью-героиней. Своей главной победой в жизни Людмила Викторовна Корнакова считает рождение и воспитание детей, которых в ее семье насчитывается 13 человек — пять дочерей и восемь сыновей. Она не привыкла жаловаться на здоровье и усталость и, несмотря на свой возраст — 63 года, взялась за нелегкое дело — возрождение разоренного реформами родного совхоза.

Пару лет назад некогда преуспевающий совхоз "Зырянский", в который входило несколько деревень, выставили на продажу за долги. В то время у Людмилы Корнаковой было собственное дело — небольшое предприятие, специализирующееся на выпечке хлебобулочных изделий. Дела шли неплохо, однако возраст давал о себе знать, и Людмила Викторовна решила, что пришло время просто пожить для себя, своей семьи, внуков. Но не тут-то было.

Неподъемные долги

В 2006 году СПК "Зырянский" проходил процедуру банкротства. Долги, которые копились как снежный ком в течение нескольких лет, достигли неподъемной для совхоза суммы, превысив отметку в 2 миллиона рублей. Именно в этоn момент к Людмиле Корнаковой обратились сельчане, бывшие коллеги по совхозу, которые и предложили ей заняться восстановлением хозяйства.

— Когда узнала, что совхоз на торги выставили, у меня сердце сжалось, и я решила, что, наверно, есть какой-то выход, который позволит исправить ситуацию, — вспоминает Людмила Корнакова. — Если бы мы тогда, в феврале 2006 года, не решили взять долги совхоза на себя, то все добро по кусочкам растащили бы чужие люди.

Как говорит Людмила Викторовна, в совхозе за последние годы сменилось множество руководителей, и каждый из них преследовал только одну цель — наживу. Продавалось буквально все. Была новая техника, и та ушла в неизвестном направлении.

— Мы объединили мое маленькое предприятие и бывший СПК "Зырянский" под общим названием "Возрождение" и приступили к реализации совместных планов, — говорит Людмила Корнакова. — Не все дается с легкостью, но я стараюсь, да и коллектив мне помогает.

"Есть женщины в русских селеньях"

Чтобы продолжить наше повествование, необходимо, чтобы у читателя сложился портрет нашей главной героини. Начнем с того, что Людмила Викторовна родилась в знаменательный для всей России день — 9 мая 1945 года. Она не коренной житель Бурятии, однако, приехав сюда много лет назад из Кемеровской области, вышла замуж и решила навсегда остаться в Бурятии в Прибайкальском районе. Первенец в семье Корнаковых появился в 1964 году, когда Людмиле было 19 лет.

— Тогда декретных отпусков не было, — вспоминает Людмила Викторовна. — К примеру, работаешь до вечера на ферме, придешь домой после дойки, а ночью тебя на роды в больницу увозят. Через два-три дня выписывают — и на работу. И так со всеми детьми у меня было. Если посчитать, то в течение 30-летнего стажа у меня на свет появилось 13 детей, как говорится, почти без отрыва от производства. Моему младшему сыну 16 лет, он ученик 11-го класса. Раньше воспитывала детей, сейчас души не чаю во внуках. У меня их 22. Есть внуки, которые старше моего младшего сына на несколько лет. За все годы работы в совхозе — ни одного больничного, ни декрета. Я и сейчас своим работницам говорю — я не болею, и вы не смейте.

Энергии и работоспособности этой женщины может позавидовать любой молодой человек. Бывали и нештатные ситуации, которые тоже приходилось решать самой.

— Нынче у нас так случилось, что в Новый год ферма без присмотра осталась: гуляли люди, а надо было телят поить, коров доить, — рассказывает Людмила Викторовна. — Пришлось самой, вместе с внучками? несколько дней на ферме почти жить и выполнять ту работу, которую должны были делать совсем другие люди. А что делать? Если уж приняла решение возглавить такое предприятие, то приходится браться за любой труд. Тогда для меня главное было другое — не дать пропасть тому, что мы с такими сложностями восстанавливаем.

Лед тронулся

По словам Людмилы Корнаковой, она бы никогда не рискнула заняться возрождением совхоза, если бы не реализуемый в стране Национальный проект "Развитие АПК". Хотя, по словам руководителя предприятия, тот, кто сталкивается с нацпроектом, видит в нем погрешности.

— Схема погашения кредитов не продумана вовсе, — констатирует Людмила Корнакова. — Мы взяли в "Россельхозбанке" кредит на 9 миллионов рублей, которые пошли на закуп скота и оборудования. По условиям кредитования в рамках нацпроекта, мы должны платить 2% годовых от общей суммы кредита, остальные 12% на себя берет государство. На деле все происходит иначе. Мы гасим каждый месяц все 14% годовых по займу, а спустя несколько месяцев нам возвращают потраченные деньги. Начиная с декабря 2007 года мы в надлежащий срок вносили платеж. При этом если бы опоздали хоть на один день, наши расчеты не были бы приняты вовсе, да еще бы и штраф приписали.

Зато государство, как отмечает председатель колхоза, вовсю нарушает свои обязательства. На сегодняшний день государство должно "Возрождению" по 12% за декабрь, январь, февраль, март. На дворе апрель, а не вернулось пока ни копейки. Если бы предприниматели так игнорировали условия кредитования, то многих давно бы пустили по миру.

— Спасает то, что у нас неплохо идут дела, — говорит Людмила Корнакова, — и поэтому мы с небольшими трудностями, но все же гасим кредит. Но ведь нацпроект затевался как подспорье для сельчанина. Конечно, хорошо, что стали выдавать кредиты, и мы имеем возможность хоть как-то развернуться, но получается, что на этом помощь государства фактически заканчивается.

Нужно развитие собственной переработки

Тем не менее, первая сумма по кредиту позволила новому предприятию закупить племенных коров молочной породы, которые уже принесли потомство, что значительно увеличило поголовье скота.

— Численность поголовья увеличилась со 120 до 380, — не без гордости в голосе говорит Людмила Викторовна. — Теперь планируем взять еще один кредит и закупить дополнительно 150 коров. В хозяйстве имеется крупнорогатый скот мясного направления, но в последние месяцы у нас возникла проблема со сдачей мяса. "Бурятмясопром" уже несколько месяцев не принимает мясо, и получается, что теперь продукцию реализовывать некуда.

В связи с этим у "Возрождения" возникла необходимость строительства своего перерабатывающего комплекса. Здесь планируется запустить производство мясных полуфабрикатов. Подобный опыт уже имеется в Кабанском районе. Там было закуплено израильское оборудование — мини-завод по выпуску мясной продукции стоимостью в 500 тысяч рублей.

— В принципе недорого, — говорит Людмила Викторовна, — и думаю, что для нашего предприятия это будет более выгодно, нежели отдавать мясо перепродавцам в чистом виде. Для того чтобы полуфабрикаты были качественными, необходимо два сорта мяса — свинина и говядина. До этого момента мы свиноводством не занимались, но сейчас уже достигнута договоренность с СПК "Искра" Мухоршибирского района о приобретении двух десятков голов свиноматок. Так что планов много, и все надо постараться воплотить в жизнь.

Как выяснилось, сдавать молоко из-под коровы посредникам — тоже дело невыгодное. К примеру, гормолзавод принимает у сельхозпроизводителей продукцию по цене 8 рублей за 1 литр. При том, что в магазине тот же литр молока стоит почти в пять раз дороже. Людмила Викторовна вспоминает, что в советские времена во многих магазинах сырое молоко продавалось с большим успехом. Почему этого нельзя делать сейчас — загадка. По мнению Корнаковой, сельхозпредприятия могли бы реализовывать молоко значительно дешевле пастеризованного, скажем, по 15—20 рублей за литр, но и это могло бы значительно улучшить финансовое положение большинства из них.

Санитарные препоны не позволяют делать этого, и поэтому многие предприятия считают вполне резонным и прибыльным создание собственных мини-заводов по переработке и выпуску молочной продукции. Такие планы есть и у "Возрождения".

Большое семейное дело

Еще одним позитивным моментом в деятельности "Возрождения", которое дает основание надеяться на его дальнейшее развитие, — стабильная заработная плата.

— Когда совхоз проходил процедуру банкротства, его коллектив состоял из 20 человек, которые вот-вот должны были остаться без работы. Люди не получали месяцами заработную плату, но, тем не менее, остались верны своему делу. Да и куда им идти, ведь некоторые из них отработали в совхозе по 20 с лишним лет и вдруг стали никому не нужны. Сейчас в штате числится 55 человек. Средняя заработная плата составляет примерно 6—7 тысяч рублей. Если брать отдельно по каждой категории сотрудников, то доярки в среднем получают по 12—16 тысяч рублей, механизаторам, особенно во время посевной или уборочной кампании, бывает, что и свыше 20 тысяч на руки выдаем. Скотники неплохо у нас получают. В общем, стараемся людей удержать, молодежь заинтересовать.

— Меня спасает еще и то, что люди опытные и с желанием работать подобрались, — говорит Людмила Корнакова. — И потом, на нашем предприятии почти все мои дети трудятся, за исключением нескольких человек. И зятья, и невестки — все здесь. Если не сельхозработами заняты, то где-то в селе работают. Дочь, например, с невесткой — в школе. Внуки почти все рядом. В общем, семья мне и советом, и делом помогает. И столько дел впереди, что, порой о возрасте забываешь. Может, так и надо жить?

Метки:
baikalpress_id:  68 033