Крылатая "скорая помощь"

Врачи санавиации работают в самом экстренном режиме

Самая экстренная служба спасения Бурятии за год спасла 91 новорожденного ребенка

В отличие от обычных медиков, эти врачи обязаны не только знать все обо всех заболеваниях, но и принимать правильное решение молниеносно. Еще до своего приезда к больному врачи санавиации дают необходимые рекомендации специалистам, которые находятся рядом с пациентом, после чего сами срочно выезжают на место, которое может располагаться в тысяче километров от Улан-Удэ.

От лошадей до самолетов

Еще в 1946 году на базе республиканской больницы была основана станция санитарной авиации, а на базе Улан-Удэнского авиапредприятия было организовано звено санитарных самолетов "ПО-2", позже переименованная в отделение санитарной авиации. С тех пор и по сей день санавиацией осуществляется неотложная специализированная медпомощь больным в районах республики.

Однако для выполнения санзаданий большей частью использовали (да и сейчас используют) не самолеты и вертолеты, а легковые автомобили и кареты "скорой помощи". Как рассказывают ветераны, были даже времена, когда врачи отделения санитарной авиации выезжали на вызовы и вовсе на... лошадях.

Со временем количество вылетов и выездов специалистов санавиации становилось все больше и больше, а в 70—80-е годы, в период строительства БАМа, количество обслуживаемых санзаданий уже достигало более 1000 в год! Врачи вылетали к больным на "Л-410", "Ан-2", на вертолетах "Ми-2", "Ми-8" и рейсовыми самолетами "Ан-24". Однако в нелегкие перестроечные времена количество вылетов значительно сократилось.

Уже более 60 лет служба санавиации спасает тяжелобольных, которые находятся в районах республики. Количество санвызовов достигает пятисот в год. Служба санавиации состоит из нескольких штатных сотрудников, остальные работники — привлекаемые, то есть работающие по вызову. Большинство летающих медиков — энтузиасты, ведь заработок в этой службе не такой уж большой, а ответственности и трудностей хоть отбавляй.

Работа на грани

— Я уже работаю районным хирургом 31 год, — рассказывает районный хирург Кяхтинской больницы Юрий Чайкин. — Санавиацию мне приходилось вызывать несколько раз. Врачи санавиации — это поликлинические врачи, то есть они разбираются во всем сразу.

Одним из ярких тому примеров является сам заведующий службы санавиации Олег Сиденов. Являясь по специальности хирургом, он одновременно может поставить диагноз и дать рекомендации и по другим заболеваниям.

— Олег Илларионович — хирург, но тем не менее он ориентируется в детских болезнях, разбирается в родильной ситуации и т.д. Это очень важно. Ведь за одну минуту можно человека потерять, а можно и спасти. А мгновенный диагноз дать только по моим словам очень сложно, — говорит районный врач. — Все знать невозможно, и поэтому мне как врачу приходится нелегко, но им тяжелее во много раз. Но они должны дать мне шанс на 2—3 часа, чтоб я за это время не потерял больного.

— Вся наша работа экстренная. Любой случай в районе — на грани между жизнью и смертью, — делится заведующий службой санавиации Олег Сиденов. — Это касается абсолютно всех вызовов. Ведь в районных больницах тоже есть опытные врачи с солидным стажем, но нас вызывают, когда справиться с ситуацией не может уже никто из них. Мы работаем только с самыми сложными, казалось бы, безнадежными случаями, поэтому у нас есть колоссальный опыт в этом направлении. Мы забираем тяжелобольных из всех районов, опыт работы с такими пациентами у нас намного больше, чем у районного или обычного городского врача.

В качестве примера можно привести такой случай, когда врачей санавиации срочно вызвали в Онохой. Пациенткой была женщина, онкологическая больная, которая, решив свести счеты с жизнью, сперва воткнула нож себе в область сердца, причем нож обломился, и лезвие осталось в груди, но на этом женщина не остановилась и перерезала себе горло.

Срочно прибывшие на место врачи сразу приступили к операции: два хирурга выполняли работу одновременно. Один хирург удалял нож и зашивал легкое, другой зашивал шею. Учитывая тот факт, что у больной было злокачественное образование и до этого она испытала на себе несколько сеансов химиотерапии, соответственно, все процессы заживления были нарушены, была опасность, что швы будут "не состоятельны". Но все обошлось. Больная выжила.

Был случай, когда в Гусиноозерске из-за взрыва мужчине оторвало руку, санавиация срочно привезла его в Улан-Удэ, а отсюда "Ан-24" довез пациента до Иркутска. Руку удалось пришить, и она осталась дееспособной на 70%.

Летают только к детям

Несмотря на свое название, санавиация большей частью летает не на самолетах и вертолетах, а выезжает на вызовы на автомобиле. Самолетами врачи пользуются только в самых экстренных случаях.

— В настоящее время наша служба работает на машинах. Как раз сейчас наш нейрохирург оперирует пациента в Оке, а в Баргузине работает наш травматолог. Еще две машины находятся в состоянии готовности выехать по первому вызову. Но если возникает случай, когда тяжелобольного необходимо вывезти, а транспортировать на автомобиле его противопоказано, тогда мы поднимаем вертолет. Чаще всего это делается по вызову к детям. В прошлом году таких вызовов было 23 — все из отдаленных районов: Тунка, Баргузин, Закаменск, Курумкан и Багдарин.

Если в 2006 году врачи санавиации вывезли новорожденных неонатального периода (то есть с рождения до одного месяца) 24 ребенка, то в 2007 году количество увеличилось до 91, то есть рост — более чем в 4 раза. По словам Олега Илларионовича, связана такая печальная статистика с тем, что в республике значительно увеличилась рождаемость, но вместе с тем значительно увеличилось количество патологических родов. Матери рожают недоношенных детей, детей с врожденными пороками и т.д. Тем более, зачастую в погоне за материнским капиталом рожают неблагополучные мамаши, которые не следят ни за своим здоровьем, ни за здоровьем своего ребенка.

У санавиации есть договоренность с "Бурятскими авиалиниями", которые оперативно поднимают вертолет или самолет по требованию врачей. Иногда используется авиатехника спасателей, лесоохраны. А в Багдаринском районе — самом отдаленном районе республики — есть филиал санавиации, где находится самолет "Ан-2", здесь дежурный фельдшер принимает вызовы из всех поселков Багдаринского района.

Врач выжил в авиакатастрофе

Понятно, что от неожиданных моментов не застрахован никто. Автомобили санавиации приходилось чинить в дороге, а врачи подолгу ожидали подмоги. Вспоминает старший фельдшер, старейший работник санавиации Ульяна Будаева:

— Куда я только ни ездила! Ездим мы и на заимки, где золото добывают, и на метеорологические станции, которые находятся далеко в горах. Бывает, что в дороге ломаемся и ждем, пока нам помогут. На вертолетах летать тоже не так уж комфортно бывает. В дороге так намучаешься... Опять же не все переносят такие перелеты нормально. Часто люди приезжают на место буквально зеленые, многих тошнит, то есть их самих нужно спасать! Бывает, что у врачей после перелета закладывает уши, и они не могут прослушать больного.

Но все эти невзгоды кажутся мелочью по сравнению с тем, что случилось с одним из врачей санавиации во время рабочего перелета.

— Наш врач-травматолог летел в Сосновоозерск, и на обратном пути вертолет потерпел крушение, — рассказывает Ульяна Алексеевна. — Если с самолета еще можно было бы в крайнем случае спрыгнуть на парашюте, то на вертолете ничего сделать в критической ситуации нельзя. То есть врачу с пилотом пришлось просто-напросто дружно падать вниз вместе с вертолетом, у которого произошла какая-то техническая неполадка.

Как позже рассказывал сам врач, в момент падения вся жизнь пронеслась у него перед глазами. К счастью, при падении серьезно никто не пострадал. Интересно, что врач, испытавший такое потрясение, работает и по сей день, продолжая колесить по всей республике и спасать жизни людей, но всякий раз выбирает в качестве средства передвижения только автомобили. Садиться на вертолеты или самолеты даже в личных целях он зарекся.

Метки:
baikalpress_id:  67 938